На карте Европы сегодня с трудом можно разглядеть ряд независимых "точек" - это шесть карликовых государств (исключая Люксембург), совокупная площадь которых более чем в два раза меньше площади города Москвы. История каждого из этих государств удивительна по-своему. Даже сам факт их существования после всех европейских передряг и последующих переделов границ вызывает недоумение. Особенно интересна история государства-анклава Сан-Марино.

Окруженное со всех сторон Италией, оно долгие столетия сохраняет независимость во многом благодаря строгому следованию политике нейтралитета (сегодня Сан-Марино, кстати, нет в ЕС). Со дня своего легендарного основания в начале IV века (фактически - с века VI) одна из старейших демократий чудом уходила от полного включения своих земель в состав крупного соседа. В Средневековье серьезная угроза независимости исходила от Папской области, но, регулярно вовлекая в дело третью сторону, власти Сан-Марино путали планы понтификов. На грани поглощения страна находилась и во время объединения итальянских земель. Тогда лишь случайное стечение обстоятельств спасло крохотное государство.

Почему Италия не захватила Сан-Марино, когда была возможность

В самом сердце Сан-Марино стоит памятник национальному герою Италии, великому мятежнику Джузеппе Гарибальди. Посвященные революционеру монументы можно найти по всему миру, но этот, в Сан-Марино, возвели первым в 1882 году - спустя каких-то 16 дней после смерти героя. Казалось бы, причем тут Гарибальди?

В 1850 году, удирая от австрийских войск, главный краснорубашечник и 250 его сторонников нашли пристанище в Сан-Марино. Местные власти тогда напрямую обратились к австриякам с прошением о помиловании заблудших. В обмен на приют санмаринцы взяли с Гарибальди устное обещание: при любом раскладе воспрепятствовать вступлению Светлейшей Республики Сан-Марино в какое-либо государственное объединение.

Причины опасаться такого развития событий (насильное включение в состав Италии) становились все серьезнее с приближением 1860 года. Когда Сардинское королевство отхватило большую часть земель у Папской области, присоединила Тоскану, Парму и Модену. Без особых репутационных потерь оно могло аннексировать и Сан-Марино, где даже действовала партия, которая с радостью бы встретила такой оборот событий. Но парламент Сардинии был целиком вовлечен в дела посущественнее гористого клочка земли в 60 кв. км и поэтому автоматически принял странную просьбу такого влиятельного деятеля, как Джузеппе Гарибальди.