Беженцы и толерантность

Как известно, толерантность в медицине – это способность принимать пересаженные органы. Социальные науки называют этим словом терпимость к человеку во всех его уникальных проявлениях. Но в последнее время общество настолько заигралось в толерантность, что в пропасть хаоса его несет уже по инерции. Сегодня Европа переживает миграционный кризис, равных которому не было со времен Второй мировой войны.

Беженцы и толерантность

Конечно же, все началось с войны в Сирии. Но увидев, что западные страны с распростертыми объятиями принимают абсолютно всех, туда, где трава зеленее, устремились сотни тысяч жителей Центральной Африки, Юго-Восточной Азии и, как ни странно, Косова – уже в 2014-2015 гг. эта республика занимала третью позицию по объему потока мигрантов. Первый удар приняла на себя Германия – страна с самой высокой плотностью населения в Западной Европе. Только в 2015 году сюда поступило более полумиллиона прошений о статусе беженца. Венгрия занимает второе место. Но государства Восточной Европы – не «страны первого эшелона», и мигрантов интересуют мало. Лидируют пока что Германия и Франция.

Беженцы и толерантность

Местные жалуются: в крупных городах совсем не осталось местных – все облюбовали мигранты, которые не хотят работать, принимать порядки нового дома и живут на пособие. За четыре года непрекращающегося потока по морю и по суше в Европу прибыли примерно 1,6 млн. мигрантов. Только за 2015 год в Средиземном море утонуло более 22 тыс. чел. Но люди продолжают прибывать в Грецию, на Кипр, в Италию… Так в 2016 году 114 мигрантов устроили беспорядки на территории военной базы Великобритании на Кипре. Тогда конфликт замяли, нескольким беженцам предоставили политическое убежище и заверили, что с ними обращаются хорошо. Но, как и следует ожидать, даже самые более-менее облагороженные лагеря для беженцев со временем теряют все свои удобства (если они вообще там были). Так, например, выглядит один из греческих пунктов:

Охраны в лагере нет, ворота открыты — иди куда хочешь. Но идти некуда: лагерь расположен на горном плато, за его пределами лишь дорога, по которой изредка проезжают машины, до ближайшего населенного пункта пешком несколько часов. Мы въезжаем на территорию бывшей военной базы и оставляем машину у входа, где припарковано еще несколько автомобилей, принадлежащих волонтерским организациям. В глубь территории ведет асфальтированная, но уже порядком потрескавшаяся дорога. Слева — палаточный городок, справа — несколько полуразрушенных зданий, в которых, несмотря на отсутствие в оконных рамах стекол, явно живут люди. Стены расписаны граффити. Чуть дальше мальчишки гоняют мяч, две-три женщины моют в тазах малышей.
Беженцы и толерантность

Волонтеры, которые занимаются снабжением и адаптацией беженцев в таких местах, сначала, по собственным признаниям, очень сочувствовали людям. Но когда стало понятно, что несмотря на скорое завершение войны, ни сирийцы, ни ливийцы, но другие народы домой возвращаться не планируют, да еще и устраивают беспорядки, люди заволновались. В Германии активизировались ультраправые радикальные организации, Украине, как ассоциированному члену ЕС, тоже предложили принять беженцев. Акции протеста, пикеты и демонстрации (иногда многодневные) – обычное явление в современной Европе.

Беженцы и толерантность

Путь беженцев пролегал и через Россию, но так до далекой холодной Скандинавии пытались добраться только состоятельные люди, поэтому и известно о них меньше. Ехали, в основном, в Норвегию.

Сегодня темпы миграции снизились, в основном, благодаря относительной нормализации обстановки в Африке и на Ближнем Востоке. Немаловажную роль также играет враждебное отношение местного населения и высокий процент гибели беженцев по пути к месту назначения. Но ростки изменения культурного пространства Европы уже пущены, и понадобится много времени и дальнейшие изменения, чтобы затушить этот процесс.

Беженцы и толерантность

Подписывайтесь на наш канал, пишите комментарии, ставьте лайки и мы будем радовать Вас новыми историями от наших авторов