Мельбурн. 1956 год.

Мельбурн. 1956 год.Получилось так, что я успел принять участие в подготовке советских боксеров к Олимпиаде в Мельбурне. Начав заниматься боксом в 1954 году в московском «Спартаке» у тренеров И. И. Ганыкина и В. А. Островерхова, я довольно скоро добился заметных успехов. Уже в 1955 году участвовал в чемпионате СССР среди юношей и занял там пятое место (тогда в этих соревнованиях была принята полезная практика выбывания после двух поражений), а год спустя был первым на чемпионате Москвы и первенстве центрального совета «Спартака». Одновременно с I Спартакиадой народов СССР, финалы которой проводились в Москве, во Львове разыгрывался чемпионат страны по боксу среди юношей. Я занял там второе место.

Надо сказать, что участившиеся международные встречи советских боксеров показали, что для многих наших мастеров оказались непривычными поединки против боксера-левши. Прежде этому вопросу совсем не уделялось внимания, а при подготовке к Олимпиаде 1956 года проблема левши стала весьма актуальной. Я как раз был левшой, и внимание на меня обратили после того, как на чемпионате Москвы я стал победителем, четыре раза подряд нокаутировав своих противников. Именно в тот период нашу сборную ожидал матч с командой Англии. Полусредневесы Ю. Громов и Э. Борисов усиленно готовились к встрече с чемпионом Европы левшой Н. Гаргано. Я был приглашен на сбор на роль спарринг-партнера Громова и Борисова. На этом сборе я и познакомился близко с лучшими боксерами СССР, имел возможность наблюдать за ходом их подготовки к Олимпийским играм.

Выступления на ринге Хельсинки безусловно пошли нам на пользу. Опыт участия в Олимпиаде 1952 года позволил сосредоточить внимание на наших недостатках и в значительной мере избавиться от многих из них. Определенный прогресс наметился уже на чемпионате Европы 1953 года, который проводился в Варшаве. В основе команды, впервые участвовавшей в первенстве континента, была олимпийская сборная, которую усилили молодыми мастерами Б. Степановым, В. Енгибаряном, В. Лукьяновым и Ю. Егоровым. Владимир Енгибарян и Альгирдас Шоцикас стали чемпионами Европы, Борис Степанов, Александр Засухин и Сергей Щербаков завоевали серебряные медали, а Анатолий Булаков, Борис Тишин и Юрий Егоров—бронзовые. Без наград остались лишь Меднов и Лукьянов.

 


 

Два года спустя на чемпионате Европы 1955 года, который проводился в Западном Берлине, команду пополнили В. Стольников, Н. Смирнов, С. Исаев, К. Джане-рян, Г. Шатков, Р. Мураускас (из олимпийцев остались лишь Засухин и Шоцикас). Так понемногу вырисовывались контуры сборной, которая должна была ехать в Мельбурн. А в Западном Берлине победили Шатков и Шоцикас, вторыми были Степанов, Засухин и Джанерян, а третьим — Енгибарян.

В успешно завершившихся матчах со сборными Англии, Шотландии, ФРГ, Франции и нескольких международных турнирах проверялись боевые качества новобранцев сборной. На спартакиадах союзных республик и в финале I Спартакиады народов СССР выявлялась талантливая молодежь, в условиях напряженных турниров испытывались зрелость и мастерство лучших боксеров страны.

В итоге тщательного отбора в команду включили: Владимира Стольникова (Ленинград, 21 год), Бориса Степанова (Москва, 25 лет), Владимира Сафронова (Улан-Удэ, 21 год), Анатолия Лагетко (Краснодар, 21 год), Владимира Енгибаряна (Ереван, 24 года), Эдуарда Борисова (Московская обл., 22 года), Ричарда Карпова (Харьков, 23 года), Геннадия Шаткова (Ленинград, 24 года), Ромуальдаса Мураускаса (Вильнюс, 22 года), Льва Мухина (Ростов-на-Дону, 22 года).

Олимпийский турнир проводился в непривычно поздние сроки — с 23 ноября по 1 декабря и собрал сравнительно небольшое количество участников—160 боксеров из 34 стран (в Хельсинки выступали 250 боксеров из 44 стран). Из-за дальности поездки в Австралию посылали лишь лучших, тех, кто мог рассчитывать на призовые места.

Слепой жребий оказался немилостив к нашим ребятам. Едва ли не каждому из них он преподнес в первом же бою самого опасного конкурента.

Владимиру Стольникову пришлось начать со встречи с опытным Эдгаром Базелем из ФРГ, чемпионом Европы, которому четыре года назад уступил Анатолий Булаков. Да и сам Стольников имел уже неудачный опыт, проиграв Базелю на чемпионате континента. Надо сказать, что Стольникова отличал мощный силовой напор, который сдержать было очень трудно. Он уверенно врывался в ближнюю или среднюю дистанцию и подавлял соперника быстрыми   сериями ударов.   Все было хорошо, пока длительный и прочный успех на ринге. И все-таки Лагетко, одержав три победы подряд над аргентинцем Ф. Нуньесом, японцем Т. Исимурой и канадцем Э. Битти, завоевал бронзовую медаль. Британец Ричард Мактеггарт выиграл у физически плохо подготовленного Лагетко очень уверенно. Затем Мактеггарт одержал победу над Г. Куршатом из ФРГ и к золотой олимпийской медали присовокупил Кубок Уола Баркера, вручаемый лучшему боксеру олимпийского турнира.

 


 

Владимир Енгибарян — ярчайшее явление на советском ринге. Он был левшой, но боксировал в левосторонней открытой стойке. Таких боксеров называют «скрытый левша». Его отличали удивительная реакция и феноменальное чувство дистанции. Перчатки противника могли проноситься в миллиметре от подбородка Енгибаряна, не причиняя ему ни малейшего ущерба. Володя умел виртуозно защищаться без помощи рук, одними лишь нырками, уклонами и отходами. Бывало, проходили турниры, а никто из соперников Енгибаряна так ни разу не смог его ударить. Сам Володя тоже бил нечасто, но зато очень точно и наверняка. Надо признать, что, когда молодой Енгибарян появился на ринге, нашлись тренеры и судьи, которые посчитали его фокусником и никуда не годным боксером, они призывали Енгибаряна срочно переучиться, чтобы боксировать «как все». Такова сила инерции, новое и необычное и в спорте далеко не всегда находит общее признание. Тем не менее Енгибарян доказал жизненность своего стиля. Он пробился в сборную, стал чемпионом Европы, но за год до Мельбурна уступил победу сильному поляку Лешеку Дрогошу.

И надо же такому случиться, что волей жребия чемпион Европы Енгибарян и двукратный чемпион Европы Дрогош должны были встретиться в первом же своем бою олимпийского турнира. Но Енгибарян — настоящий, волевой спортсмен. Он говорил, что даже рад тому, что судьба олимпийской медали решится в первом бою. Этот поединок он провел блестяще, продемонстрировав весь свой уникальный арсенал боевых средств. Уже в первом раунде Дрогош побывал в нокдауне, и преимущество нашего мастера было бесспорным. Затем Енгибарян обыграл (тоже с нокдауном) сильного француза Ш. Салюдена, в активе которого была победа над советским боксером Г. Бояршиновым. Следующий соперник — южно-африканец X. Лоубшер. Снова победа, и снова с нокдауном. В финале с Енгибаряном боксировал крепкий и волевой итальянец Ф. Ненчи. Володя не дал навязать себе чужую волю. Он провел бой в свойственном ему стиле и одержал красивую победу.

Золотая олимпийская награда по достоинству увенчала успех выдающегося советского боксера. «Енгибарян— гордость любительского бокса,—писал после Мельбурна английский журнал «Боксинг-Ньюс».— Он техничен, хорошо подготовлен физически и не перетренирован. Прекрасная работа ног напоминает Джо Луиса, исключительная реакция и богатое разнообразие ударов—наиболее характерные его черты».

Я уже говорил о коварстве мельбурнского жребия. В первом же бою Эдуарду Борисову во втором полусреднем весе выпало боксировать с тем самым англичанином Никки Гаргано, к бою с которым я помогал Борисову готовиться-перед матчем СССР—Англия. Но в том матче Гаргано не участвовал. В Мельбурне все три раунда прошли в упорной борьбе. Инициатива была у Борисова, но более уверенные действия Гаргано при контратаках склонили чашу весов в его сторону. Со счетом 3:2 судьи предпочли англичанина. Олимпийским чемпионом стал типичный представитель румынской школы бокса напористый, агрессивный и быстрый Николай Линка, стремительным атакам которого не смогли противостоять техничные представители британской школы Гаргано (в полуфинале) и ирландец Ф. Тейдт (в финале).

 


 

В первом среднем весе еще одна неприятная шутка жребия. Нашему грозному нокаутеру Ричарду Карпову выпало боксировать с самим Збигневым Петшиковским, чемпионом Европы, одолевшим Ласло Паппа. Видимо, нервное напряжение оказалось чрезмерным для Карпова, который успел привыкнуть к легким победам на отечественном ринге. Авторитет Петшиковского слишком подействовал на него. Карпов боксировал неуверенно и медлительно. И все-таки он сумел послать поляка в нокдаун. Но на большее его не хватило. Петшиковский перехватил инициативу и довел бой до победного конца. Но и ему не суждено было стать олимпийским чемпионом. В полуфинале Петшиковский уступил Ласло Паппу, который в заключительном бою одолел американца Д. Торреса и завоевал третью золотую олимпийскую медаль. Ни одному боксеру ни до, ни после Паппа не удалось повторить такой успех. Впоследствии Папп решил попробовать свои силы на профессиональном ринге и выступал очень успешно.

Больше других олимпийцев 1956 года мне импонировал Геннадий Шатков.  В те времена—что греха таить боксеры наши не очень-то дружили с книгой. А Геннадий мне запомнился прежде всего не в боевых перчатках, а с учебником в руках. Он учился тогда на юридическом факультете Ленинградского университета, что само по себе не могло не вызывать уважения к нему. Принципиальность, справедливость, высокая культура — все это делало Шаткова самым авторитетным членом нашей сборной. Помню, на меня большое впечатление произвела его мягкая, интеллигентная манера разговаривать. Это невольно заставляло сдерживаться даже самых грубоватых парней. Шатков был живым воплощением гармоничных идеалов советского спорта, сочетающих стремление к интеллектуальному и физическому совершенству. Он был в команде истинным капитаном, авторитетным, признанным, преисполненным чувства ответственности.

Через год после Олимпиады мне довелось немало тренироваться в паре с Шатковым. Я убедился, насколько опасен он в бою. Геннадий виртуозно работал левой, правую почти не пускал в ход, бил ею только наверняка, очень точно и мощно, особенно удачно в контратаках. Умелая работа ног позволяла Шаткову легко менять дистанцию, выходить из боя или взламывать оборону соперника. Очень опасен был его нокаутирующий левый боковой удар.

Не могу сказать, что Геннадий тренировался очень много. Нет, но зато он умел на редкость быстро войти в форму, экономно затрачивая минимальные усилия для достижения максимального эффекта. В этом тоже сказывалась высокая культура спортсмена. Хочу отметить еще и высокую корректность Шаткова как на тренировке, так и в бою. Для него бокс был отнюдь не средством нанесения ущерба сопернику.

 


 

В Мельбурне у Шаткова был трудным первый бой с канадцем Р. Хозаком, боксером очень осторожным и, подобно Геннадию, предпочитающим контратакующие действия. Победа Шаткова сомнений не вызывала. Следующий его бой не состоялся, так как итальянец Г. Риналь-ди превысил допустимый лимит веса. Француз Ж. Шап-рон, с которым должен был встречаться Шатков в очередном бою, боксировать не мог из-за травм. Но две победы без боя, согласно правилам, присуждать нельзя. Соперника нашему боксеру должен был определить жребий. Шатков поднялся на ринг, а вслед за ним вышли чилиец Ф. Тапиа и аргентинец В. Залазар. Судья бросает жребий: боксирует Залазар, Тапиа без боя выходит в финал.

Аргентинец—темповик. Он постоянно в непрерывной яростной атаке, сдержать которую очень нелегко. Атакам соперника Шатков противопоставил точные контратаки. После одной из них Залазар оказался на полу в первом раунде, а после другой—в конце второго раунда—так и не смог подняться.

Еще более грозен чилиец Тапиа. В предыдущих боях он нокаутировал опытного поляка 3. Пюрковского и выдающегося чехословацкого боксера олимпийского чемпиона и чемпиона Европы Юлиуса Торму. Вот что писала о бое Шаткова и Тапиа австралийская газета «Сан»: «Самой убедительной победы во время финальных состязаний по боксу добился русский средневес Г. Шатков. В первом раунде он нанес страшный удар слева, после которого Тапиа так и не смог прийти в себя. Затем последовало еще два мощных удара. Тапиа не смог подняться даже после того, как судья кончил счет. Шатков значительно превосходил всех своих противников в тактической зрелости и техническом мастерстве». Превосходные качества спортсмена и блестящее выступление Шаткова в Мельбурне были оценены по достоинству. Он, так же как и А. Шоцикас, стал кавалером ордена Ленина.

В двух последних весовых категориях мы тоже оказались с медалями. Р. Мураускас уверенно победил австралийца Э. Мадигена, который за четыре года до того выбил из борьбы за награды нашего Б. Сильчева. Затем в равном бою с американцем Д. Бойдом (при счете 3:2) Мураускас вынужден был уступить победу. Ромуальдас получил бронзовую медаль, а Бойд, победив в финале румына Д. Негря, стал олимпийским чемпионом.

 


 

На редкость драматично сложилась турнирная борьба для тяжеловеса Льва Мухина. После Олимпиады мы много раз тренировались вместе, и я мог убедиться в замечательных качествах этого человека. Мухин был удивительно добр, мягок, заботлив, корректен. Казалось, наш суровый вид спорта создан совсем не для него. Чтобы заставить Леву драться в полную силу, надо было очень его разозлить. Но боксером он был хорошим, владел прекрасным левым ударом по корпусу. Правда, защитой он частенько пренебрегал, да и, пожалуй, был не очень хорошо координирован. Мухин занял на Спартакиаде второе место вслед за Шоцикасом. Но Шоцикас еще раньше заявил, что сразу после Спартакиады уходит с ринга. Вот и пришлось Мухину ехать в Мельбурн.

В первом бою против Левы боксировал огромный болгарин Борис Лозанов (его вес 130 кг). Мощным ударом он бросил Мухина на пол. Видимо, этот удар оказался тем раздражителем, который был необходим, чтобы заставить Леву боксировать в полную силу. В третьем раунде точным ударом левой снизу по корпусу Мухин нокаутировал болгарина. Во втором бою швед Т. Ахсман тоже в самом начале боя бросил Мухина на пол. И тут же поплатился за это. Удар слева по корпусу нокаутировал шведа. Точно такая же картина повторилась в полуфинальном бою Мухина с итальянцем Д. Боццано. Нокдаун Мухину в первом раунде — нокаут его противнику после удара слева по корпусу. В финале Мухин боксировал против американца П. Редемейкера, явно уступающего по классу таким нашим тяжеловесам, как Н. Королев или А. Шоцикас. Но Редемейкер был свеж и полон сил, а Мухин измотан в предыдущих боях. Победа осталась за американцем, однако то, что Мухин совершил в Мельбурне, я бы назвал спортивным подвигом.

Результаты выступления нашей сборной на ринге Мельбурна можно расценить как блестящие. Три золотые медали, одна серебряная и две бронзовые, 33 очка и общекомандное первое место — это огромный и неслучайный успех, обусловленный огромной работой по подъему бокса в стране и целенаправленной подготовкой сильнейших боксеров.

 


 

Наилегчайший вес. 1. Терри Спинке (Великобритания); 2. Мирна Добреску (Румыния); 3—4. Рене Либер (Франция) и Джон Колдуэлл (Ирландия).

Легчайший вес. 1. Вольфганг Берендт (ГДР); 2. Сун Чун Сон (Ю. Корея); 3—4. Фредерик Гилрой (Ирландия) и Клаудио Барриентос (Чили).

Полулегкий вес. 1. Владимир Сафронов (СССР); 2. Томас Никколс (Великобритания): 3—4. Хенрик Недзвец-кий (Польша) и Пентти Хямяляйнен (Финляндия).

Легкий вес. 1. Ричард Мактеггарт (Великобритания); 2. Харри Куршат (ФРГ); 3—4. Анатолий Лагетко (СССР) и Энтони Бирн (Ирландия).

Первый полусредний вес. 1. Владимир Енгибарян (СССР); 2. Франко Ненчи (Италия); 3—4. Хенри Лоубшер (Ю. Африка) и Константин Думитреску (Румыния).

Второй полусредний вес. 1. Николай Линка (Румыния); 2. Фредерик Тейдт (Ирландия); 3—4. Никки Гаргано (Великобритания) и Кевин Хогарт (Австралия).

Первый средний вес. 1. Ласло Папп (Венгрия); 2. Джо Торрес (США); 3—4. Збигнев Петшиковский (Польша) и Джон Маккормак (Великобритания).

Второй средний вес. 1. Геннадий Шатков (СССР); 2.

Рамой Тапиа (Чили); 3—4. Виктор Залазар (Аргентина) и Жильбер Шапрон (Франция).

Полутяжелый вес. 1. Джеймс Бойд (США); 2. Джордже Негря (Румыния); 3—4. Ромуальдас Мураускас (СССР) и Карлос Лукас (Чили).

Тяжелый вес. 1. Питер Редемейкер (США); 2. Лев Мухин (СССР); 3—4. Дэниэл Беккер (Ю. Африка) и Джиакомо Боццано (Италия).


Следующее: Токио. 1964 год.

Предыдущее: Хельсинки. 1952 год.

Интересное: Сегодня на улице «гололёдица» или «гололедица»?



Поделиться!