«Подумаешь, ерунда», или ВАЛИДАЦИЯ ЧУВСТВ

Когда, в каком возрасте, в связи с каким опытом мы теряем этот естественный рефлекс валидации и становимся унылыми говнюками (при хорошем раскладе - латентными), точно знающими, кому плохо, а кому «подумаешь, ерунда»?

«Подумаешь, ерунда», или ВАЛИДАЦИЯ ЧУВСТВ

Недавно волею судеб я оказалась на занятии группы родителей с психотерапевтом. Он много раз и по разным поводам упоминал необходимость «валидировать» чувства ребенка, то есть признавать их реальность. Например, если ребенку страшно, не пытаться его убедить, что бояться «на самом деле» нечего и что монстров не существует, если ребенок испытывает беспричинную тревогу, не пытаться повернуть все так, что раз нет причины, то нет и собственно тревоги, если он плачет из-за какой-то потери, не пытаться ему объяснить, что потерянный объект не представлял никакой ценности, и поэтому плакать не из-за чего. Короче, вот валидировать («я понимаю, что тебе сейчас плохо»), а потом уже переходить к какой-то дальнейшей работе с «проблемным поведением».

Признание чувств 

Понятно, что все это уже практически общее место, что мы все из себя такие продвинутые и в общем и целом пытаемся заставить себя валидировать. Стоически, например, целуем рыдающему трехлетке коленочку, хотя ведь видели, что он практически совсем не ударился. Стоически запрещаем себе ироничные комментарии, наблюдая, например, античную драму с заламыванием рук в исполнении подростка, который переживает из-за того, что друг сердечный вот уже 7 минут не отвечает в чате в контактике.

Банальность, да. Но до меня внезапно дошло еще кое-что. так же, как не подвергают сомнению дождь, хотя предпочли бы, конечно, солнечную погоду.

– от «я скучаю по папе» до «я не выспалась», не сортируя и не ранжируя их на «серьезные» и «ерунду». (от «спеть веселую песню пирата» до чай налить и обнять),

и становимся унылыми говнюками (при хорошем раскладе - латентными), точно знающими, кому плохо, а кому «подумаешь, ерунда»?

«Подумаешь, ерунда», или ВАЛИДАЦИЯ ЧУВСТВ

Недавно гуляла с Левочкой. Пока он катался с горки, стала свидетелем мини-трегдии. Соседский мальчик лет четырех возжелал отнести домой пригоршню грязи, в которой, если я правильно поняла, сидел к тому же дождевой червь. Мама мальчика категорически воспротивилась. Грязь была изъята, руки протерты влажной салфеткой. Всего этого Лева не видел, он застал только самый финал, а именно адские рыдания мальчика.

- Почему Миша расстроился? – спросил Лев. Он всегда так спрашивает, и дочь, когда была маленькой, спрашивала в точности так же. То есть кто-то кричит, визжит и кусается, бьется в явно манипулятивной истерике, катается по земле, размазывает литры соплей по куртке – «почему он расстроился?»/ «почему ему грустно?».

- Потому что он хотел взять домой грязь, а мама ему не разрешила.

- Бедный, бедный Миша, - сочувствует Лева.

- Да ладно, подумаешь, это же просто грязь, - на автомате говорю я (и героически воздерживаюсь от комментария, что закатывать такую истерику некрасиво).

Несколько секунд мой сын смотрит на меня в замешательстве, как будто не может понять смысл сказанного.

Потом отвечает:

- Это не просто грязь. Это грязь, которую любит Миша.опубликовано econet.ru.

Аня Старобинец

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание - мы вместе изменяем мир! © econet


Следующее: ГАСТРИТ с повышенной кислотностью: Что можно и чего нельзя

Предыдущее: ГАСТРИТ с повышенной кислотностью: Что можно и чего нельзя



Поделиться!