Закрыть ☒

Австралийская коммунистка, ставшая мамой сотням испанских военных сирот

Перевод статьи из The Australian Women's Weekly от 4 февраля 1939 года

В мрачной истории недельной бомбежки Барселоны, предшествующей ее захвату силами повстанцев, ярким светом сияет отвага молодой девушки из города Сесснок, мисс Эсме Оджерс. Она спасла сотни испанских детей–сирот сначала вывозя их в соседнюю с Барселоной деревню, затем организуя их эвакуацию во Францию.

Австралийская коммунистка, ставшая мамой сотням испанских военных сирот
Мисс Эсме Оджерс, молодая австралийка, известная в Барселоне как «ангел милосердия» со своими испанскими подопечными. Фото из статьи.

Всего за несколько недель население образцовой деревни с библиотекой, фермой, госпиталем школой, гимназией, клубом и игровыми полями, стоящая на холмах Каталонии, выросло до тысячи человек. Все они военные сироты.

Этим детям в возрасте от 8 до 14 лет пришлось самим вести управление и выращивать себе еду.

Строительные материалы, орудия труда пришли из заграницы. Задуманная помочь рано повзрослевшим детям, система спонсировалась международными Комитетами помощи из 15 стран.

За семнадцать часов лагерь подвергся двадцати налетам, но работа мисс Оджерс ни на миг не остановилась.

Ее собственные слова рисуют живую картину ужасных бедствий Барселоны с тех пор, как город сдался армии Франко.

«Я очень хорошо помню отвратительный глухой стук этих взрывов.

Мы пережили 20 воздушных налетов за семнадцать часов. Я содрогаюсь при мысли о том, какой прекрасной была когда-то Барселона.

Спустившись в метро, я увидела женщин, обустраивающих там ночлег.

Они несли с собой постели. Аккуратно сделали себе кровати и подоткнули одеяла своим маленьким детям. Казалось, что их малыши – это все, что у них осталось.

Их дома разрушены бомбами, их мужья и сыновья на фронте – может быть, еще сражаются, а может быть, пропали.

Но в безопасном метро они могли спать до утра. Это было нашей надеждой.

Ряды кроватей, крошечные дети, спящие в подземных проходах, и это в дни продвинутой цивилизации!

Думаю, только 10 процентов детей могут вспомнить свое когда-то счастливое детство до войны. Около 60 процентов – сироты, а оставшиеся 30 потеряли связь с родителями несколько месяцев назад.

Нам приходится задавать им вопросы о родителях и том, где они жили. Это долгая, тяжелая работа, сопровождающаяся морем слез».

Мисс Оджерс работала машинисткой в Сиднее до того, как 2 года назад уехала на службу в Испанию в возрасте 26 лет.

На прошлой неделе она успешно перевезла 800 сирот из разоренной войной Вильяфранки во временное убежище в Барселоне.

Последняя группа детей была вывезена из городка под оружейным огнем сил генерала Франко прямо перед тем, как в него вступили войска мятежников.

Пока их отцы и, во многих случаях, матери находятся на фронте, мисс Оджерс контролирует питание детей. Их скудный рацион состоит из обезжиренного молока, чечевицы, риса и бобов.

Австралийская коммунистка, ставшая мамой сотням испанских военных сирот
Дети в колонии побуждались к самостоятельности.

Колония, которую мисс Оджерс помогла организовать для испанских детей, находится в 50 милях от Барселоны.

Ее красивый дом, покрашенный белой и голубой краской, стоит в долине, включающей сотни акаций – типичный австралийский пейзаж.

В мирное время здесь мог бы быть отличный детский сад. Во время войны этот дом стал убежищем для сотен маленьких сирот, пока продвижение армии Франко не отбросило всех к Барселоне.

Понимая, что армия повстанцев может прорваться в город, мисс Оджерс организовала, почти в одиночку, работу по эвакуации детей во Францию.

То, что делала эта австралийка с такой отважной отдачей – обычная работа для женщин всех классов в Барселоне.

Австралийская коммунистка, ставшая мамой сотням испанских военных сирот
Мисс Оджерс с воспитанником сиротского приюта во Франции. Фото из сайта Pix. от 11 ноября 1939 года.

На прошлой неделе три тысячи девушек приступили к строительным работам в городе. Они столкнулись с необходимостью изучить за неделю то, на освоение чего мужчинам потребовались годы.

Женщины всех классов объединились перед лицом трагедии. Многие работают без передышки днем и сдают кровь для переливания по вечерам. Большое число женщин сражается в траншеях бок о бок с мужчинами.

Девушки, раньше работавшие в театрах и кабаре, организуют балетные и хоровые группы и по выходным дают концерты у линии фронта. Женщины также собирают детей в концертные коллективы, чтобы поддерживать обычную жизнь столько, сколько это возможно.

Для мужчин на войне девушки шьют снаряжение. Они спокойно и эффективно справляются со своими задачами, несмотря на долгие часы и напряженную атмосферу, в которой им приходиться работать.

По всей Испании огромный дефицит еды, даже оливкового масла, на котором испанцы готовят почти всю свою пищу.

Фермы возле города в руках мятежников, поэтому каждую каплю молока, каждую унцию сахара, пшеницы и мяса приходится провозить через блокаду или французскую границу.

Деньги ничего не значат, в ходу натуральный обмен: можно приобрести пару шелковых чулок за сигарету. Невозможно купить обувь, поэтому девушки делают сандалии из старых резиновых покрышек.

Старым людям утешение все еще дает церковь. После периода сомнений, церкви понемногу открываются на территории Республиканцев, давая утешение многим.

P.S. Я смогла найти немного информации о мисс Оджерс в интернете. Она родилась в 1911 году в семье шахтёра. Рано потеряла мать, и на ее плечи легло воспитание двух младших сестёр. Активно участвовала в рабочем движении. Узнав о формировании интернациональной бригады (подразделения добровольцев, отправившихся воевать против режима Франко), решила отправиться в Испанию. В 1945 году уехала в Венесуэлу вместе с мужем и ребенком, далее ее след окончательно теряется.