4 октября 1894 г. в деревне Фёдорово Давыдовской волости Меленковского уезда Владимирской губернии родился Сергей Гаврилович Симонов. Семья была крестьянская и не богатая, об образовании сына отец и подумать не мог. Да и школа была далеко, обувки не напасешься. Повезло, что учитель был душевный, три зимы носил мальчишку на руках в соседнее село. На том начальное образование Серёжи и закончилось. Когда шестнадцать стукнуло, пришел наниматься в подмастерья к деревенскому кузнецу. Кузнец взял его к себе и многому научил.

Как мальчик из деревни, с начальным образованием, стал автором одного из лучших образцов оружия в своём классе

До Гусь-Мальцевского (ныне – Гусь-Хрустальный) было рукой подать, и мог Серёжа стать знатным стеклодувом, но его больше железо тянуло – любил он конструировать и мастерить. Потому и подался в Ковров, который и побольше был, и заводы механические там имелись. Заводик, куда он устроился, был не большой, но это не помешало Сергею стать слесарем 8-го, наивысшего разряда – рабочих такой квалификации во всей России можно было по пальцам перечесть. Там же технические курсы окончил, и в 1919 г. уже на Ковровском оружейном заводе, заложенном тремя годами ранее датчанами (сегодня – завод им. В.А. Дегтярёва), но недостроенном и брошенном ими, получил высший разряд мастера. Симонов хорошо понимал все тонкости производства, знал, как отремонтировать старое оборудование, быстро осваивал новое. В 1920 он начал изобретать, запатентовал станок для маркировки деталей любых габаритов. Уже известный оружейник Василий Алексеевич Дегтярёв, под чьим началом в экспериментальной мастерской работал Симонов, высоко ценил его умения и способности. Хорошо отзывался о молодом мастере и Владимир Григорьевич Фёдоров – директор завода и изобретатель первого русского автомата.

Находясь в таком окружении, насмотревшись на пулемёты Дегтярёва и автомат Фёдорова, Сергей Гаврилович задумался о том, чтобы создать собственный образец автоматического оружия, и уже в 1922 г. Симонов отослал в Главное артиллерийское управление чертежи на ручной пулемёт – легкий и простой в производстве. Автоматику приводили в действие пороховые газы, отводящиеся из канала ствола, затвор запирался клиновым устройством, которое ходило в поперечной плоскости. Комиссия ГАУ, рассмотрев проект Симонова, отметила, что пулемёт не имеет аналогов, что схема Симонова – лучшая из существующих систем. Однако военные хотели получить станковый пулемет, да ещё и Симонов поторопился – отослал чертежи, а не образец, изготовленный в металле. Поэтому пулемёт в производство не запустили. Кто знает, будь у комиссии стреляющий образец, может, его бы взяли, и Красная Армия получила бы оружие, опередившее время, а это автоматически привело бы к перевооружению вообще.

Однако работать Симонову позволили, правда, условия были далеко не идеальные. И поддержки на заводе у него не было: слишком высокой была конкуренция. Симонов уехал в Подольск, где был хороший завод «Зингер». Там Симонову дали в помощь слесаря, инженера, который чертил все конструкции, и лаборанта, который вел документацию.

Как мальчик из деревни, с начальным образованием, стал автором одного из лучших образцов оружия в своём классе

В 1931 году на конкурсе автоматических винтовок образцы, представленные Симоновым, показали прекрасные результаты. Не дожидаясь решения комиссии, дирекция завода распорядилась разработать технологию для серийного производства. Кроме явного боевого превосходства винтовка Симонова была значительно технологичнее и вдвое дешевле, чем у конкурентов. Винтовка прошла заводские и полигонные испытания, выдержала 27 тыс. выстрелов, могла стрелять одиночными выстрелами и очередями. Для этого она имела магазин на 15 патронов, присоединявшийся к подствольной коробке снизу. Мощный винтовочный патрон создавал довольно сильную отдачу, поэтому к 1936 г. конструктор на дульную часть ствола установил дульный тормоз, который существенно уменьшил отдачу. Симонов разработал специальный штык, который при стрельбе мог выткаться в землю и использоваться как дополнительный упор, как сошки у пулемета. На испытания пожаловал начальник вооружения и замнаркома Михаил Тухачевский. Он поздравил Симонова и от себя пожелал видеть на вооружении эту винтовку. В короткие сроки было решено отправить Симонова в Ижевск, чтобы он организовал серийное производство АВС-31. Но оборудования и технологии на заводе были отсталыми, даже пружины закаливали на глазок. Симонов начал аврально модернизировать завод, на который свалится основной груз военных заказов, когда в первые месяцы войны будет свернуто производство в Туле и Ленинграде. Однако винтовка АВС-31 до армии не дошла.

В 1932–1933 г. Симонов учился в Промакадемии, и возможно, встречал жену Сталина Надежду Аллилуеву.

В 30-е годы Красная Армия готовилась к маневренной войне, в которой одной из основных задач было увеличение плотности огня в атакующем бою. Когда позиция хорошо подготовлена и пехотинец находится в удобном обжитом окопе, магазинная винтовка Мосина его вполне устроит. Но если этот же боец в атаке под огнем на ходу попытается из трехлинейки погасить огонь своего окопного противника, дело плохо: из окопа видна лишь каска, попасть в которую набегу или с колена можно только случайно. Да еще и винтовку нужно перезаряжать, уводя с линии прицела. Вот тут-то самозарядная винтовка даст шанс попасть если не в каску, то рядом в бруствер окопа, что вынудит пулеметчика убрать голову, собьет его прицел. Хотя опыт применения автоматических винтовок и выявил основной их недостаток – плохая меткость и кучность при стрельбе очередями, конструкторы всего мира не оставили попыток разработать легкое автоматическое стрелковое оружие. В СССР избрали иной путь, и объявили конкурс на создание не автоматической, а самозарядной винтовки, которая бы сохраняла лучшие качества магазинной винтовки – меткость, кучность и технологичность в производстве, но при этом позволила бы увеличить темп стрельбы и плотность огня.

В 1936 г. на вооружение Красной Армии была принята 7,62 мм автоматическая винтовка Симонова – АВС-36, которая сохранила лучшие качества АВС-31, но была избавлена от многих ее недостатков. Симонов сконструировал опередившую свое время уникальную затворную систему, простую и совершенную настолько, что она и теперь применяется в современных образцах оружия по всему миру. Винтовка обеспечивала хорошую меткость на дальности до полутора километров, была достаточно проста в производстве, поскольку состояла из минимального количества деталей. Ижевский завод в очень короткие сроки выпусти порядка 60 тыс. АВС. Однако солдаты АВС-36 не жаловали за то, что она требовала тщательного ухода, что в боевых условиях было делом куда как непростым: бойцу отдохнуть хотелось, поспать, условий для разборки и чистки не было, да и всегдашний русский авось никто не отменял. Поэтому очень хорошая винтовка часто давала осечки. На Восточном фронте немецкие солдаты с удовольствием меняли свои штатные винтовки Маузер-98 и автоматы МР-38/40 на брошенные советскими солдатами АВС и самозарядную винтовку Токарева СВТ-38/40.

Когда началась Великая Отечественная война, в Красной Армии нежданно-негаданно обнаружился острый дефицит средств борьбы с вражескими танками. Не хватало не только противотанковых пушек, но и боеприпасов к ним: не было меди для изготовления гильз. Дело дошло до того, что осенью 1941 г. Ставка Верховного Главнокомандования приняла директиву, устанавливающую фронтам и армиям плана сбора на поле боя и сдачи промышленности стреляных снарядных и патронных гильз. Тем, кто план выполнял, выдавали премии, а тех, кто не выполнял, лишали поставок снарядов. В этой тяжелейшей обстановке нужно было срочно создать и запустить в производство простое и дешевое противотанковое ружье, для изготовления которого потребуется немного материалов, и патрон которого будет существенно легче даже 45-мм противотанкового снаряда, а, значит, потребует меньше меди.

Разработку такого оружия поручили Василию Дегтярёву и Сергею Симонову. Независимо друг от друга они поняли главный принцип такого оружия: броня танка может быть пробита пулей, у которой будет высокая начальная скорость, а обеспечить её можно за счет очень длинного ствола. На разработку отводился месяц, но конструкторы успели раньше: на испытания ружья Дегтярёва (ПТРД) и Симонова (ПТРС) поступили практически одновременно, через 22 дня. Калибр, длинна ствола и начальная скорость полета пули ПТРД и ПТРС были одинаковыми – 14,5, 1350 мм и 1020 м/с.

Как мальчик из деревни, с начальным образованием, стал автором одного из лучших образцов оружия в своём классе

В основу своего ружья Симонов положил многие уже хорошо зарекомендовавшие себя узлы АВС-36, увеличив их под патрон 14,5 мм. Ружьё Симонова было на 100 мм длиннее и на 4 кг тяжелее, чем ПТРД, но у Дегтярёва ружье было полуавтоматическое однозарядное, а у Симонова – самозарядное с магазином на 5 патронов. ПТРС имело почти вдвое большую скорострельность и вполовину большую прицельную дальность, хотя разница эта практического значения не имела: оба ружья уверенно пробивали броню вражеских танков толщиной 35 мм с 300 метров, а 40 мм – с расстояния 100 мм. На большем расстоянии пробивалась броня бронетранспортеров и легких немецких и чехословацких танков. Оба ружья успешно прошли полевые и государственные испытания, и были приняты на вооружение – случай уникальный – в один день: 29 августа 1941 г. Впервые ПТРС и ПТРД на публике показали 7 ноября 1941 г.: их пронесли на ноябрьском параде бойцы, уходящие на фронт. До конца 1941 г. было выпущено всего 77 единиц ПТРС, но и они сыграли огромную роль в обороне Москвы. Всего за годы войны было выпущено почти 200 тыс. ПТРС, которые применялись до тех пор, пока у вермахта не появились танки с броней, толщина которой превысила 50 мм. За разработку противотанкового ружья Сергей Симонов был удостоен Сталинской премии I степени. В годы войны Сергей Гаврилович занимался совершенствованием своих прежних и разработкой новых образцов оружия. Красная Армия остро нуждалась в качественном самозарядном карабине: в некоторых случаях автомат был не самым подходящим оружием, да и ни один автомат не мог похвастаться такой кучностью и точностью стрельбы. Такое оружие Симонов создал: самозарядный карабин образца 1945 г. был официально принят на вооружение Советской Армии в 1949 г. В нем Симонов до совершенства довел перекос затвора. Карабин оказался очень надежным, мог стрелять даже при температуре минус 70 градусов. За разработку СКС Симонов получил свою вторую Сталинскую премию I степени. Известный путешественник Дмитрий Шпаро в свою экспедицию на Северный полюс взял именно СКС-45. Симоновский карабин до сих пор остаётся одним из лучших образцов оружия в своём классе. За свои разработки Сергей Гаврилович Симонов был удостоен звания Героя Социалистического Труда, трёх орденов Ленина, орденов Октябрьской Революции, Кутузова, Отечественной войны, Красной Звезды.

Спасибо за внимание! Подписывайтесь на канал и жмите на большой палец вверх!


Поделись!