ИСТОРИЯ ПРИРОДЫ

Уже с ранних стадий своего развития человечество помнит о былых изменениях природных условий на Земле. Сказания, летописи, «преданья старины глубокой» донесли до нас картины наиболее ярких событий прошлого - солнечных затмений, наводнений, засух, извержений вулканов и других, которые, несомненно, отражают действительность. Как отметил К. Маркс, «мы знаем только одну единственную науку, науку истории. Историю можно рассматривать с двух сторон, ее можно разделить на историю природы и историю людей. Однако обе эти стороны неразрывно связаны; до тех пор, пока существуют люди, история природы и история людей взаимно обусловливают друг друга»

Теперь историю природы изучают специалисты - палеогеографы, которые вместе с геологами и другими исследователями стараются выявить многочисленные следы былых изменений среды. Палеогеографа, по образному выражению экс-президента Международной ассоциации по изучению четвертичного периода ирландского профессора Г.Ф. Митчела, можно уподобить двуликому Янусу, одно лицо которого обращено в туманную даль прошлого, другое - в будущее. Этот двойственный характер палеогеографии и определяет ее главную цель, которую мы можем кратко обозначить как «ретроспективу-прогноз». Только познав древние физико-географические процессы в их хронологической последовательности, можно приблизиться к пониманию современного механизма явлений природы и дать обоснованный прогноз их будущего развития. Таким образом, палеогеография наряду с историческими науками осуществляет «связь времен», с тем чтобы ни одно звено в этой цепи не было утрачено.

Чем же занимается палеогеография, или древняя география? Эта бурно развивающаяся сейчас область географии исследует историю растительности, климата, почв и других элементов среды в их сложной взаимосвязи-взаимозависимости и динамики во времени и пространстве. Такой «взгляд в прошлое» позволяет лучше понять характер современных явлений природы и даже прогнозировать их будущее развитие.

Изучение истории лесов, например, дает возможность ученым, используя принцип «от прошлого - к настоящему - в будущее», выявлять современные и перспективные тенденции их развития. Нам могут возразить: о каком лесоводческом прогнозировании может идти речь, когда деятельность человека во многих районах давно нарушила естественный ход развития лесной растительности, изменив их первоначальный облик? Все это так, но именно палеогеография способна восстановить картину былых, не тронутых рукой человека лесов и указать лесоводам наиболее перспективный путь восстановления ландшафтов с учетом общего характера развития природы.

Прочесть страницы древней истории растительности помогает палеоботаника. Во многих геологических отложениях до наших дней сохранились следы - остатки древесины, семена, плоды, отпечатки листьев, погребенные лесные почвы. Но наиболее полная картина истории лесов запечатлена в «пыльцевой летописи», где «буквами» является микроскопическая пыльца. Мириады мельчайшей пыльцы распыляют цветущие деревья. Достаточно сказать, что лишь одно соцветие сосны дает за лето миллионы пыльцевых зерен.

Пыльца различных растений подхватывается воздушными потоками, перемешивается и оседает на землю. При этом образуются сочетания, или спектры, пыльцы, соответствующие характеру лесной растительности больших территорий. Это удивительное свойство пыльцевых спектров академик В. Н. Сукачев, основоположник пыльцевого метода в СССР, назвал «великим даром природы». Оно позволяет ученому, не выходя из лаборатории, устанавливать характер растительного покрова того района, откуда был получен образец почвы.

Надо сказать, что метод пыльцевого анализа не сразу получил всеобщее признание. Некоторые ученые сомневались в возможности и надежности определения различных растений по пыльце и спорам. Казалось также невероятным, что количественные соотношения, например, ископаемой пыльцы ели, березы, сосны и других деревьев в почвенных пробах могут довольно точно соответствовать степени участия этих пород в лесах прошлых эпох. Однако такое соответствие было многократно доказано при сравнении современных пыльцевых спектров с составом современной растительности самых различных территорий.

Кроме того, пыльцевые диаграммы одновозрастных отложений, характеризующие изменение спектров во времени, оказались очень сходными. Это можно объяснить лишь тем, что изменение состава пыльцевых спектров в различных геологических слоях отражает реальный процесс однотипного развития растительного покрова какого-либо района в прошлом. Подобная закономерность была, в частности, подтверждена многими десятками пыльцевых диаграмм торфяных отложений в центральных районах Русской равнины.

Изучая пыльцу, прекрасно сохраняющуюся в геологических слоях различного возраста, исследователи могут не только читать летопись древней растительности, но и восстанавливать климатические, почвенные, гидрологические и другие условия прошлого, поскольку растения всегда чутко реагируют на изменения природной среды.

Можно выделить две основные проблемы, способные сфокусировать все разнообразие палеогеографических исследований: взаимодействие между человечеством и природной средой в прошлом и прогнозирование дальнейшего развития природы от регионального уровня до биосферного. Ясно, что обе они имеют жизненно важное значение для всех нас и будущих поколений. Палеогеография способна внести весомый вклад и рил работку указанных проблем, так как к настоящему времени она накопила огромный эмпирический материал, анализ и обобщение которого позволяют на основе  ретроспективно-прогнозных построений приступить к осуществлению крупных проектов преобразования среды в нужном для человечества направлении.

Особенно интересен в этом отношении четвертичный, или антропогенный, период, охватывающий, по современным данным, примерно последние 3,5 миллиона лет и отмеченный глобальными катаклизмами, связанными с многократным развитием и деградацией обширных материковых оледенений. На фоне ритмических и направленных изменений четвертичного периода голоцен - современный этап истории Земли, о котором в основном рассказывается в книге,- выступает как теплая межледниковая эпоха, мало чем отличающаяся от прошлых межледниковий, хотя, конечно, нарастающая сила антропогенного фактора придает большую специфику этому времени. Под этим углом зрения изучение голоцена позволяет ответить на жизненно важные для нас вопросы о современных и будущих взаимосвязях между природой и человеком.

Актуальность этой проблемы тем более очевидна, что наше время относится, по всей вероятности, к концу межледниковья, которое, судя по прошлому, должно смениться ледниковой эпохой. Палеогеографические свидетельства о возможности возникновения нового похолодания и оледенения заслуживают внимания и изучения. Ученым предстоит уточнить время наступления нового природно-климатического цикла и определить его возможные последствия.

Несмотря на относительно небольшую продолжительность голоцена, начавшегося 10-12 тысяч лет назад, это время отмечено значительными изменениями природной среды и чрезвычайно быстрым, все ускоряющимся развитием человечества. Именно в голоцене, составляющем менее сотой части четвертичного, или антропогенного, периода, человек прошел уникальный по интенсивности путь от конца палеолита, через мезолит, неолит и другие этапы к современному историческому времени Поэтому в книге уделяется значительное внимание экологическим аспектам развития человека в прошлом и прослеживается нарастание роли его деятельности в процессе изменения естественных ландшафтов в течение голоцена.

Первые шесть глав посвящены описанию конкретных экспедиций в различные районы нашей страны. В каждой из них рассказывается о какой-либо крупной палеогеографической проблеме и перспективах ее решения. В двух заключительных главах на примере динамики природных условий Северной Евразии в голоцене рассматриваются некоторые теоретические вопросы палеогеографии этого времени и более древних этапов четвертичного периода.

Автор надеется, что изложенные проблемы палеогеографии голоцена, известные, как правило, только узкому кругу специалистов, привлекут внимание всех тех, кто интересуется древней историей природы и общества нашей страны.



ПОДЕЛИСЬ!