Михаил Богданович Барклай-де-Толли знал, что такое несправедливость и незаслуженная обида. При жизни многие считали его предателем, награждали нелестными прозвищами и пытались принизить заслуги выдающегося полководца.

Именно на него легла вся тяжесть ответственности за провальное начало Отечественной войны 1812 года, и именно он в глазах современников стал единственным виновником отступления русской армии и захвата Москвы французами.

Герой, которого считали предателем, — трагедия Барклая-де-Толли
Дж. Доу. Портрет Барклая-де-Толли. Фрагмент

За блестящие успехи

По карьерной лестнице Барклай-де-Толли поднимался сам. За два десятка лет в армии он дослужился до чина полковника. Когда в 1805 году Российская империя вступила в коалицию против Наполеона, Михаил Богданович командовал войсками в армии генерала Беннигсена, а в войне четвертой коалиции отличился в боях при Пултуске и Прейсиш-Эйлау, за что был повышен до генерал-лейтенанта.

В 1808 году Барклай-де-Толли в качестве командующего экспедиционного корпуса принял участие в Русско-шведской войне. За блестящие успехи Александр I пожаловал полководцу генеральский чин и должность генерал-губернатора вновь присоединенного Финляндского княжества.

Военный министр

На новом поприще Барклай-де-Толли проявил себя весьма талантливым организатором. Врожденная скрупулезность и трудолюбие позволили ему в кратчайшие сроки навести порядок во вверенных областях. Звезда де-Толли взлетела еще выше: в 1810 году Михаил Богданович занял пост военного министра и загодя начал подготовку к возможному вторжению Наполеона.

Герой, которого считали предателем, — трагедия Барклая-де-Толли
Неизвестный художник. Портрет Барклая-де-Толли

За два года он провел ряд преобразований. По инициативе Барклая-де-Толли русская армия была переведена на более гибкую и автономную корпусную организацию, а военное министерство поделено на отдельные департаменты, занимавшиеся насущными нуждами войск. В частности, именно в этот период появилась специальная канцелярия разведки и контрразведки.

Перед угрозой войны общая численность армии была существенно увеличена, а военное министерство разработало план действий на случай вторжения французов в Россию.

Кто виноват?

Война началась 24 июня 1812 года. Когда французские войска переправились через пограничный Неман, стало очевидно, что остановить или уничтожить армию Наполеона на дальних рубежах уже не удастся.

Основные силы русских войск — 1-я западная армия, которой командовал Барклай-де-Толли, и 2-я западная армия, под началом князя Багратиона, оказались рассечены французами, а для того, чтобы объединиться, были вынуждены отходить к Смоленску, попутно ведя арьергардные бои.

Герой, которого считали предателем, — трагедия Барклая-де-Толли
Дж. Доу. Портрет П. И. Багратиона

В сложившейся ситуации отступление было вполне разумным тактическим маневром, но простым людям эту горькую истину объяснить было невозможно. Французы один за другим захватывали русские города, разоряли деревни и усадьбы. Виновником всех этих бед в глазах народа стал Барклай-де-Толли.

«Когда в товарищах согласья нет…»

Ситуация усугублялось тем, что Александр I не назначил единого главнокомандующего армиями. Волей-неволей эту ношу пришлось нести военному министру — Барклаю-де-Толли. Такое положение дел раздражало Багратиона: командующие 1-й и 2-й армий были равны по званию, поэтому полностью подчиняться Барклаю-де-Толли он не желал. К тому же Багратион считал, что отступление — не выход из ситуации.

Противоречие между полководцами особенно обострилось после вынужденного отступления из Смоленска. В войсках пошли разговоры, что «немец» и «трус» Барклай-де-Толли сдает русскую землю врагу. Единственным возможным решением в этой ситуации было назначение нового главнокомандующего.

Герой, которого считали предателем, — трагедия Барклая-де-Толли
П. фон Гесс. Сражение при Смоленске

«Я всегда буду убеждён, что сделал всё необходимое…»

В августе 1812 года император оказался в такой ситуации, когда для спасения армии требовалось сдать Москву, а для спасения боевого духа солдат — отстранить от командования Барклая-де-Толли. Собранием особого комитета было решено назначить главнокомандующим Михаила Илларионовича Кутузова.

Михаил Богданович остался командующим 1-й западной армии. Назначение Кутузова он переживал очень тяжело. Без вины виноватый и действовавший всегда лишь во имя отечества, он воспринял свою отставку как доказательство недоверия государя.

Однако на этот раз император принял верное решение: русскому войску требовался харизматичный лидер, пользовавшийся в народе популярностью. Этим требованиям полностью соответствовал Кутузов, умевший договорится как с командирами, так и с солдатами.

Герой, которого считали предателем, — трагедия Барклая-де-Толли
А. Кившенко. Военный совет в Филях

Новый главнокомандующий добился полнейшего доверия армии. Даже после Бородинской битвы, когда русские войска продолжили отступать, Кутузов сумел оправдаться в глазах простых солдат. Он стал народным героем Отечественной войны, хотя фактически придерживался стратегии Барклая-де-Толли.

Впрочем, Михаил Богданович Барклай-де-Толли получил и славу, и почет, но уже после окончания Отечественной войны.

Ставьте палец вверх и подписывайтесь на канал, чтобы не пропустить самое интересное!

Что ещё почитать:
«Я прощаю, но Россия не простит», — почему Кутузов не хотел продолжать войну с Наполеоном
Отец русской разведки, чей хитроумный план помог победить Наполеона