Специальные методы тренировки и упражнения

Специальные методы тренировки и упражнения

УвеличитьМетоды тренировки и многообразные упражнения, непосредственно связанные с практикой боевой подготовки, по существу, выходят далеко за рамки восточных единоборств. Есть реальные возможности для их использования в разных видах спорта и в повседневной жизни. Отчасти это было показано на примере специальных дыхательных упражнений, которые, помимо военно-прикладного предназначения, имеют широкий спектр лечебно-оздоровительного применения. Однако примечателен не только некий универсализм специальных упражнений и методов обучения в боевых искусствах, но и сами истоки очень широкой ориентации в системе обучения на Востоке.

Напомним, что одна из основополагающих установок восточного сознания была связана с идеалами «природной естественности» и «первозданной чистоты». Эти идеалы вдохновляли и мастеров боевых искусств. Процесс обучения превращался в путь к совершенству, на котором лежал отблеск единого совершенного природного универсума. Не случайно в методиках обучения на Востоке, в том числе в боевых искусствах, фундаментальное значение придавалось уподоблению природным стихиям, подражанию одухотворенной природе. Принципиальная установка на «естественность» в боевых искусствах усиливалась объективной потребностью для воинов действовать в реальных условиях (ср. с игровой условностью и известной «искусственностью» спортивной деятельности).В результате весь необъятный мир Природы превращался не только в объект для подражания, но также в некий универсальный естественный «тренажер»— для обретения искомого психофизиологического баланса, гармонии духа и тела. В многообразии окружающих предметов восточные мастера-учителя видели неистощимый арсенал средств для профессионального обучения, а в окружающей Природе — неиссякаемый источник психоэмоциональной энергии. Не удивительно, что наряду с занятиями в залах серьезное внимание уделялось тренировкам в «полевых» условиях.

В ряде стран Дальнего Востока существовала древняя традиция периодического удаления в горы и леса, где нужно было тренироваться в жару и в холод, переходить, по существу, на «подножный корм», подражать жизни животных, пробуждая в себе уснувшие инстинкты, до небывалой степени обостряя восприятие. Общение и эмоциональное отождествление человека с природой позволяло как бы «заимствовать» и накапливать природную энергию (солнца и ветра, деревьев и скал...). Многоликая природа будила фантазию, подсказывая неожиданные способы превращения любого из окружающих предметов (в том числе бытовых) в своеобразный тренировочный снаряд. Отсюда необычайное разнообразие и осмысленность (неформальность) восточных методик обучения. Культурная традиция, обращаясь к природным истокам, преображала и самого человека, возвышая его среди других существ и одновременно возвращая его в материнское лоно Природы.

 


 

Углубление в эту проблему могло бы превратиться в увлекательное историко-культурное путешествие. Для нас же пока важно отметить одну особенность восточных методов обучения, в том числе специальных методов боевой подготовки. Это неукоснительное следование природным ритмам, в том числе ритмам человеческого организма. Одним из основополагающих здесь является ритм дыхания. И именно координация дыхания с движением становится источником эффективности любого физического действия, основой специальных методов психорегуляции. В этом одна из характерных черт культуры обучения в восточной традиции. У читателя уже была возможность обратить на это внимание при знакомстве с различными комплексами физических упражнений. Такого рода возможности еще представятся в данной серии очерков. А пока сосредоточимся на всепроникающем характере дыхательно-двигательной координации в боевых искусствах, сделав это на примере равномерно ритмизованного бега. В боевых искусствах, по существу, даже обычный бег превращается в специальное физическое упражнение и метод психорегуляции, и, наоборот, специальный ритмизованный бег может приобрести общее значение для спортивной и физкультурно-оздоровительной практики.

Принцип равномерной ритмизации бега состоит в пропорциональном распределении равного числа шагов на выдох и вдох. Общее правило преобладания нижнего дыхания сохраняется. При этом основное внимание уделяется выдоху, который акцентируется в конечной фазе, чтобы энергичный выброс остатков воздуха создал «вакуум», необходимый для рефлекторного вдоха. В этом случае воздух не втягивается с усилием, а естественно «впускается», пока легкие не наполнятся и не будут готовы к следующему активному выдоху.

Осознанный контроль дыхания особенно важен на начальном этапе обучения равномерно ритмизованному бегу. Японские спортсмены (и их последователи на Западе) с этой целью озвучивают выдох, произнося определенные словесные формулы. По своей фонетической структуре они легко сочетаются с выдохом и позволяют акцентировать завершающую фазу, чтобы отследить выброс остатков воздуха из нижней части легких. Такими формулами могут быть, например, «эй-сё» или «тэн-сё» (акцентируемые слоги выделены). Для тренировок нетрудно найти фонетические эквиваленты и в других языках, но можно использовать и традиционные японские формулы. Суть не в значении слов, а в их фонетико-ритмической структуре и соответствующей функции.

Начинать освоение равномерно ритмизованного бега можно с ходьбы на месте, где легче скоординировать дыхание и движение. Выдох выполняется на 4 шага, которые делаются в умеренном темпе (примерно за 2 сек), начиная с левой ноги. Одновременно произносится та или иная словесная формула с растягиванием первого слога на первые 2 шага («э-эй») и акцентным завершением выдоха на следующие 2 шага с энергичным придыханием на 4-й шаг («сё-о»), чтобы вытеснить остаток воздуха из нижней части легких. На последующие 4 шага воздух спокойно «впускается» в легкие. Затем весь двигательно-дыхательный цикл повторяется.

 


 

Если есть напарник или группа, которая осваивает ритмизованный бег, то можно разделиться, чтобы возникло равномерное чередование фаз дыхания. Например, один партнер (или подгруппа) произносит на выдох формулу «эй-сё», а другой (подгруппа) в это время делает вдох, а когда первый партнер (подгруппа) делает вдох, второй (подгруппа) в это время произносит на выдох формулу «тэн-сё».

Когда ритм схвачен, то можно переходить к бегу на месте в том же темпе, а затем к обычному бегу, начиная с небольших шагов. Увеличение длины шагов во время бега при сохранении заданного темпа дает увеличение скорости движения и общей нагрузки. Сила акцентируемого выдоха увеличивается прямо пропорционально нагрузке и интенсивности дыхания — чем больший объем воздуха циркулирует в одном дыхательном цикле, тем более активно мышцы живота вовлекаются в работу, чтобы обеспечить полный выброс воздуха (и тем громче приходится произносить соответствующие словесные формулы).

После того как заданный ритм бега и дыхания станет естественным, весь «аппарат» координации дыхания и движения будет работать как бы на автоматическом режиме. При этом уже не обязательно произносить слова, достаточно только озвученного акцентируемого выдоха. Здесь уже создаются условия для полного освобождения сознания и перехода в состояние так называемой «активной медитации». В таком состоянии сознания человек способен на многое. При достаточной общей физической подготовке и тренированности он, переходя на такое «автопилотирование», может преодолевать сверхмарафонские дистанции. Одним из тестов в некоторых японских школах является, например, непрерывный бег в течение суток и более. Аналогичные принципы дыхательно-двигательной координации и достижения соответствующих состояний сознания можно использовать и в других видах физической активности, например, в длительных заплывах (в средние века в Японии для такой подготовки существовали даже специальные школы), в многочасовых пеших переходах (маршах) и т. п. Те же принципы могут быть положены в основу многих специальных упражнений и методов психорегуляции.

 


 

Возможны и другие методы тренировки с более сложной структурой координации движения и дыхания (в том числе неравномерно ритмизованной). Однако их описание выходит за рамки поставленных здесь задач. Важно лишь подчеркнуть, что различные принципы ритмической организации вовсе не сводятся к выполнению отдельных упражнений. Уже ранее описанные примеры построения комплексов упражнений (с делением на фазы, серии, с восстановительными «паузами», не нарушающими доминирующего темпо-ритма и пр.) помогают составить представление о характерном для боевых искусств принципе ритмизации всего учебно-тренировочного процесса. Рациональный выбор определенного темпа и ритма проведения занятий позволяет в традиционной системе обучения выдерживать большие нагрузки и в то же время не работать на износ, обходиться без допингов и биостимуляторов. (В западном спорте высших достижений они, как известно, превратились в серьезную профессиональную и даже в этическую и социальную проблему.) Более того, культура обучения в боевых искусствах Востока характеризуется также ритмизацией всего процесса жизнедеятельности человека, гармонизацией всего образа жизни. В этом один из истоков той дисциплины духа и тела, того психофизиологического и духовного равновесия, которые (наряду с феноменальными профессиональными достижениями) отличают подлинных мастеров дальневосточных боевых искусств и характеризуют культурную традицию в целом.

 

Все эти фундаментальные принципы сохраняют течение и находят прямое продолжение во множестве узкоспециальных методов боевой подготовки. К ним относятся способы закаливания («кондиционирования») различных ударных поверхностей тела, освоения техники разбивания разных твердых предметов, упражнения на ударовыносливость и способность сопротивления огромным тяжестям, давящим и колющим воздействиям на слабые точки тела и т. п. В основе тех «сверхнормальных» возможностей, которые демонстрируют мастера боевых искусств и которые являются достоянием целой культурной традиции, лежат все те же принципы координации дыхания и движения, концентрации и расслабления, управления энергией и сознанием. И, конечно, овладение подобным мастерством но своему значению оказывается гораздо шире узкоспециального военно-прикладного применения, проявляясь в разных сторонах повседневной жизни. Оставим пока слишком экзотические атрибуты традиции и попытаемся пояснить это на примере тех специальных упражнений и методов обучения в дальневосточных боевых искусствах, которые могут стать доступными и полезными большому числу любителей физкультуры и спорта. Речь пойдет об уникальных в боевой подготовке восточных мастеров принципах и методах обучения правильному взгляду и развитию периферийного зрения.

В боевых искусствах взгляд является одним из показателей мастерства. Во взгляде непосредственно отражается то или иное состояние сознания. Взгляд новичка обычно приковывается к рукам, ногам или глазам противника, выдавая неуверенность, растерянность и т. п. Не случайно воины и профессиональные шпионы древности учились по взгляду противника определять степень его готовности и намерения, а также использовать глаза (приемы гипноза), чтобы лишить противника способности к серьезному сопротивлению. Это и понятно, так как взгляд (как и дыхание) неразрывно связан с состоянием сознания и контролем над ним.

Знаменитый средневековый японский мастер фехтования на самурайских мечах Миямото Мусаси, обобщая опыт древних мастеров, советовал смотреть в лицо противника, сузив глаза более обычного и добиваться спокойного взгляда. Глазные яблоки при этом не должны двигаться. Мусаси так сформулировал главное правило: «Воин должен всегда видеть далекие вещи как если бы они были рядом, а близкие как бы в отдалении». В любом единоборстве рекомендуется смотреть насколько возможно вдаль, чтобы воспринимать противника в целом, не отвлекаясь на детали. Для этого, держа глаза полузакрытыми, следует смотреть в глаза противника, но как бы не видеть их. Уже сам такой взгляд, «пересекающий» противника, может вывести неподготовленного человека из равновесия. Для психологического воздействия на противника старые мастера учились придавать взгляду экспрессию. В одних случаях оружием становился холодный блеск в глазах, резкий пронизывающий взгляд, вызывающий у противника тревогу и беспокойство. В других случаях чувство неудобства и небезопасности у противника мог, напротив, вызвать спокойный взгляд, как бы проникающий в глубины души.

 


 

Способности использовать глаза воины в прошлом уделяли большое внимание. С этой целью выполнялись физические упражнения — ежедневная гимнастика для глаз. Одно из простейших упражнений: не двигая лицом, водить глазами как можно дальше вверх, вниз, вправо, влево и по кругу в одну и другую сторону. Это упражнение можно делать с разной скоростью (вначале, разумеется, медленно), с открытыми и закрытыми глазами. Если глазные мышцы устанут, нужно несколько раз крепко зажмуриться и быстро поморгать. Можно также, закрыв глаза, наложить на них основания ладоней и сделать несколько мягких вращательных надавливаний. При пробуждении ото сна, чтобы увеличить визуальную ясность, также рекомендуется массаж (протирание) глаз. Но следует учитывать, что, как и во всех других случаях, физические упражнения в системе боевой подготовки сочетались с психотренингом. Методы дзэнского сосредоточения проникали и в такую специальную область, как формирование правильного взгляда. Старые мастера ежедневно подолгу могли смотреть на лист или ветку дерева в саду, учились наблюдать мельчайшие объекты и замечать малейшие изменения в их форме и движении.

Другая сторона, связанная с эффективным использованием глаз и формированием правильного взгляда, «пересекающего» противника, имеет отношение к увеличению общего обзора, столь важному для ведения боевых действий. Известно, что через периферийное зрение проходит большая часть информации. Не случайно развитию периферийного зрения старые мастера боевых искусств придавали столь важное значение. Овладение «пересекающим» взглядом важно не только в ситуации единоборства, ведь воины должны были действовать в окружении нескольких противников, быть готовыми к отражению нападения в темноте из любого направления и т. д.

Одно из простейших специальных упражнений на формирование «пересекающего» взгляда и развитие периферийного зрения состоит в следующем. Надо устремить спокойный взгляд вдаль и, не фиксируя его ни на чем и не обращая взор в стороны, медленно поднять руки вперед. Делая пальцами, кистями любые движения и постепенно разводя руки в стороны и далее чуть за спину, надо стараться воспринимать характер этих движений, их конфигурацию и т. п. Вначале движения более простые и заметные, затем более сложные и неприметные. Чем дальше от центра на периферию будут перемещаться руки, тем более смутно будут восприниматься эти движения. Так и должно быть, если не поддаться искушению перевести взгляд прямо на то, что движется сбоку или чуть сзади. Главное здесь — выработать способность улавливать на периферии взгляда любые малейшие движения и сразу оценивать их характер. Данному принципу тренировки можно следовать также в работе с партнером или двумя партнерами, которые манипулируют руками, рисуя в воздухе геометрические и иные фигуры, цифры, буквы, сжимают или разжимают кулаки, берут в руки различные предметы и т. д. Они могут задавать контрольные вопросы относительно движущихся объектов, их конфигурации, направления движения и т. п. При достаточной изобретательности можно включить в тренировку упражнения не только на боковое зрение, но и на освоение вертикальной и диагональной осей периферии, то есть на выработку способности воспринимать то, что происходит внизу и вверху от оси «пересекающего» взгляда во всех угловых зонах. Аналогичные упражнения можно выполнять и в других позициях, например, повернув голову вправо или влево, устремляя «пересекающий» взгляд в соответствующем направлении в положении лежа на спине и т. п.

 


 

Казалось бы, столь специальные упражнения на развитие правильного взгляда и периферийного зрения в наибольшей степени отвечают потребностям боевой подготовки. Это действительно так, но соответствующие навыки могут быть широко использованы в разных видах спорта. Не говоря уже о единоборствах, где дистанция позволяет использовать «пересекающий» взгляд (фехтование, бокс и др.), описанные методы тренировки могут применяться в подготовке спортсменов, занимающихся командными видами спорта (футбол, регби, баскетбол и др.), где особенно важна ориентировка в пространстве. Нетрудно предположить, что человек, имеющий развитое периферийное зрение, быстрее среагирует на неожиданную опасность, например, успеет отпрянуть от вывернувшего из-за поворота автомобиля, вовремя уклониться от летящего сбоку или падающего сверху предмета и т. д. Иными словами, и в данном конкретном случае подтверждается более общее положение — специальные методы тренировки и упражнения, разработанные на базе боевых искусств Востока, могут иметь широкий спектр применения как в спорте, так и в повседневной жизни.

В повседневной жизни могут пригодиться также элементарные приемы самозащиты, которые входят в специальные разделы разных видов боевых искусств. Для освоения начал самозащиты далее будут предложены приемы, применение которых позволяет контролировать ситуацию, не превышая предела необходимой обороны. Эти приемы включают освобождение от захватов противника с использованием болевых фиксаций и толчков. Они входят в арсенал дзюдо, джиу-джитсу (сходная техника используется в традиционном самбо), а также китайской разновидности джиу-джитсу, именуемой тайцзитуйшоу. Древнее китайское искусство удержания баланса неуловимо-плавных движений и жестких захватов живо и сейчас, хотя более известны японский (джиу-джитсу) и корейский (хапкидо) эквиваленты этой системы. По распространенной версии, легендарный основатель, точнее первый систематизатор японского искусства джиу-джитсу, врач Акаяма  создал свою систему единоборств после того, как побывал в Китае на врачебной специализации и вместе с китайскими методами врачевания познакомился с одним из вариантов системы тайцзитуйшоу. Девять основных принципов этого древнего искусства, сформулированных китайскими мастерами, сохраняют свое значение по сей день. Знание этих установок должно способствовать более осмысленному и целенаправленному изучению последующих приемов.

Итак, девять основных принципов тайцзитуйшоу:

1. Иметь острый глаз, как у орла.

Острота зрения помогает проникнуть в намерения и приготовления противника, опередить его движение, она также крайне важна для перехвата движения партнера своим захватом.

2. Работать руками быстро, как летящая стрела. Аналогия, приведенная в этом тезисе, помогает

образно представить скорость и целенаправленность движений рук. Точный захват можно провести, только скоординировав движения запястья, локтя, плеча и, конечно, других частей тела. Уяснить смысл данного принципа помогает высказывание одного из мастеров кюдо (японское искусство стрельбы из лука): «Искусство кюдо не в точном совмещении острия стрелы с предполагаемой целью, ведь пока стрела летит к цели, та уже смещается из своего первоначального положения. Поэтому искусство состоит в том, чтобы направить стрелу туда, куда одновременно со стрелой сместится и цель». Подобным образом не стоит полагать, что быстрая и беспорядочная работа рук поможет в постижении искусства захватов. При обучении надо стремиться к такому освоению техники, которое не оставляет противнику времени остановить или парировать ваш захват.

3. С шагом твердым, как крадется тигр.

 


 

Передвижение является неотъемлемой составной частью искусства захватов. И невозможно полностью его постичь, не овладев основами правильного передвижения, с координированное™ движений верхней и нижней половин тела. Именно мягкая, крадущаяся манера передвижения, но с твердой постановкой ноги, сходная с манерой передвижения тигра, помогает отработать тот незаметный внешне подшаг, который составляет один из важных компонентов техники опережающего движения (китайское — чжуангун; японское — дебанавадза).

4. С поясницей, гибкой, как петля.

Роль поясницы во всех видах боевых искусств очень важна, так как движения в этом отделе определяют взаимную подвижность верхней и нижней половин тела, помогают включить в захват инерцию той или иной половины туловища или, наоборот, той же инерцией избежать сложной блокировки со стороны противника.

5. Цигун — база для концентрации силы.

Не овладев искусством правильного дыхания, невозможно концентрировать силу захвата длительное время. «Без Цигуна нет захвата и нет силы,— говорили древние мастера.— В поединке побеждает тот, кто глубже дышит и не сбивает дыхание», и только если «дыхание циркулирует внутри тела, то тогда возможна концентрация, сила, искусство». Все это лишний раз подчеркивает важность искусства дыхания в занятиях боевыми искусствами.

6. Сила внезапная, как вспышка света. Постоянное напряжение выматывает и лишает внутренних сил, поэтому древние говорили: «Твердое и крепкое — погибает, слабое и мягкое — развивается». В поединке оба партнера стараются с помощью уверток и ложных атак вынудить друг друга допустить ошибку, но воспользоваться ею можно, лишь приложив в нужный момент максимальное усилие, чтобы лишить противника возможности выскользнуть из захвата.

7. Знание и опыт совершенствуют мастерство. Опыт и разносторонние знания помогают человеку ориентироваться в окружающем мире, и хотя эти знания могут быть прямо не связаны с боевыми искусствами, мастер боевых искусств обязательно является мастером жизни.

 


 

8. Разум — ключ к успешной работе.

Древняя поговорка гласит: «У кого выше мастерство, у того выше разум, у кого ниже мастерство, тот растерял свой разум». Длительные упорные занятия способствуют выработке разумных решений в той или иной ситуации, помогают правильно организовать учебно-тренировочный и образовательный процесс, ведь «знания, которые не пополняются,— угасают».

9. Все прекрасное в едином.

Только гармоничное объединение всех основных правил дает возможность успешно пользоваться достижениями многовековой культурной традиции. Однако единого рецепта для этого нет. По словам одного из знаменитых дзэнских патриархов, «можно тренироваться или не тренироваться, но просветление приходит само». Вместе с тем для того, чтобы «просветление пришло само», каждая школа боевого искусства прокладывала свой путь к достижению психофизиологического ансамбля, к гармонии тела, техники и духа...

Предлагаемая далее техника является учебно-тренировочной и может отвечать как спортивным, так и лечебно-оздоровительным задачам. Она дается с некоторой адаптацией, чтобы облегчить самостоятельное познание биомеханики движений и предупредить возможность возникновения травм во время занятий.

Для описания учебных вариантов приемов приняты следующие обозначения:

тори — нападающий, тот, на ком проводят контрприем;

укэ — защищающийся, тот, кто проводит прием.

Вначале даются 16 вариантов из дзюдо и джиу-джитсу.

 


 

Вариант 1.

И. П. Тори спереди захватывает разноименную руку укэ в области запястья.

Укэ высвобождается из захвата, выкручивая свою руку в направлении большого пальца кисти тори. Подобное освобождение может быть выполнено из любого захвата, главное, чтобы движение было направлено в область большого пальца атакующей руки как наиболее слабого места при блокировании кистью.

Вариант 2.

И. П.— то же.

Укэ накладывает кисть своей свободной руки на кисть тори так, чтобы большой палец руки укэ фиксировал точку «Хэгу» на кисти тори, а четыре других пальца фиксировали кисть тори со стороны мизинца. Далее укэ вращательным движением вниз-наружу-вверх высвобождается из захвата, помогая себе при этом второй рукой, которая сжимает кисть тори. Продолжая движение, укэ захватывает запястье атакующей руки тори своей освободившейся кистью и, поджимая обеими руками кисть тори к его плечу, проводит болевую фиксацию.

Вариант 3.

И. П.— то же.

Укэ — см. описание к упр. 2 (вариант 2), далее укэ накладывает ребро своей высвободившейся кисти на предплечье атакующей руки тори так, чтобы пальцы кисти были направлены на среднюю линию тела тори, и, фиксируя второй рукой кисть тори, проводит надавливание на предплечье тори в направлении вперед-вниз.

Вариант 4.

И. П.— тори захватывает одноименную руку укэ спереди в области запястья.

Укэ высвобождает руку, выкручивая ее в направлении большого пальца кисти тори.

 


 

Вариант 5.

И. П.— то же.

Укэ выворачивает свою захваченную руку вниз-внутрь-вверх так, что ладонь захваченной руки обращена вверх. Второй рукой укэ выворачивает локоть атакующей руки тори снизу-вверх-наружу-вниз и, продолжая движение кистью захваченной руки наружу-вниз, перехватывает запястье атакующей руки тори и обеими руками дожимает руку тори.

Вариант 6.

И. П.— тори захватывает запястье одноименной руки укэ сзади.

Укэ, разворачиваясь в сторону захваченной руки, несколько подтягивает ее вверх за счет сгибания своей захваченной руки в локтевом суставе. Далее см. описание к варианту 5.

Вариант 7.

И. П.— тори захватывает запястья обеих рук укэ сзади.

Укэ несколько приседает, сгибает локти своих рук, увеличивая воздействие своими предплечьями на большие пальцы рук тори, чем ослабляет силу захвата. Чуть разводя локти своих рук, укэ приподнимает руки тори, что позволяет укэ проскользнуть под одной из рук тори. При этом укэ своей левой рукой захватывает запястье тори и, продолжая свое движение назад за спину тори, выводит руку тори на болевой прием.

 


 

Вариант 8.

И. П.— тори захватывает укэ сзади за корпус под руками.

Укэ ослабляет захват, выкручивая палец одной из рук тори, далее укэ высвобождается из захвата, разворачиваясь в сторону захваченной руки тори, и проводит болевой прием на руку тори.

Вариант 9.

И. П.— тори захватывает укэ сзади за корпус, фиксируя при этом руки укэ.

Укэ, раздвигая локти и подсаживаясь, несколько ослабляет захват. При этом укэ захватывает одну из рук (кистей) тори и, разворачиваясь в сторону захваченной руки, проводит болевой прием.

Вариант 10.

И. П.— тори захватывает укэ спереди за корпус.

Укэ освобождается из захвата, упираясь в подбородок тори одной рукой, а второй рукой обхватывая разноименную руку тори, фиксируя ее под локтем. Поджимая локоть руки тори вверх, укэ ослабляет захват и высвобождается из него, проводя болевой прием.

 


 

Вариант 11.

И. П.— тори захватывает укэ за шею сзади.

Укэ захватывает обеими руками одну из рук тори, закрывая свою шею подбородком, отжимая руки тори от  своей  шеи  и  подсаживаясь  под  него.   Далее укэ выпрямляет ноги, поднимая тори и сгибая корпус вперед — в сторону захваченной руки, сваливает тори на землю.

Вариант 12.

И. П.— тори захватывает укэ за волосы спереди.

Укэ накладывает обе свои кисти поверх кистей тори и, прижимая кисти тори к своей голове, производит болевую фиксацию фаланг пальцев тори, что помогает высвободиться из захвата и провести болевой прием.

Вариант 13.

И. П.— то же.

Укэ накладывает обе свои кисти на кисть тори и, разворачиваясь внутрь, прижимает локтем своей руки локоть тори вниз, проводя болевой прием.

Вариант 14.

И. П.— тори захватывает одежду укэ спереди.

Укэ, поджимая большой палец тори, ослабляет захват и высвобождается, продолжая болевую фиксацию большого пальца тори.

 


 

Вариант 15.

И. П.— тори захватывает рукав одежды укэ спереди.

Укэ свободной рукой захватывает кисть атакующей руки тори, а ребро ладони захваченной руки накладывает на локоть атакующей руки тори. Далее укэ вращает кисть тори внутрь, а локоть наружу, надавливая на него ребром своей кисти, что вызывает болевой эффект и помогает высвободиться из захвата и провести болевой прием.

Вариант 16.

И. П.— тори захватывает отворот одежды укэ спереди.

Укэ накладывает свою одноименную руку на кисть руки тори сверху так, что четыре пальца лежат на тыльной стороне кисти тори, а большой палец — с ладонной стороны. Вторую свою руку (разноименную с рукой тори) укэ накладывает также на кисть руки тори, но снизу и, вращая руку тори внутрь, прижимает локтем своей (разноименной с тори) руки локоть атакующей руки тори, проводя болевой прием и высвобождаясь из захвата.

Теперь опишем 14 вариантов приемов из тайцзитуйшоу.

Вариант 1. Захват за пальцы кисти.

Тори протягивает свою руку для выполнения захвата.

Укэ перехватывает кисть тори своей одноименной рукой, проводя захват кисти тори за четыре пальца (как при рукопожатии) (рис. 42); крепко сжимая фаланги пальцев, укэ поднимает руку тори вертикально вверх, сгибая при этом его руку в лучезапястном и локтевом суставах и заставляя тори встать на носки (рис. 43). Далее укэ опрокидывает тори на спину движением своей контратакующей руки и разворотом корпуса (рис. 44).

 


 

Вариант 2. Защита от захвата за пальцы кисти.

Тори захватывает четыре пальца кисти укэ и пытается провести вариант 1.

Укэ, несколько приседая, разворачивается влево, перекидывая свою левую руку через правую руку тори, и, стараясь вытянуть правую руку тори, разгибает ее в локтевом суставе (рис. 45). Далее укэ, продолжая круговое движение своей левой рукой, захватывает правую руку тори через локоть (рис. 46) и, продолжая свое движение левой рукой,  образует «замок»  со  своей правой рукой, крепко фиксируя правую руку тори (рис. 47— общий вид+крупный план).

Вариант 3. Защита от захвата кисти с разворотом. Тори выполняет захват четырех пальцев кисти укэ и пытается провести вариант 1.

Укэ, вращая свою правую руку влево, выпрямляет ее в локтевом суставе, приближая при этом правую руку тори к его телу (рис. 48). Далее укэ, делая круговой шаг правой ногой, разворачивается влево на 180°, продолжая при этом движение своей правой рукой (рис. 49), выводя тори из состояния равновесия. Укэ продолжает поворот влево, разворачиваясь еще на 180°, все более выводя тори из равновесия (рис. 50), а затем, сделав шаг правой ногой назад — в сторону и опуская центр тяжести, окончательно опрокидывает тори на землю (рис. 51).

Вариант 4. Защита от захвата кисти с разворотом (разновидность варианта 3). Тори пытается провести вариант 1, захватив кисть укэ. Укэ крепко фиксирует кисть тори и несколько разворачивает влево кисть своей правой руки и корпус (рис. 52), продолжая разворот влево, укэ поворачивается на 180°, перекидывая свою левую руку через правую руку тори в области его локтя (рис. 53). Продолжая поворот, укэ подхватывает левую руку тори под локтем (рис. 54). Укэ прихватывает кистью своей левой руки локоть правой руки тори, фиксируя его руку таким образом в области пальцев кисти и локтя; подтягивая свою левую руку вперед-вверх, укэ проводит болевую фиксацию руки тори и опрокидывает его (рис. 55— два положения: спереди и сзади).

 

Вариант 5. Узел запястья наружу. Тори протягивает свою руку для выполнения захвата. Укэ перехватывает движение тори, захватив кисть его руки так, что четыре пальца лежат на ладонной поверхности, а большой палец — на тыльной поверхности кисти; перехват осуществляется разноименной рукой (рис. 56), укэ разворачивает кисть руки тори вверх-наружу (на рисунке — вправо), подхватывая кисть контратакованной руки тори второй рукой снизу (захват такой же) (рис. 57), продолжая движение кисти тори наружу, укэ опрокидывает тори на землю и, дожимая его кисть, проводит болевую фиксацию (рис. 58).

 


 

Вариант 6. Узел локтя через плечо. Тори пытается провести захват.

Укэ перехватывает руку тори в области запястья своей одноименной рукой и начинает разворачивать кисть руки тори ладонью вверх, разворачиваясь при этом влево, к руке тори (рис. 59), продолжая движение, укэ подхватывает кисть руки тори второй рукой снизу, стараясь разогнуть руку тори в локтевом суставе и поднять ее к своему плечу (рис. 59). Далее укэ подставляет под разогнутый локоть правой руки укэ свое левое плечо, несколько подтягивая запястье руки тори вниз (рис. 61), выпрямляясь и продолжая подтягивать запястье руки тори вниз, укэ проводит болевую фиксацию (рис. 62).

Вариант 7. Узел кисти вверх. Тори старается провести захват.

Укэ перехватывает движение тори, захватив его кисть обеими своими кистями так, чтобы четыре пальца фиксировали ладонную сторону, а большие пальцы — тыльную сторону кисти тори. Далее укэ проводит болевую фиксацию кисти тори, поднимая его руку вверх и сгибая кисть в лучезапястном суставе (рис. 63).

Вариант 8. Блок локтя и кисти. Тори пытается провести захват на верхнем уровне.

Укэ пропускает движение тори, подставляя под его руку свое разноименное плечо (рис. 64— левое плечо под правую руку), при этом левая рука укэ, описав короткую дугу, фиксирует локоть руки тори, прижимая локоть руки тори, укэ блокирует движение тори, переводя его движение вниз и продолжая фиксировать локоть руки тори (рис. 65), при этом вторая рука укэ перехватывает руку тори в области кисти. Переведя тори в положение «лежа на груди», укэ дожимает кисть руки тори (рис. 66). На рис. 67 показаны варианты фиксации кисти тори одной и двумя руками.

Вариант 9. Блок кисти вперед. Тори старается провести захват на среднем или нижнем уровне.

Укэ перехватывает кисть тори своей одноименной кистью так, чтобы четыре пальца фиксировали ладонную часть кисти, а большой палец — тыльную часть кисти; а сама кисть тори была обращена пальцами вниз (рис. 68); далее укэ, вращая кисть тори наружу-вверх и сгибая его руку в лучезапястном суставе, блокирует руку тори и проводит болевую фиксацию кисти, перемещаясь несколько вперед (рис. 69).

 


 

Вариант 10. Блок пальцев кисти. Тори пытается провести захват кистью, развернутой вверх ладонной поверхностью.

Укэ перехватывает движение тори, блокируя его атакующую руку своей разноименной рукой в области запястья, а своей разноименной рукой захватывает указательный и средний пальцы кисти тори (рис. 70), далее, крепко сжимая фаланги пальцев, укэ переразгибает их и несколько выводит в сторону, проводя болевую фиксацию.

Вариант 11. Блок большого пальца кисти. Тори проводит захват.

Укэ перехватывает движение тори своей разноименной рукой, а второй, одноименной, рукой проводит болевую фиксацию большого пальца руки тори (рис. 71).

Вариант 12. Блок кисти, локтя, плеча с фиксацией одной ногой. Тори пытается провести захват.

Укэ перехватывает движение тори своей разноименной рукой, блокируя кисть руки тори, сгибая его руку в лучезапястном и локтевом суставах и приводя кисть руки тори к его телу и несколько назад (рис. 72); продолжая движение, укэ несколько приближается к тори и просовывает свою правую руку под правую руку тори, фиксируя кистью его правое плечо (рис. 73); разворачиваясь боком к тори, укэ сгибает правую руку тори и наклоняет его вперед-вниз (рис. 74— общий вид и крупный план). Далее укэ укладывает тори на грудь, фиксируя его согнутую в локтевом суставе руку за кисть (рис. 75), вставляет под локоть руки тори ступню своей левой ноги и проводит болевую фиксацию его руки (рис. 76а, 76б — общий -^крупный план).

 

Вариант 13. Блок кисти и локтя изнутри. Тори проводит захват одежды укэ на груди (рис. 77). Укэ левой рукой фиксирует кисть тори, прижимая ее к себе и производит круговое вращение правой рукой вниз-наружу-вверх (рис. 78), продолжая движение руки, укэ выводит свою руку над рукой тори и-опускает свой локоть на локтевой сгиб его руки (рис. 79); чуть приседая и жестко фиксируя кисть тори, укэ продолжает блокировку локтевого сгиба руки тори, заставляя его опуститься вниз (рис. 80); при этом укэ несколько разворачивает кисть тори влево, а его локоть вращает вправо, что усиливает болевой эффект и помогает более четкому контролю (рис. 81 — крупный план). Далее укэ опрокидывает тори движением своей правой руки, подведенной под подбородок тори, с переносом веса тела вперед (рис. 82).

 


 

Вариант 14. Двойной блок кистей рук. Тори  атакует укэ,  захватив запястье его  одноименной руки   (рис.  83— правой рукой правое запястье).

Укэ поднимает захваченную руку перед собой на уровень груди, а левую руку переносит так, чтобы она, описав короткую дугу, располагалась над атакующей рукой тори, после чего укэ прижимает кисть руки   тори   с   тыльной   стороны  ладони к  своей левой руке, а кисть правой, атакованной, руки выводит на область лучезапястного сустава тори, несколько разворачиваясь при этом вправо (рис. 84), продолжая движение, укэ накладывает свой левый локоть на локоть правой руки тори, выполняя болевую фиксацию в лучезапястном и локтевом суставах руки тори (рис. 85).

При отработке учебных вариантов с партнером помните, что, начиная изучение приемов, необходимо выполнять их медленно и плавно, практически без сопротивления, чтобы правильно отработать каждую фазу движения. Излишнее напряжение при выполнении приемов может привести к травме и к неправильному, «рваному», выполнению движений, что не позволяет достаточно полно овладеть техникой, вникнуть в суть движения.

Практикуя учебные варианты, обязательно выполняйте их в обе стороны, что способствует гармоничному развитию двигательных навыков мышечных групп обеих половин тела. Обязательно доводите учебные варианты техники до болевой фиксации, что поможет четкости выполнения техники и полноценному ее освоению.

Не старайтесь сразу изучить большое количество учебных вариантов, а изучайте их постепенно, по 2—3 приема. Это поможет вам избежать лишних сбоев, путаницы, не будет перегружать вашу память и поможет более полному освоению техники. Постепенно подключайте к изученным приемам новые варианты, пополняя свой арсенал приемов, но не забывайте возвращаться к уже изученным приемам для более глубокого их изучения.

Прочное освоение приемов поможет свободно пользоваться ими в любой ситуации.



ПОДЕЛИСЬ!