Единственная женщина, которую боялся Сталин

Дочь Сталина, Светлана Аллилуева, вспоминала, что ее отец не боялся никого, кроме этой женщины. Женщину, собственную бабушку, она всегда называла в третьем лице — мать Сталина.

«Живи тысячу лет»

Отношения с матерью, Екатериной Георгиевной Джугашвили, у вождя народов действительно были несколько странными. После революции он почти с ней не виделся, поручив уход за пожилой женщиной Берии. Мало писал, не приехал проводить в последний путь. И все-таки оставался любящим сыном.

Единственная женщина, которую боялся Сталин

Короткие письма Сталина матери, написанные по-грузински (на русском Кеке, так называли женщину родные и близкие, читать не умела), были полны заботы — «Будь здорова и не допускай в сердце печаль», «Сообщи мне, если будут нужны деньги», «Если в чем-нибудь нуждаешься — сообщи», «Передают, что ты здорова и бодра. Правда это? Если правда, то я очень рад этому», «Присылаю тебе жакетку, шаль и лекарства».

Почти каждое письмо оканчивалось одинаково: «Живи тысячу лет», «Живи долгие годы», «Живи много лет».

В посланиях Сталин часто оправдывался: «Уж очень занят и писать тебе часто не могу», «Много работы свалилось мне на голову, не сумел выкроить время для письма».

Как руководитель огромной страны Сталин действительно был очень загружен работой, но только ли это являлось причиной того, что письма матери он писал слишком редко и почти не навещал ее в Грузии?

Единственная женщина, которую боялся Сталин

Сердце матери

Будущего главу СССР мать воспитывала строго. Семья жила скромно: Кеке трудилась прачкой-поденщицей, Бесо (Виссарион Джугашвили, отец Сталина) выпивал, а зарабатывал совсем немного (по профессии он был сапожником).

Когда семья распалась, юный Иосиф стал марионеткой в руках родителей: мать мечтала сделать его священнослужителем, отец желал, чтобы сын пошел по его стопам, пророча карьеру высококлассного обувщика.

Сын остался с матерью. Она заботилась об Иосифе: из своих скромных заработков одевала и обувала, нанимала учителей. Отказывая себе во всем, окружила заботой. Но вместе с тем руководила жизнью сына — настояла на поступлении в православное училище, а затем — духовную семинарию.

Единственная женщина, которую боялся Сталин

По некоторым воспоминаниям (например, Николая Кипшидзе, врача, который лечил Екатерину Георгиевну в старости), мать не гнушалась поднимать руку на сына, однако сам Сталин этот факт отрицал.

Когда, обучаясь в Тбилисской духовной семинарии, Иосиф связался с революционерами, мать умоляла его оставить бунтовщиков и вернуться на духовное поприще. Однако подросший сын уже избрал свой собственный путь, с которого не свернул до конца жизни.

На закате жизни Екатерина Джугашвили переехала в бывший дворец царского наместника на Кавказе, получила двух домработниц и личного врача. Она могла бы жить на широкую ногу, однако так и осталась скромной грузинкой. Во дворце Кеке заняла одну небольшую комнату и редко выходила оттуда.

Единственная женщина, которую боялся Сталин

У матери вождя народов брали интервью. В них она рассказывала лишь о том, каким замечательным был ее сын в детстве и как она гордится им сейчас.

Лишь об одном сожалела Кеке — о том, что ее обожаемый Иосиф так и не стал священником.

Ставьте палец вверх и подписывайтесь в раздел, чтобы не пропустить самое интересное!

Что ещё почитать:

  • Как сложилась жизнь приёмного сына Сталина
  • Коба, Старик, Перо — откуда взялись и что означали прозвища вождей партии
  • Не чуждо ничто человеческое — чем увлекались вожди революции