Моральные ориентиры рыцарства – понятие довольно размытое. Рыцарский кодекс - то, что мы сегодня подразумеваем под этим термином - сформировался никак не ранее середины XIX столетия: викторианцы обожали идеализировать и размещать историю в красивую оправу. Но к действительности эти фантазии имеют весьма отдаленное отношение.

В одном из средневековых рыцарских романов есть показательный фрагмент. Некое объединение благородных рыцарей захватывает замок, перебив уйму народа в нем. Причем не каких-нибудь сарацин или еретиков, а таких же братьев-христиан. Что-то там не поделили по-родственному. Всюду груды тел, следы крови. Тут кто-то вспоминает, что вот-вот прибудут дамы. И чтобы не сильно шокировать их этим зрелищем, быстренько решают всех убитых поскидывать в ров. Что и сделали. А потом несколько дней пировали. Вероятно, запашок все же донимал гостей благородных господ, но о том в романе как-то не вспоминали.

Для реального (не книжно-романного) рыцаря, в принципе, было нормальным встретить в лесу прекрасную даму и сопроводить ее до дома без требования расплаты за услугу. Но если ту же даму благородный дон или сэр встречал с таким же доном или сэром, то он волне мог сразиться с защитником не на жизнь, а на смерть. Соответственно, трофейная дама доставалась победителю – с ее мнением в таком случае не спешили считаться. Куртуазность средних веков имела свою специфику.

Кто соответствовал идеальному образу рыцаря
Рыцарь перед крестовым походом из Вестминстерского псалтыря, первая половина XIII века

Разговоры об учтивости и воспитанности рыцарей тоже стоит воспринимать с оговоркой. Скажем, Ричард Львиное Сердце славился умением рассечь одним ударом меча человеческий череп в шишаке до зубов (хотя на лютне тоже умел), а знаменитый рыцарь-шут-бард Тайефер, прославившийся как зачинщик всего действа во время битвы при Гастингсе (рубка началась, предположительно, с его проделки), при дворе Вильгельма ценился за трюк, название которого можно перевести как "Прыжок, кувырок и пук". За это, кстати, даже получил замок с землей.

Вероятно, точнее и ближе к истине рыцарство показано у Марка Твена в романе "Янки из Коннектикута при дворе короля Артура". Но, то произведение сатирическое и обычно в расчет как-то не берется.

Кстати, в Англии в рыцари мог пробиться и простолюдин, но при очень великом старании – в этой стране в рыцари имел право посвящать лишь король, и эта его функция закрепилась много ранее других стран. Там по старинке зачисляли в рыцаре коллегиальным советом и только из благородных семейств еще со времен Карла Великого – того самого, который запретил простолюдинам носить меч и копье, а купцы по его указу имели право меч возить притороченным к седлу – опоясываться им строжайше воспрещалось.

Кто соответствовал идеальному образу рыцаря
Последний "настоящий рыцарь" Пьер Террайль де Баярд обороняет мост через Гарильяно в 1503 году. Художник: Henri Félix Emmanuel Philippoteaux

Меж тем, даже в этом жестком вареве существовали персонажи, признанные современниками эталоном рыцарства. И этих ориентиров благородство было немало по странам и эпохам. Испанцы, например, высоко ценили Родриго Диаса де Вивара (более известного как Эль Сида). У англичан светочем морали считали Уильяма Маршала.

У немцев из-за общей раздробленности страны таких незапятнанных героев имелось как минимум по штуке на эпоху: Вольфрам фон Эшенбах, Вальтер фон дер Фогельвейде, Флориан Гайер, Ульрих фон Лихтенштейн, Гартман фон Ауэ – это только ключевые персонажи посмертной идиллии.

У французов с их страстью к изрядному позерству идеальных рыцарей тоже находили оптовыми партиями. Иным и сегодня памятники ставят, как Бертрану дю Геклену или Жану II ле Менгру Бусико. А вот Пьеру Таррайлю де Баярду человечество обязано расхожим выражением "рыцарь без страха и упрека" (дословный перевод французского оригинала) – так его характеризовали поэтически настроенные современники, которые сочинили его посмертные биографии (2 экз.). Любопытно, что это романтическое определение являлось как бы усовершенствованием прежнего выражения (тоже французского) "рыцарь без упрека". И впервые такое рейтинговое прозвище получил рыцарь XIV века Арно Гийом де Барбазан.

Кто соответствовал идеальному образу рыцаря
Бертран Дюгеклен от художника Pierre Joubert

В примере с де Барбазаном нужно отметить, что мы имеем дело с уникальным случаем – звание эталонного носителя рыцарской морали за ним подтвердили даже враги! А уж в эпоху Столетней войны особой любви между англичанами и французами не наблюдалось.

Арно Гийом де Барбазан, будучи отпрыском благороднейшего семейства юго-запада Франции состоял камергером при дофине Карле – будущем короле Карле VII. При этом служил и его братьям и дядям. Собственно, честным и верным он был только по отношению к работодателю и собственному войску. Чего хватило с избытком на звание светоча благородства – корпоративная этика тогда часто нарушалась.

Как-то раз де Барбазан перебил мешавших ему пленных. А еще участвовал в убийстве герцога Бургундии Иоанна Бесстрашного. Первая слава к рыцарю пришла в 1402 году – во время очередного перемирия в Столетней войне. Активные боевые действия тогда не велись, но стороны норовили ущипнуть друг друга посильнее. И как-то раз 7 англичан вызвали на поединок столько же французов – среди них оказался Арно Гийом де Барбазан. Французы победили, а герой нашего рассказа сумел показать "чудеса храбрости и воинской выучки".

Кто соответствовал идеальному образу рыцаря
Барон де Барбазан от Sergent-Marceau

Во время осады англичанами Мелена командовал осажденными. И, надо сказать, дофин к своему камергеру и маршалу на помощь не пришел, хотя мог. Де Барбазан воевал храбро и красиво, умудрившись даже при явном превосходстве противника нанести тому ощутимый урон. А еще рыцарь сам возглавлял отряды, ответственные за проведение противоминной войны – а столь титулованным рыцарям той эпохи рубиться в подкопах считалось неприлично. Но Арно плевал на условности и бился в первых рядах – это в возрасте 60 лет. Правда, Мелен пришлось в итоге сдать.

Рыцарь попал в плен к англичанам и ему предъявили обвинение в убийстве Иоанна Бесстрашного – тот был убит на дипломатической встрече и вообще был удобен англичанам. За что и приговорили к смертной казни, которую позднее заменили тюремным заключением на основании того, что он в бою встречался с английским королем, а война есть продолжение турнира, на котором враги почти друзья.

× Поддержите подпиской наш телеграм-канал: @battlez

Рыцарь отсидел 9 лет, оставшись при этом верным своему сеньору. Его освободил соратник Орлеанской Девы, и уже совсем немолодой воин продолжил войну с англичанами. Но менее чем через год, в 1431 при Бюльньевилле, командовал неопытными новобранцами, которые не выдержали натиска англичан и побежали. Арно Гийом де Барбазан во время попытки остановить их был тяжело ранен и вскоре умер.

Обязательно делитесь статьей и ставьте "пальцы вверх", если она вам действительно понравилась!
И не забывайте подписываться на канал - так вы не пропустите выход нового материала.