Как повар, решая проблему с питанием в армии, создал прообраз полевой кухни

Солдата требуется кормить. Иначе он очень скоро станет бесполезным с точки зрения стратегии и ненадежным в плане морали. Так что питанию армий всегда уделяли массу времени и сил. Конечно, организационные схемы несколько менялись. Принято считать, что нормально отладить логистику процесса получилось только в веке ХХ, когда русские в русско-японской войне 1904-1905 годов применили в организации питания полевые кухни.

На деле императорская армия довела до ума наработку английского ресторатора, поставив его армейские котлы на колесный ход, что позволило готовить еду на марше. И потребовалось для такого усовершенствования добрых полстолетия. Ну а самого автора первоначальной идеи звали Алексис Сойер, и прославился он главным образом как чудаковатый шеф-повар лондонского Реформ-клаба – заведения, ориентированного на джентльменов среднего достатка.

Алексис Сойер был по профессии повар. И художник – по призванию. Он постоянно экспериментировал с рецептами и первым в мире сформулировал постулат, что для индивидуального и массового питания требуются принципиально различные технологии – одно и то же блюдо вкусно приготовить для одного человека и нескольких сотен одновременно при одинаковом подходе никак не получится.

Как повар, решая проблему с питанием в армии, создал прообраз полевой кухни

А еще его кипучей энергии хватало на множество проектов. Он организовал идеальную кухню для одиноких джентльменов, дополнив ее милыми аксессуарами, вроде прикуривателя в фойе или гостиничными номерами с ванными – забава и вовсе не из кулинарной сферы. Или придумал рецепт недорогого супа. Дополнив его бюджетным вариантом рагу. А потом организовал благотворительный ужин на 10 тысяч человек единовременно – специально для лондонской бедноты.

Он выпустил книгу, в которой, помимо рецептов, дал рекомендации об устройстве и оборудовании идеальной кухни, где перечислил минимальный набор посуды и приспособлений. А еще он конструировал сотейники, соковыжималки и даже керосиновые подогреватели пищи – для людей, путешествующих поездом. Причем его компактная плитка могла складываться и исполнять роль грелки для ног. Такое сочетание, знаете ли, совсем уж неожиданное.

Алексис Сойер даже изобрел особый кухонный очаг. До него готовили или в подовых печах (это как в горниле русской печи), или на открытом огне в очагах, устроенных по принципу камина. В лучшем случае в таких очагах ставили металлическую жаровню, на которой получалось более-менее удобно разместить кастрюльку. В худшем – вешали подвес для котелка. Правда, голландцы и немцы уже придумали печи-буржуйки, на чугунной поверхности которых получалось греть посуду и ее содержимое. Но вот эффективность такого нагрева оставляла желать лучшего. А повар из Реформ-клаба все изменил.

Как повар, решая проблему с питанием в армии, создал прообраз полевой кухни

Идея оказалась проста. От одной топки в специализированном очаге Сойера (который он сделал на основе кухонной печи Бенджамина Франклина – изобретателя, ученого и президента Америки, между прочим) работали единовременно плита, духовка, котел с водой, гриль, тостер и даже подогреватель посуды (в викторианских домах было холодновато, и потому без подогрева тарелки быстро покрывались слоем сала из супа, что как-то неприятно). И изобретение вышло настолько удачным, что по принципу этой кухонной печи по всему миру стали строиться плиты. Собственно, они и сегодня выпускаются – это почти все дровяные плиты, что можно купить для дачи в специализированном магазине каминов и печей.

Неудивительно, что, когда стала планироваться операция в Крыму, командование союзников обратилось к признанному авторитету Алексису Сойеру, чтобы тот помог решить проблему с питанием такой массы народа. Ведь в ту пору бралась небольшая войсковая единица (отделение), которой и выдавался некий набор продуктов. Ну а дальше бойцы кашеварили сами, стряпая из полученного провианта у бивачных котлов. Вот только в Крымских степях остро стояла проблема с топливом, а везти дрова к месту действия экспедиционного корпуса никто не собирался. И без того хватало нагрузки на транспорты (кстати, в армию даже поставляли бутилированную питьевую воду из Франции и пиво из британских пивоварен).

Изобретатель и повар-реформатор не стал особо мудрить. Он просто немного доработал свою кухонную печь, убрав из нее ненужные излишества, вроде гриля и тостера. Зато сделал ее удобной для транспортировки и использовании в чистом поле. А еще снабдил базовую конструкцию сменными вставками модульного типа, позволявшими печь хлеб, готовить первое и второе и даже кипятить белье или запаривать лекарственные настои. И несколько сотен таких печей срочно собрали на британских заводах и отправили под Севастополь – пробовать новинку. А та превзошла все ожидания.

Как повар, решая проблему с питанием в армии, создал прообраз полевой кухни

Прежде всего, такие печи почти не давали отблеска. И потому разведчикам со стороны было сложно определить количество гарнизона, расположившегося перед ними – по бивачным кострам сосчитать размеры войска куда проще. А еще такая кухня экономила топлива – требовалось всего 10 % от того, что пришлось бы сжечь при готовке на открытом огне. Так началась эра полевых кухонь. Хотя, конечно, в ту кампанию они еще не были полевыми кухнями в нашем понимании этого термина – мобильности не хватало. Чего, впрочем, англичанам с французами и не требовалось – они стояли в осаде и никуда особо не стремились.

× Поддержите подпиской наш телеграм-сайт: @battlez