Малоизвестный французский корсар времен Наполеона

Говоря о морской истории мира, как-то принято (особенно в отечественной традиции) обходить стороной моряков Франции. Вероятно, по той причине, что последние мировые войны, как и эпоха Наполеона, представлены крайне яркими личностями из других стран, а в общей идеологии этих процессов уроженцы грассирующего края выглядят не сильно выпукло. Между тем Франция дала немало храбрых и ярких моряков, и многие из них доставляли серьезные неприятности даже небожителям, возведенным молвой и пропагандой на пьедестал.

Есть у французов традиция держать в своем военно-морском флоте корабль по имени "Сюркуф". Робер Сюркуф прославился как корсар, причем в свое время о нем судачили не меньше, чем о Нельсоне или Моргане. Просто Сюркуф не состоял на государственной службе, а потому не участвовал в генеральных сражениях, отчего и не принято упоминать его славного имени, говоря о хронологии конфликтов. Но это не мешало ему нещадно гонять англичан, которым он подпортил много хитрых планов. Конечно, его не причисляют к великим адмиралам, повлиявшим на ход морской войны, зато у него огромное преимущество перед многими представителями этой славной профессии – при всех неровностях судьбы умер Робер Сюркуф от естественных причин в собственной постели.

Родился он в семье зажиточной, хоть и незнатной, в 1773 году. Его предки считались благопристойными торгашами, хотя в родне имелись очень знатные представители корсарского мира – прадед по отцу и дядька по материнской линии. Родители мечтали дать дитятке буржуазное образование, связанное с законотворчеством или финансами, но малец с ранних лет бредил морем. Так что в 15 лет он записался на судно, занятое перевозкой рабов в колонии. В первом же плавании у Мадагаскара участники плавания попали в шторм и потерпели кораблекрушение. Команда во главе с капитаном спаслась (большая часть). Капитана судовладельцы признали невиновным в происшествии и вскоре поручили ему другое рабовладельческое судно. Где Сюркуф, пусть и довольно молодой, стал вторым помощником – сказался характер молодого моряка и неплохое владение науками.

Малоизвестный французский корсар времен Наполеона

Даже имея такое гладкое начало карьеры, Робер оставался недоволен судьбой, поскольку считал, что его капитан слишком неудачлив и потому захватывает маловато рабов при заведомо богатых перспективах. В результате через год он завербовался на другое работорговое судно. Хотя и на нем Сюркуфу не понравилось. Моряк решил, что работорговля – слишком хлопотный и долгий путь обогащения. А потому будущее морского бизнеса принадлежит каперству. Своих денег на это дело не имелось, так что Робер стал доставать свою зажиточную родню, упрашивая их купить ему какой-нибудь пусть небольшой, но резвый кораблик. Вскоре его мечта сбылась. И он стал капитаном собственной посудины с экипажем в почти полторы сотни человек. Правда, к судну требовалась еще и каперская грамота, но на нее денег родственники не дали. И потому Сюркуф решил плыть к колониям, попутно тираня английских моряков с целью наработки стартового капитала для ликвидации всех оставшихся шероховатостей.

План оказался неплох, поскольку как раз в районе Индийского океана настырные англичане устроили плотную морскую блокаду французским колониям. И Сюркуф отправился на остров Бурбон для прорыва блокады, попутно захватывая подходящие призы. Что у него вышло просто прекрасно. И на остров он прибыл, в теории, обеспеченным человеком. Вот только местный губернатор тоже оказался не промах и решил специфически отблагодарить героя за прорыв блокады – он не стал выдавать каперское свидетельство Роберу, равно как и выплачивать ему положенную долю. А придрался до отсутствия свидетельства и конфисковал весь наличный товар, заодно арестовав Сюркуфа. Точнее, попытавшись того арестовать. Поскольку загнанный в угол Сюркуф незатейливо захватил в заложники комиссара полиции, чем обеспечил себе проход на корабль и свободный выход в море.

Малоизвестный французский корсар времен Наполеона

Обворованный таким же вором капитан ушел в море, где стал заново нарабатывать оборотный капитал прежним способом. Чем поправил свои дела и взбесил англичан. Но снова оказался обворованным уже другим губернатором. Но по прежней статье – из-за отсутствия каперства. Негодующий Сюркуф первым попутным кораблем убыл в метрополию, где подал жалобу в правительство. Которое, пусть и не одобряя на словах каперство, приняло сторону пирата, присудив выплатить ему компенсацию за оба случая конфискации. А заодно и выправили нужный патент, решив все формальности.

В 1798 Сюркуф на новеньком бриге вновь вышел в моря, планируя разбой в Индийском океане. Правда, ему долго не попадалось вообще ничего, а первая жертва оказалась такой кусачей, что французы, получив изрядную трепку, еле унесли ноги и долго занимались ремонтом. Зато потом фортуна встала нужным ракурсом, и Робер Сюркуф награбил столько, что ему приходилось отпускать команды просто на добром слове или получая минимальный выкуп. Заодно он разжился несколькими вполне себе боеспособными кораблями английской постройки. Так появилась флотилия Сюркуфа.

Получив эскадру, корсар какое-то время отправлял ее в море самостоятельно, предпочитая отдыхать на родине с молодой женой. Он к тому времени стал народной знаменитостью и кавалером ордена Почетного легиона. В 1807 году, после пяти лет передышки, Робер вновь стал командовать каперским отрядом самолично. И снова насолил британцам, прорвав очередную блокаду только своими силами, заодно прихватив для осажденных четырнадцать судов (британских, не французских) с рисом, чем помог колониям справиться с голодом.

Малоизвестный французский корсар времен Наполеона

Позднее, когда Наполеон лишился изрядного куска флота, он конфисковал флотилию Сюркуфа, предложив тому перейти к нему на военно-морскую службу адмиралом. Сюркуф, ценивший независимость, сослался на болезни и отказался. Что не помешало расстаться им друзьями. С тех пор Робер уже не покидал семью и жил на берегу, отказавшись от личного риска, связанного с морем. Хотя, когда Наполеон вырвался из изгнания и устроил знаменитую стодневку, поддержал его одним из первых.

Интересно, что после повторного свержения императора Сюркуфа не тронули. И даже вернули ему конфискованные суда, позволив переквалифицироваться из капера в благопристойного торговца. Чем он и занимался до конца своей жизни, прекратившейся в 1827 году. При этом Робер Сюркуф больше не выходил в море, предпочитая пользоваться услугами наемных капитанов.

× Поддержите подпиской наш телеграм-канал: @battlez

Хотите видеть больше интересных материалов? - подписывайтесь в раздел и ставьте "пальцы вверх"
Делитесь статьями в соц. сетях - так вы помогаете каналу развиваться