Кулачный бой и бокс

УвеличитьПервые сведения о кулачном бое (англ. «set-to» или «fist-icuff» от fist - кулак, ударить кулаком) относятся к XIII веку. Естественно, эту дату нельзя считать отправной точкой в истории развития того, что нам сейчас известно под именем «бокс» (англ. «boxing»). Вполне вероятно, что кулачный бой (далее «бокс») существовал у предков современных народов Великобритании намного раньше. Наличие в XIII веке четко оформленных состязаний указывает на то, что за спиной бойцов уже был приличный опыт проведения таких поединков, скорее всего - десятки лет, а может быть и целый век. Возможно также, что уже в XIII-ХV веках в Англии имелись свои местные чемпионы в этом виде единоборства.

Так, в период крестовых походов (10096-1270) среди простолюдинов-горожан и крестьян проводились состязания по кулачному бою, победители которых награждались призами. Такие бои проводились не только «один на один», но и группами, с общим количеством участников в несколько сотен человек.

В более поздние времена популярность поединков на кулаках стала еще больше. Например, в одном из январских номеров английской газеты «Протестантский Меркурий» за 1681 год приводится сообщение о боксерском матче «один на один»: «Вчера состоялся матч бокса перед герцогом Албемарлом, между его грумом и мясником. Первый выиграл приз, так же, как неоднократно это делал раньше, ибо он считается, несмотря на свой маленький рост, наиболее искусным в этом упражнении во всей Англии»...

Один путешественник в 1710 году наблюдал в Лондоне такую сцену: «Два дворянина в ожидании переправы решили развлечься и предложили двум молодым лодочникам за деньги продемонстрировать боксерское искусство. Лодочники стали избивать друг друга, пока на их лицах не появилась кровь. Потом они продолжали борьбу за дополнительную плату. Очевидец этой сцены отмечает, что подобная «игра в бокс» была обычным развлечением английских дворян и что молодые лодочники дрались так каждый день» [131, с.160].

В XVII-XVIII века бокс постепенно приобрел профессиональный характер. Начались устраиваться публичные поединки за вознаграждение - «prize-ring». Многочисленные богатые покровители и любители бокса, заключая пари и сделки, организовывали встречи между «своими» бойцами. Известный английский историк Дж. М. Тревельян (1876-1962) в своей книге «История Англии от Чосера до королевы Виктории» дал подробное описание положения бокса в стране в те времена и изложил следующие причины успешного выхода бокса на профессиональную арену: «С улучшением дорог и средств сообщения спортивные состязания перестали представлять чисто местный интерес и стали делом большой важности для всех классов во всех областях страны. Скачки, правда, процветали под королевским покровительством еще со времен Стюартов, но спортивная техника бокса развилась из тех грубых и вульгарных зачатков, которые появились уже в царствование Георга II, и в период регентства бокс стал главным национальным увлечением.

Так же, как добродушная демократия современной Англии бывает хорошо представлена обширной толпой из людей всех классов, сидящих вперемежку на условиях полного равенства, наблюдая финальный крикетный матч на первенство или на кубок,

Как и более пестрая социальная структура и более грубые нравы тех прежних времен лучше всего были видны на сборищах покровителей ринга.

Когда объявлялось место и время состязания по боксу, со всего острова в этот пункт отправлялись целые толпы людей - в каретах, верхом и пешком. Иногда собиралось до 20 тысяч зрителей. Эти обширные собрания на открытом воздухе были настоящим праздником простого народа.

Но жрецами этого национального культа, как правило, были популярные представители аристократии, которая председательствовала на церемониях и держала в повиновении грубую и часто неистовую толпу. Именно эти представители высшего общества нанимали и поддерживали гладиаторов. А вот среди стойких профессиональных боксеров, чьим занятием было наносить и получать «повреждения», можно было найти немало хулиганов... Их знатные патроны с гордостью везли их на ринг в своей карете или кабриолете... Без аристократического покровительства спортивные состязания потеряли бы половину своего интереса и живописности и очень скоро выродились бы в оргии грубости и обмана, так как среди любителей спорта более низкого типа, окружавших ринг, было слишком много людей, подобных убийце Тортеллю. Действительно, при том количестве денег, которое тратилось публикой на пари, для знатных патронов было трудно сделать скачки или состязание на ринге даже сравнительно честными». [187, с. 530-531].

Однако, параллельно с профессиональным боксом продолжал существовать и традиционный бокс - не ради денег, а ради утехи, в каком виде он дожил вплоть до конца XIX - начала XX веков: «В Бристоле, к примеру, в исповедальный вторник по улицам шли процессии различных профессий - кузнецов, плотников, бондарей и моряков. Когда две процессии встречались на каком-нибудь перекрестке, между ними начиналась вольная борьба, кулачные поединки». [80, с. 92-93].

С первых веков своего существования и вплоть до конца XVIII века (а местами еще и в первой половине XIX века) бокс представлял собой бой голыми руками с нанесением ударов не только кулаком, но и локтем, а также с пинками ступней, толчками, борцовскими приемами и захватами. Иногда применялись даже тычки пальцами в глаза. Американский исследователь истории бокса Джон Дюэорент отметил, что допускались и такие действия, как «удары коленом и нападение на сбитого в нокдаун противника».

Поединки проходили на голых кулаках, без перчаток (англ. muffler). Схватке часто предшествовала своеобразная демонстрация бойцами своей силы и ловкости в виде имитации ударов по воображаемому противнику (Прообраз современного «боя с тенью» - «Shadow-boxing»).

Как правило, бои длились очень долго. В большинстве случаев они заканчивались тем, что один из соперников оказывался скорее истощен, нежели побит. Причина этого, по мнению Н.Н. Ознобишина, была в том, что «руки их не бинтовались и не предохранялись перчатками, и поэтому они не могли наносить своих ударов изо всей силы». Кроме того, «одним из основных правил старинных бойцов было не парировать удар или уклоняться от него, а наоборот, принимать его на какое-либо костистое место лица или головы для того, чтобы противник разбил себе кулаки. Том Крибб, один из знаменитейших бойцов старой Англии XVIII века, славился специальностью «разбивать своей головой кулаки противников». [130, с. 107-108].

Яркое представление о старинном английском боксе, пусть и с некоторой долей преувеличения, дает отрывок из знаменитого романа Виктора Гюго «Человек, который смеется» (XII глава). В этом романе, вышедшем в свет в 1869 году, на основе подлинных исторических документов описано реальное состязание боксеров, происходившее в предместье Лондона весной 1705 года.

«Бойцы были обнажены до пояса; весь костюм их состоял из коротких панталон, застегнутых на бедрах, и башмаков на подбитой гвоздями подошве, зашнурованных у щиколоток.

Шотландец Хеммсгейл был низкорослый малый, не больше девятнадцати лет от роду, но уже со швом на лбу; поэтому за него держали пари на два с третью. В прошлом месяце он переломил ребро и выбил оба глаза боксеру Синксмайлсуотеру; этим объясняется вызываемый им энтузиазм. Ставившие на него выиграли тогда двенадцать фунтов стерлингов. Кроме шва на лбу, у Хелисгейла была еще повреждена челюсть. Он был легок и проворен, ростом не выше маленькой женщины, плотен, приземист, коренаст; в его фигуре было что-то угрожающее; природа казалось, ничего не упустила, вылепив его из особого теста; каждый мускул его был словно предназначен Для кулачного боя. В его крепком, лоснящемся, коричневом, как бронза, торсе чувствовалась собранность. Когда он улыбался, обнаруживалось отсутствие трех зубов.

Его противник был огромен и широк, иными словами -слаб. Это был мужчина лет сорока, шести футов роста с грудной клеткой гиппопотама, очень кроткий на вид. Ударом кулака он мог бы проломить корабельную палубу, но не умел наносить этот удар. Ирландец Филем-ге-Медон представлял собою

удобную мишень для противника и, по-видимому, принимал участие в боксе не столько для того, чтобы наносить удары, сколько для того, чтобы получать их. Однако чувствовалось, что он продержится долго. Он напоминал недожаренный ростбиф, который трудно разжевать и невозможно проглотить. На языке боксеров таких силачей называют «сырая говядина».

И у того, и другого были свои приверженцы, люди со строгими лицами; в случае надобности они могли припугнуть судей. В группе сторонников Хелмсгейла бросался в глаза Джон Громен, прославившийся тем, что пронес на спине целого быка, и Джон Брей, который однажды взвалил себе на плечи десять мешков муки по пятнадцать галлонов в каждом, да еще мельника в придачу, и прошел с этим грузом больше двухсот шагов. В числе приверженцев Филем-ге-Медона находился приведенный лордом Хайдом из Ладнсестона Кильтер, который жил в Зеленом Замке и метал через плечо камень весом в двадцать фунтов выше самой высокой башни замка. Все трое, Кильтер, Брей и Громен, были уроженцы Корнуэла - обстоятельство, делающее честь этому графству...

На стороне Филем-ге-Медона был полковник Монкрейф в качестве арбитра и Кильтер - чтобы подставлять колено усталому бойцу. На стороне Хелмсгейла - достопочтенный Пьюг Бьюмери в качестве арбитра и лорд Дизертем из Килкери - тоже чтобы подставлять колено.

Несколько минут, пока сверялись часы, оба боксера неподвижно стояли в ограде. Затем они подошли друг к другу и обменялись рукопожатием...

Они бросились друг на друга. Но они еще недостаточно разъярились. Первые три схватки прошли вяло. Его преподобие доктор Гемдрат, один из сорока членов Коллегии всех душ крикнул: «Поднесите-ка им джину!»

Но оба «рефери» и двое «восприемников», все четверо судей, хотя и было очень холодно, настояли на соблюдении правил.

Послышался крик: «First blood» - требовали «первой крови». Противников поставили лицом к лицу.

Они сошлись, вытянули руки, ощупали друг у друга кулаки, потом отступили. Вдруг низкорослый Хелмсгейл бросился на противника. Начался настоящий бой.

Филем-ге-Медон получил удар прямо в лоб, между бровей. Кровь залила ему лицо. Толпа заорала: «Хелмсгейл пролил красное вино!» Раздались рукоплескания. Филем-ге-Медон, вращая руками как мельничными крыльями, принялся бить кулаками куда попало. Достопочтенный Перегрин Берти заметил: «Ослеплен. Но еще не ослеп».

Тогда Хелмсгейл услыхало доносившиеся со всех сторон возгласы поощрения: «Выбей ему буркалы!»

Словом, оба боксера были выбраны вполне удачно, и хотя погода не благоприятствовала бою, всем стало ясно, что поединок будет интересным. Великан Филем-ге-Медон оказался жертвой собственных преимуществ: большой рост и вес делали его неповоротливым. Руки его были настоящими палицами, но тело - мертвым грузом. Маленький шотландец бегал, разил, прыгал, скрежетал зубами, быстротою движений удваивал свою силу, пускался на всякие уловки. С одной стороны - первобытный, дикий, некультурный удар кулаком; с другой - удар цивилизованный. Хелмсгейл столько же бился нервами, сколько и мускулами, брал не одной лишь силой, но и злобой; Филем-ге-Медон смахивал на ленивого мясника, слегка оглушенного предварительным ударом. Искусство выступало здесь против природы. Ожесточенный человек - против варвара...

Бойцов подстегивали градом восклицаний: «Браво, Хелмсгейл! Хорошо! Отлично горец! Твоя очередь, Филем!» Друзья Хелмсгейла сочувственно повторяли: «Выбей ему буркалы!»

Хелмсгейл поступил лучше. Внезапно нагнувшись, а затем выпрямившись волнообразным движением пресмыкающегося, он ударил Филем-ге-Медона под ложечку. Колосс зашатался.

«Незаконный удар!» - крикнул виконт Барнард.

Филем-ге-Медон опустился на колено к Кильтеру и произнес: «Я начинаю согреваться».

Лорд Дизертем, посовещавшись с рефери, объявил: «Пятиминутная передышка!»

Филем-ге-Медон был близок к обмороку. Кильтер фланелью оттер ему кровь на глазах и пот на теле, затем вставил в рот горлышко фляги. Это была одиннадцатая схватка. Не считая раны на лбу, у Филем-ге-Медона была помята грудная клетка, повреждено темя, распух живот. Хелмсгейл нисколько не пострадал. Среди джентльменов произошло замешательство. Лорд Барнард повторил: «Незаконный удар!»

«Пари вничью!» - сказал лорд Лемирбо. «Я требую обратно мою ставку!» - подхватил сэр Томас Колпепер...

Но Филем-ге-Медон поднялся, шатаясь как пьяный, и сказал: «Продолжим бой, но с одним условием. За мною тоже признается право на незаконный удар». Со всех сторон закричали: «Согласны!»

Хелмсгейл пожал плечами. После пятиминутной передышки схватка возобновилась. Борьба, которая для Филем-ге-Медона была сплошной мукой, казалась забавой для Хелмсгейла. Вот что значит наука! Маленький человек нашел способ засадить великана «in спапсегу»; иначе говоря, Хелмсгейл вдруг захватил огромную голову Филем-ге-Медона под свою левую, стальным полумесяцем изогнутую руку и, держа под мышкой затылком вниз, стал правым кулаком колотить по голове противника, словно молотком по гвоздю, сверху и снизу, пока не изуродовал все лицо.

Когда же Филем-ге-Медон получил, наконец, возможность поднять голову, лица у него больше не было. То, что прежде было носом, глазами и ртом, теперь казалось чем-то вроде черной губки, пропитанной кровью. Он сплюнул. На землю упало четыре зуба. Затем он свалился. Кильтер поддержал его, подставив ему колено. Хелмсгейл почти совсем не пострадал. У него было несколько синяков да царапина на ключице. Никто уже не чувствовал холода. За Хелмсгейла против Филем-ге-Медона ставили теперь шестнадцать с четвертью. «Дай-ка твою морду», - сказал Кильтер Филем-ге-Медону и, поливая окровавленную фланель из горлышка бутылки, обмыло ему лицо джином. Показался рот. Филем-ге-Медон открыл одно веко. Виски у него, казалось, были рассечены.

«Еще одна схватка, дружище», - сказал Кильтер. - «За честь нижнего города».

Валлийцы и ирландцы неплохо понимают друг друга; однако Филем-ге-Медон ничем не обнаружил, что он еще способен соображать. При поддержке Кильтера Филем-ге-Медон поднялся. Это была двадцать пятая схватка. По тому, как этот циклоп (ибо одного глаза он лишился) стал в позицию, все поняли, что это конец; никто уже не сомневался в его неизбежной гибели.

Защищаясь, он поднял руку выше подбородка: это был промах умирающего. Хелмсгейл только слегка вспотевший, крикнул: «Ставлю за себя тысячу против одного!»

Занеся руку, он ударил противника. Однако странное дело: упали оба- Раздалось веселое мычание.

Это Филем-ге-Медон вслух выражал свою радость. Он воспользовался страшным ударом, который Хелмсгейл нанес ему по черепу, и, вопреки правилам, ударил его в живот. Хелмсгейл, лежа без чувств, хрипел. Арбитры, увидев Хелмсгейла на земле, изрекли: «Получил сдачу сполна».

Все захлопали в ладоши, даже проигравшие.

Филем-ге-Медон отплатил незаконным ударом за незаконный удар, но это было ему разрешено. Хелмсгейла унесли на носилках. Все были убеждены, что он не оправится. Лорд Роберте воскликнул: «Я выиграл тысячу двести гиней!» Филем-ге-Медон, очевидно, остался калекой на всю жизнь». [53. с. 193-198]

Начиная с XVIII века, бокс постепенно начал приобретать более «благородный» облик. Одним из первых, кто попытался превратить кровавый мордобой в настоящее искусство движений, стал известный кулачный боец, борец, фехтовальщик и мастер боя на шестах Джеймс Фигг (1695-1739). В 1719 году на пустыре в районе улицы Оксфорд-стрит в Лондоне он победил популярного в те времена бойца Неда Саттона. Мастерство Фигга, который выиграл за счет технического, а не силового превосходства, произвело столь сильное впечатление на публику, что она единогласно провозгласила его «чемпионом Англии». Ранее такого титула не существовало. С того времени все желающие могли сражаться за него, если конечно, имели на то силы.

В 1722 году Джеймс Фигг открыл первую школу бокса, названную им «Академия бокса Джеймса Фигга». Вскоре ученики Фигга стали открывать свои собственные «школы бокса», уже в 1728 году их число в Лондоне превысило дюжину.

В 1743 году Джек Браутон - тоже ученик Фигга, неоднократный чемпион Англии по боксу, разработал первые правила состязаний по боксу, так называемый «Браутоновский кодекс». Эти правила еще не предусматривали перчаток и не ограничивали бой во времени:

1) «Посреди площадки мелом вычерчивается квадрат со сторонами в 1 ярд (0,91 м) длиной. В начале каждой схватки, после падения или разведения бойцов, секунданты подводят бойца к краю квадрата и ставят его против соперника. Пока боксеры не будут поставлены на линии квадрата, они не имеют права бить.

2) Для того, чтобы избежать споров по поводу времени, в течение которого боксер после падения может оставаться на земле, устанавливается, что, если секундант не подведет его к своей стороне квадрата до истечения полуминуты, боксер объявляется побежденным.

3) В течение финальных соревнований, кроме противников и их секундантов, никто не может быть на ринге. То же правило сохраняется для отборочных соревнований, однако организатор может находиться на площадке для сохранения должного порядка и для того, чтобы помочь зрителям занять свои места с тем условием, что они не будут вмешиваться в ход боя. Не соблюдающий это правило будет немедленно удален, кто бы он ни был. Перед началом боя, как только бойцы разденутся, все сразу должны оставить площадку.

4) Всякий боец, не ставший на свою линию квадрата в положенное время, считается побежденным. Секунданты не имеют права обращаться с расспросами к противнику и предлагать ему сдаться.

5) В отборочных соревнованиях победитель получает две трети заклада. Заклад выдается публично, тут же на площадке, если по этому поводу не было заключено иных соглашений частным образом.

6) Чтобы избежать при проведении финалов соревнований всяких споров, бойцы, выйдя на площадку, выбирают двух судей, решение которых окончательно. Если судьи разойдутся во мнениях, решает третий избранный судья.

7) Никто не имеет право бить человека, находящегося на земле, либо хватать его за волосы, брюки или какую-либо часть тела ниже пояса. Человек, упавший на колени, считается лежащим на земле».

В 1838 году «Браутоновский кодекс» был изменен и представлен как «Правила Лондонского призового ринга», дополненные в очередной раз в 1853 году.

Наконец, в 1867 году были введены правила боя в перчатках. Это сделали маркиз Джон Дуглас Куинсберри (1844-1900) и спортивный журналист Артур Чемберс. Разработанные ими правила легли в основу всех современных правил профессионального и любительского бокса.

Основные положения этих правил были таковы:

- матчи боксеров должны проходить на квадратной площадке 24 х 24 фута (730 см х 730 см) либо близко к этому;

- не разрешается применять приемы борьбы и висеть на противнике;

- не разрешается наносить удары ниже пояса;

- каждый раунд длится 3 минуты, а между раундами обязателен минутный перерыв;

- если один из противников падает, он должен подняться без посторонней помощи в течение 10 секунд, при этом его противник должен отойти в свой угол;

-если один из противников по истечении 10 секунд после падения не может возобновить бой, судья имеет право объявить победителем другого боксера;

- боксер, стоящий на одном колене, а также висящий на канатах, считается лежащим;

- перчатки должны быть хорошего качества, новыми и хорошо пригнанными. Если перчатки окажутся каким-либо образом повреждены, их следует заменить по желанию судьи,

- не разрешается выходить на ринг в обуви с гвоздями.

- если бой затягивается, судья может назвать победителя по своему усмотрению.

Правила не предусматривали разделение боксеров на весовые категории. Весовые категории были введены вместе с новыми правилами в 1872 году. Боксеров стали разделять на три весовые категории: легкая-до 140 фунтов (63,5 кг), средняя-до 158 фунтов (71,6 кг) и тяжелая - свыше 158 фунтов. С тех пор правила продолжали периодически совершенствоваться.

Введение перчаток и весовых категорий, с одной стороны, окончательно свели на нет прежнюю технику боя руками и ногами, существовавшую много столетий, с другой стороны, весьма значительно повысили безопасность бойцов и расширили арсенал технических действий. Мягкая набивка перчаток позволила точно соразмерять в бою их силу. Боксеры стали использовать ряд новых видов защиты (например, подставки под удар ладоней, плеч и т.п.), не боясь получить травму. Победу стали одерживать не только более сильные и выносливые бойцы, но и искусные только в технике.

Постепенно бокс распространился в Европу и Америку, где начал приобретать свою специфику в методах боя и воспитания боксеров. Так возникли различные школы бокса, главными среди которых первое время были английская, американская и французская.



Следующее: Английская школа бокса Предыдущее: Пурринг


ПОДЕЛИСЬ!