Псы войны: Дьявол Медичи, ставший последним рыцарем Италии

В средние века на территории Италии, бывшей некогда монолитным и, казалось бы, нерушимым образованием, несколько столетий подряд отдельные города вели войны между собой как самостоятельные государства. Не всегда хватало сил на полноценные военные действия, отчего яд и кинжал применялись куда чаще и охотнее, чем копье и меч. Вот в этом-то крепком политическом вареве вскоре выделились отдельные семейства, которые играли видную роль в тогдашней суете мироустройства.

Вероятно, самой знаменитой можно считать фамилию Медичи. Во многом благодаря зловещей окраске иных представителей – отравителей и беспринципных интриганов в этом семействе хватало. Хотя Медичи известны не только как убийцы и негодяи. Были в их числе и успешные торгаши, и римские папы (тоже не всегда праведные и благочестивые), покровители искусств и меценаты, особы королевских кровей, и суровые вояки – Медичи, дети своего времени, ничем не выходили за рамки своей эпохи, во многом отражая и преломляя ее нравы и видение света. 

Среди представителей Медичи можно упомянуть особо отпрыска боковой, младшей ветви Лоренцо, на котором принято закрывать тему рыцарства как такового – считается, что его гибель есть та веха, за которой массированная атака рыцарской конницы стала бесполезной как тактический прием. Наступила эра пушек. 

Звали его Джованни Медичи. Хотя современники охотнее давали ему прозвища вроде Большого дьявола или Джованни с черными полосами – такая своеобразная смесь лести, страха и уважения. Впрочем, ничем зловещим этот кондотьер не отметился. Скорее, наоборот. Солдаты его любили, писатели с ним дружили, а безапелляционный Макиавелли вообще считал его надеждой земли итальянской – по его мнению, Джованни мог стать той силой, что объединила бы Италию. Ну а в веке ХХ этого кондотьера прозвали Наполеоном своего времени. Причем в последнем прозвище оттенков какого-то бонапартовского авантюризма даже не предусматривалось. Принималась во внимание только рыцарственная часть мифа.

Псы войны: Дьявол Медичи, ставший последним рыцарем Италии

Родился Джованни Медичи на севере Италии в городе Форли. Основное воспитание выпало на долю семьи матери, принадлежавшей к знатным Сфорца. Отец же умер, когда мальчику исполнилось всего-то 5 месяцев. Да и город, где родился Джованни, скоро оказался захвачен представителем Борджиа, действовавшим от лица папы – в то время нормальный зигзаг судьбы. Так что мать Джованни оказалась в плену в качестве заложника, а мальчика отправили к дяде во Флоренцию.

Через полтора года, когда Джованни исполнилось три года, мать освободилась и переключилась на воспитание сына. Через пять лет его отправили в монастырь к дальней родственнице. Причем из соображений безопасности мальчика какое-то время наряжали в женское платье. Все эти тонкости образования не мешали мальчику интересоваться многочисленными военно-прикладными аспектами жизни от фехтования до верховой езды, отчего сила Джованни быстро росла и уже в юном возрасте превосходила возможности иных зрелых мужчин.

В 11 лет мальчик лишился матери, и по завещанию его опекуном стал богатый дядя-банкир. Правда, дядя жил во Флоренции, а там в то время лютовали банды подростков, в одной из которых и пришлось побывать Джованни. Но недолго – в драке 12-летний Медичи случайно убил противника. И мальчика убрали в сельское поместье с глаз долой и подальше от правосудия. А тут еще дяде подфартило – его командировали в Рим к папскому двору. Так что он прихватил и племянника – все под присмотром.

При дворе папы Джованни привычек своих не оставлял, так что вскоре прославился как причина многочисленных стычек с разными последствиями. Все могло кончиться грустно, но папа тоже оказался свой – он приходился родным братом жены дяди-банкира. Так что вскоре задиру пристроили к месту – он вошел в папское ополчение. А скоро дядя-банкир еще и дочь за него выдал – все же опекунство продолжалось только до 17-летия Джованни, а деньги из семьи упускать не хотелось. 

Джованни никак не годился на роль тупых исполнителей – он оказался слишком независим и инициативен. Так что вскоре после битвы с герцогом Урбинским юный солдат подался в кондотьеры. И на этом поприще живо прославился, успешно воюя против местных мятежных баронов. В основном его тактика строилась на быстрых кавалерийских атаках и продуманных засадах. Так или иначе, но вскоре о кондотьере Медичи заговорили как об одном из самых ярких, успешных и талантливых. Он известен тем, что распечатал дорогу к Павии, хотя непосредственно в битве не участвовал – его ранили накануне, и он отправился на лечение.

Тут умер папа Лев Х, так много помогавший Джованни. И последний, в знак траура и благодарности, перекрасил четыре фиолетовых полосы на своем гербе в черный цвет, став тем самым "Джованни с черными полосами на гербе".  Кстати, смерть Папы сделала его единственным наследником флорентийских владений, но он так сильно увлекся военными начинаниями, что совершенно отказался от политической борьбы, оставив ее на долю 6-летнего племянника.

Он довольно успешно воюет на стороне папы, регулярно колотит французов и швейцарцев, и даже отводит реальную угрозу от Рима, отбив натиск императорских сил под руководством семейства Колонна. Но тут в 1526 начинается война Коньякской лиги и командующий лиги бросает Милан перед наступлением императорских сил. На пути наступающих остается только отряд Джованни Медичи.

Храбрый кондотьер отбивает первый натиск в месте слияния По и Минчии, но в следующем сражении около Говерноло ядро из фальконета задевает его ногу выше колена. Раненого, его выносят из сражения и отправляют в Мантую.

Псы войны: Дьявол Медичи, ставший последним рыцарем Италии

Джованни не разрешает ампутировать ногу довольно долго. Но в итоге дает свое согласие, когда потребовалось срочное вмешательство. Причем отказывается от нормальной в то время практики удержания пациента силами рослых солдат, да еще и держит свечу, чтобы видеть и контролировать действия хирурга!

Операция, казалось поначалу, прошла успешно. Джованни даже спокойно засыпает, но на следующий день становится ясно, что заражение успело распространиться по всему организму. У кондотьера еще хватает сил проститься с сыном и назначить ему опекуна. После чего он просит вынести его на свежий воздух и почти мгновенно умирает – ему тогда было каких-то 28 лет.

× Поддержите подпиской наш телеграм-канал: @battlez

Его солдаты, узнавшие о гибели командира, практически самостоятельно одержат несколько значимых побед, отвоевав приличный кусок императорских владений, а когда люди Тосканы взбунтуются против Козимо I – сына Джованни Медичи – практически единогласно встанут на защиту потомка своего командира. Хотя, возможно, тот и не заслужил такой преданности – в отличие от отца, Козимо Медичи был слишком жестоким и мстительным. И главный завет отца – быть смелым и справедливым – он так и не выполнил.