Изменился бы исход Курской битвы, если бы Гитлер не снял дивизии с этого участка для отражения высадки союзников на…

Операция «Цитадель» вступала в решающую стадию. Немецкие танковые клинья рвались к Курску. Как известно, главной задачей этого наступления было окружение и уничтожение находящихся в этом районе советских частей.

Жажда реванша за Сталинград и желание склонить чашу войны в свою пользу двигало Гитлером и его военачальниками.

Но совершенно неожиданно союзники СССР 10 июля начали высаживать свои войска в Сицилии. Это стало для немцев полной неожиданностью.

По утверждению многих западных историков, да и немецких генералов, любителей писать мемуары, именно эта операция помешала немцам благополучно завершить успешно начатую операцию «Цитадель».

Неужели Гитлер остановил успешное наступление своих войск для того, чтобы для отражения вторжения союзников в Сицилию перебросить три дивизии в Италию?

Так ли это было на самом деле?

Гитлер часто любил повторяться, что он не из тех, кто бросает начавшиеся сражения. И действительно, он никогда не делал ничего подобного ни до Курской битвы, ни после.

Он заставлял свои армии сражаться до последнего, даже после того, когда становилось понятно, что сражение проиграно.

Гитлер считал, что сталинградская катастрофа напрямую связана с ненадежностью его союзников и решил, что в операции «Цитадель» будут участвовать только немецкие войска.

Риск был велик. Теперь, в случае поражения вермахта под Курском, обвинять в своих промахах будет уже некого, а репутация Гитлера как главнокомандующего и стратега будет испорчена окончательно.

Воспоминания о сталинградском котле все еще были свежи в памяти немцев, да и поражение под Москвой не было забыто.

Гитлер прекрасно понимал, что для поддержания своей репутации как «величайшего полководца всех времен и народов», он больше не может допустить ничего подобного.

Не стоит считать Гитлера «глупым ефрейтором», как любят его выставлять бывшие нацистские генералы, который только и знал, что вставлял «палки в колеса» гениальным немецким военачальникам.

Естественно, Гитлер очень внимательно следил за Курским сражением. Он анализировал его ход, пытался предсказать ответные действия советского командования, которое уже дважды преподносило ему такие сюрпризы, от которых Германия так и не смогла оправиться.

К 12 июля, через неделю после начала битвы, Гитлер уже смог понять, что операция «Цитадель» терпит неудачу, и что потери достигли недопустимых масштабов.

В тот же день Красная Армия начала Орловскую стратегическую наступательную операцию «Кутузов».

Гитлер принимает решение о свертывании операции «Цитадель» и 12 июля считается днем ее завершения. На южном фасе немецкие войска еще пытались вести наступление, а на северном их наступательный потенциал иссяк и они перешли к обороне.

Наступление было остановлено под предлогом того, что часть сил необходимо срочно перебросить в Сицилию для стабилизации сложившегося там положения.

Почему необходимо было снимать войска с тех участков фронта, где ведется «успешное» наступление? Почему нельзя было перебросить несколько дивизий из Норвегии, Греции, или других участков Западной Европы?

На тот период в Западной Европе, Норвегии, Греции и других оккупированных регионах находилось около сорока полнокровных дивизий.

Из трех танковых дивизий, выведенных в резерв 17 июля, только танковую дивизию «Лейбштандарт» без танков (!) начали в двадцатых числах июля перебрасывать в Италию.

А что стало с двумя другими? «Мертвая голова» была отправлена на Донбасс, а «Великая Германия» на отражение советского наступления под Орлом.

Это что получается - убыль одной танковой дивизии(без танков) с южного фаса Курской дуги привело к краху операции «Цитадель»?

В критические моменты битвы под Москвой, Тихвином, Сталинградом(1941 -1943), немцы перебросили с Запада на Восток 39 дивизий.

У меня складывается впечатление, что Гитлер уже к 12 июлю прочувствовал, что Германия терпит на Восточном фронте грандиозное поражение.

Он понял это еще в тот момент, когда в головах некоторых генералов только зарождались сомнения в благоприятном исходе операции «Цитадель», а кто-то даже считал, что уже ухватил «птицу удачи» за хвост и до победы осталось всего пара шагов.

Он не мог допустить того, чтобы поданные III Рейха усомнились в его «полководческом гении», или, более того, посчитали его виновником новых военных поражений Германии. Поэтому все свои неудачи он объяснил неожиданным вторжением союзников на Сицилию.

Многие западные исследователи в этом вопросе оказались с Гитлером единодушны. Негоже даже и подумать о том, что Красная Армия в 1943 году набрала такую мощь, что была в состоянии нанести немцам сокрушительное поражение на фоне бездействия союзников.

Если судить по ходу всего сражения, то некоторые тактические успехи наступавших немецких войск не могли оказать существенного влияния на общий исход сражения битвы с учетом того, что 12 июля Красная Армия начала мощное наступление, которое грозило превратить Курскую битву в еще один Сталинград.

Константин Мариев