15 января 1920 года в 21 час 55 минут на вокзале станции Иркутск был составлен акт о передаче находящегося под охраной чехословацких легионеров Верховного правителя России адмирала Колчака и председателя Совете министров его правительства Пепеляева представителям иркутского Политического центра.

«Продадут меня эти союзнички», — последние дни Колчака
Александр Васильевич Колчак на фронте

В руках двух иностранцев

Почему и как Верховный правитель России (официальная должность Колчака на тот момент), признанный державами Антанты, еще два месяца назад располагавший 150-тысячной армией, оказался заложником бывшего командира полка французской армии и бывшего чешского техника-строителя? Почему эти два иностранца самостоятельно решили судьбу первого должностного лица России и российского золотого запаса?

Иностранцы — Морис Жанен, представителе французского Генштаба при Ставке Верховного главнокомандующего во время Первой мировой войны, и поручик Чехословацкого корпуса Ян Сыровый.

«Продадут меня эти союзнички», — последние дни Колчака
Морис Жанен, Ян Сыровый

Во время описываемых событий первый стал командующим союзными войсками на востоке России (которых, кроме Чехословацкого корпуса, там не было). Второй — командующим чешскими войсками в Сибири.

Чехословаки в России

Чехословацкий корпус, который сыграл огромную роль в Гражданской войне, появился В 1914 году. Из военнопленных австро-венгерской армии был создан вначале батальон, затем полк, развернутый впоследствии в дивизию, воевавший на Юго-Западном фронте против Германии и ее союзников на стороне российской армии.

В конце войны в Чехословацком корпусе насчитывалось около 45 тысяч хорошо вооруженных, имеющих опыт боевых действий, военнослужащих. После подписания Советской Россией сепаратного мира с Германией в марте 1918 года, по настоянию Франции, корпус был включен в состав французской армии для противостояния германским войскам на Западном фронте. Франция оплачивала Советской России все расходы, связанные с передислокацией легиона в российские морские порты.

Переброска корпуса осуществлялась по Транссибирской магистрали. 60 эшелонов с чехами заняли практически всю магистраль от Пензы до Владивостока.

«Продадут меня эти союзнички», — последние дни Колчака
Чехословацкий корпус в России

Летом 1918 года они присоединились к первым антибольшевистским выступлениям в Поволжье, на Урале и в Сибири. Корпус поддержал и переворот 18 ноября того же года в Омске, где после свержения власти эсеровской Директории адмирал Колчак стал Верховным правителем России.

Однако продолжалось это недолго. Уже в 1919 году чехи прекратили боевые действия против большевиков и сосредоточились на переброске личного состава обратно в Европу, а также вывозе огромных материальных ценностей, награбленных в России.

Роковое решение на станции Тайга

После неудач на фронте осенью 1919 года адмирал Колчак направился из Омска в Иркутск для подготовки обороны и формирования новых частей армии. Вечером 12 ноября Колчак выехал в своем штабном вагоне в сопровождении отряда и эшелона с золотым запасом Российской империи. До станции Тайга Верховный правитель имел непосредственную связь с армией и штабом. На станции Тайга он решил отделиться от армии и двигаться на Иркутск быстрее.

В это же время чехи стали эвакуировать из Томска свою 3-ю дивизию. Они останавливали все эшелоны западнее Тайги. Эшелон адмирала и состав с золотым запасом оказался в изоляции от остальной армии.

Лишь 17 декабря поезд адмирала прибыл в Красноярск. Здесь в течение шести дней шли переговоры с чехами по поводу проезда Колчака и золота на восток. Через три дня после отбытия из Красноярска командир 1-го Сибирского корпуса генерал Зиневич поднял мятеж против Колчака. Оперативная связь Верховного правителя с армией была окончательно прервана.

«Продадут меня эти союзнички», — последние дни Колчака
Отъезд Колчака в Иркутск

Все решено

24 декабря адмирал прибыл на станцию Нижнеудинск, где получил телеграмму о восстании большевиков и эсеров в Иркутске. Колчак и эшелон с золотом были взяты под охрану чехами.

У адмирала был конвой — 60 офицеров и 500 солдат. Можно было уйти в Монголию, но весь конвой, кроме нескольких человек, разбежался. Колчак очень тяжело пережил это предательство. Выехать как частное лицо, под прикрытием, он категорически отказался, предпочтя разделить судьбу тех, с кем прибыл в Нижнеудинск.

В вагоне под флагами пяти союзных держав адмирал выехал из Нижнеудинска в Иркутск. Ехали почти семь дней.

В это время генералы Жанен и Сыровый выторговывали у Политцентра, а затем и большевиков, к которым перешла власть, право проезда по Кругобайкальским тоннелям. Взамен беспрепятственного проезда по тоннелям большевики потребовали выдать Колчака и золотой запас.

На станции Иннокентьевской, близ Иркутска, все было уже решено. Из Иркутска запросили номер вагона адмирала. По прибытии поезда представители Политцентра Фельдман, Нестеров, Мерхелев и Петелин арестовали Колчака, Пепеляева и их сопровождающих. Участь Александра Васильевича Колчака была решена.

«Продадут меня эти союзнички», — последние дни Колчака
Колчак в 1919 году

Банкир и генерал без чести

Эшелон с золотым запасом был также передан большевикам. Сверка, проведенная в Иркутске, показала отсутствие достаточно большого количества золота, которое исчезло за время охраны золотого эшелона чехами.

Генерал Жанен после этих событий получил прозвище «генерал без чести» и долгое время был вынужден оправдываться, выискивая удобоваримые причины своего позорного решения.

Генерал Сыровый, вернувшись в Чехословакию, сделал блестящую военную карьеру, а также основал «Легион-банк», ставший одним из крупнейших банков Чехословакии.

Незадолго до ареста адмирал Колчак принял решение не выпускать чехов из страны, пока они не сдадут все награбленное ими имущество. Наверное, это решение и стало для него роковым.

Ставьте палец вверх и подписывайтесь на канал, чтобы не пропустить самое интересное!

Что ещё почитать:
Куда исчез золотой запас Российской империи
Великий Сибирский Ледяной поход — подвиг и трагедия Белой армии