На войне неразбериха случается даже в современных реалиях. Что уж говорить о более ранних эпохах, когда средства коммуникации сводились к возможностям довольно примитивных технологий. К тому же, пусть в XVII веке армия по большей части и стала уже наемной, с выплатой жалования войскам регулярно случались накладки. Весьма частые. Так что неудивительно, что иные представители вооруженных сил старались как-то самостоятельно решать подобные вопросы. 

Во время очередной войны Польши со Швецией часть шляхтичей, недовольных периодическим безденежьем, решила организовать собственную конфедерацию, которая бы продолжала сражаться на стороне Речи Посполитой, но вот вопросы финансирования решала самостоятельно. Ребята решили не заморачиваться с этикой и моралью, а попросту начать жить за счет грабежа. Что у них плучилось довольно неплохо.

Эти армейские образования не входили в состав хоругвей, то есть являлись полностью иррегулярными формированиями. С обязательными выборными начальниками – такая помесь казацкой вольницы и сухопутного каперства. Отсюда тактика и вооружение отрядов – максимум подвижности и минимум веса. И явное тяготение к рейдам по тылам. Причем не всегда вражеским – в голодную пору годились и союзники, и собственные соотечественники.

Беспринципные всадники шляхтича Лисовского, которые жили грабежами

В одном из подобных подразделений как-то выдвинули на командирскую должность шляхтича из-под Вильны Александра Юзефа Лисовского. Да так удачно выдвинули, что и сам командир оставался на должности до самой своей смерти (позднее дали ему полковника). Более того образования эти получили название по фамилии командира и стали именоваться лисовчиками.

Лисовчики крайне худо воевали на отрытой местности в минуты генеральных сражений, да и в мелких стычках с регулярными силами себя ни в чем не проявили. Но вот как партизанам и диверсантам им равных не было. Что признавали все тогдашние военачальники. Любопытно, что их командира Лисовского даже пару раз вычеркивали из числа шляхты. Именно из-за привычки его подчиненных грабить всех подряд без разбора национальностей. Но при этом Лисовского не объявляли вне закона, не судили, не привлекали и регулярно не брезговали пользоваться услугами этой банды. Хотя постоянно старались удалить этих буйных ребятушек на периферию – снарядить на текущую войну, причем за пределами государства. Так что неудивительно, что польский правитель Сигизмунд ни разу не расстроился, когда Лисовский с компанией примкнул к Лжедмитрию II. Это и интересам политики отвечало, и на экономике региона благотворно сказывалось. Кстати, в ту пору к Лисовскому массово шли не только шляхтичи, но и русские казачки. А потом стали принимать вообще кого угодно – цыган, крестьян, беглых преступников.

Лисовчики являлись наичистейшей легкой кавалерией. Никаких доспехов, даже легких – коню тяжело. Никаких ружей. Только пистолеты и луки. Ну и, конечно, сабля. Собственно, этим базовый комплект и ограничивался. Пушек с собой тоже не таскали – они сильно тормозят на марше, сковывают маневр. Если требовалось, их захватывали у неприятеля, а в случае чего бросали без сожаления как лишний балласт. Все грузы – в тюках на вьючных лошадях. Даже лагерей не разбивали.

Беспринципные всадники шляхтича Лисовского, которые жили грабежами

Основной строй при атаке – лава. То есть такое построение, которое подразумевало большие промежутки между воинами, позволявшими развернуть коня. Хотя, как сообщают, при нужде умели действовать и в плотном строю.

Самое страшное в лисовчиках – их невиданная жестокость. Мало того что они грабили без стеснения, а сопротивляющихся этому грабежу попросту вырезали. Они еще и на маршах заботились о скрытности своих передвижений, отчего убивали каждого встречного. И неудивительно, что среди местного люда их попросту люто ненавидели, а в регулярной армии, мягко говоря, недолюбливали. Тем более, что воевать в открытом поле те не умели и не могли, зато в грабежах шли высшей категорией.

Лисовчики привлекались для партизанских действий и диверсий. Они блокировали и разоряли целые районы, предотвращая подвоз продовольствия в осажденные крепости. Хотя сами эти крепости если и брали, то  с большими потугами. В свое время они захватили Кинешму и Ярославль, справились с Суздалем и Калязинским монастырем. А вот укрепления рангом чуть выше им уже оказывались не по зубам.

Беспринципные всадники шляхтича Лисовского, которые жили грабежами

Считается, что именно ватаги Лисовского позднее сформировали тактику гусар позднего времени. Ну а сами формирования недолго просуществовали после смерти Лисовского – тот неудачно упал с лошади и крепко расшибся, повредив внутренние органы. Потрясенные кавалеристы избрали себе нового командира, но у того не хватило какого-то умения или личной харизмы, отчего вскоре лисовчики сошли на нет. Хотя функции у легкой кавалерии остались прежними, ушло название – время шляхтича Лисовского осталось в кратком прошлом.

× Поддержите подпиской наш телеграм-канал: @battlez

Обязательно делитесь статьей и ставьте "пальцы вверх", если она вам действительно понравилась!
И не забывайте подписываться на канал - так вы не пропустите выход нового материала