Мемуары как Сталин создавал советскую нефтянку в 1940

Мемуары как Сталин создавал советскую нефтянку в 1940

"Рачительное" отношение к народному хозяйству государственных деятелей из 90-х известно хорошо. Именно тогда были распроданы неизвестно кем за рубеж ценнейшие стратегические запасы редкоземельных металлов СССР. Товарищ Сталин тоже тратил иногда неприкосновенные запасы, но выглядело это несколько иначе.

Вот, к примеру, воспоминания легендарного сталинского наркома нефти Николая Байбакова. Да-да, того самого "будет нефть - будет Байбаков, не будет нефти... сами понимаете".

Перед Войной стояла горящая задача разведки и освоения сибирских нефтяных районов. Трудно представить, но тогда кроме Бакинских и Грозненских промыслов вести добычу нефти где-то еще было совершенно немыслимо.

Сегодня львиная доля нефти добывается как раз в Сибири. Да и в Войну, когда немец пришел на наши юга, стал резать железнодорожные линии на Волге, без восточных месторождений пришлось бы совсем тяжко.

Занимался вопросом строительства на востоке "второго Баку" лично Сталин. На очередном совещании в 1940 году разгорелся скандал - плановые сроки освоения новых скважин срывались.

Руководители нефтяных трестов затянули в один голос - вина не наша. Хотите стахановских темпов бурения - подавай обсадные трубы для скважин повышенной прочности. А с тем, что есть, уж извиняйте, грызем помаленьку чтобы не поломать оборудование.

Проблема тогда была общей. Знаменитый конструктор пушек Василий Грабин вспоминал о чем-то подобном. Перед Войной он как раз создавал прообраз будущей пушки Победы ЗИС-З. Тогда его дивизионная трехдюймовка звалась Ф-22.

По чертежам орудие выходило отличным - мощным, точным, дальнобойным. А главное - лёгким, с тягачами на фронте тогда было негусто, таскали по грязи лошадиными упряжками да солдатскими спинами.

А на деле вышло чуть ли не в полтора раза тяжелее. Дефицитной легированной стали, предусмотренной проектом, попросту не отпустил наркомат. Пришлось упрочнять конструкцию из обычного литья качеством похуже.

С буровыми трубами - та же история. Сталин прямо с совещания вызвал звонком наркома металлургии Ивана Тевосяна.

Тевосян срочно прибыл и ввязался в словесную драку. Нарком объяснил, что действительно нагрузки на эти трубы очень велики. Что пробовали использовать даже оружейную легированную сталь. Но большого результата это не дало.

Сталин поинтересовался каике будут предложения. Металлурги и нефтяники в один голос затянули невнятное - будем пробовать, искать способы...

Вождь с юмором прервал: Пробовать, товарищи, некогда. Выйдет как в истории про старика купца, женившегося на молодухе. И сам измучался и ей мучение. Что требуется для производства подходящих труб?

Нарком Тевосян сказал, что проблему могла бы решить сталь, легированная молибденом. Но молибден материал редкий и потребные триста тонн взять просто неоткуда.

Сталин обратился к главному плановику при Совнаркоме - Николаю Вознесенскому. Тот отвечает, молибдена свободного нет, только неприкосновенный запас. В нефтянку отпустить не могу категорически.

Сталин мог бы попросту приказать, но ведет себя гораздо тоньше. Вождь мягко спросил:

- Зачем советской власти неприкосновенный запас? На голодный год, так, товарищ Вознесенский? Вот считайте, голодный год наступил. Попросим всеми товарища Вознесенского триста тонн молибдена отпустить и постараться поскорее наш НЗ восполнить!

Вот оно где - объяснение запредельных Сталинских темпов роста, которые так и не смогли понять западные экономисты. Когда на Западе экономика росла по 3% в год, у большевиков росло по 40%. Почувствуйте, как говорится, разницу!


Следующее: Страны, пострадавшие от «крылатой демократии»

Предыдущее: Почему для первого полета в космос выбрали именно Гагарина



Поделиться!