Примерно в 1920 году, в одной из многочисленных пивнушек Германии, регулярно собирались студенты, причисляющие себя к Союзу молодежи. Многие из них успели побывать на фронтах недавней войны, и все без исключения сочувствовали идеям революции, совпавшей с окончанием войны. Отсюда неприятие прежних доктрин и некоторая радикальность настроений. Поскольку они были студенты и коренные немцы, в их круге ценились исторические традиции, некая ритуальность событий, чувство дружеского локтя и пивные посиделки, которые традиционно в тех краях объединяли единомышленников. Соответственно, создание лихой песни или гимна оставалось вопросом времени.

Вскоре песня, в основу которой вошло стихотворение одного образованного вояки конца XIX столетия, появилась и обрела популярность за пределами первоначального объединения. Ее даже стали считать народной и допустили в число официальных распевов отрядов СС, как только их создали. Ну а 8-я кавалерийская дивизия СС и вовсе сделала ее своим гимном. И даже после войны тот же мотив (слова немного подкорректировали, смягчив вектор образа) использовали в качестве марша армии ГДР.

Популярность этой песни в народе легко объяснима. Лирический герой текста – участник Крестьянской войны 1524-1526 годов в Германии. Отсюда его активная позиция, пропитанная ненавистью к феодалам и официальной церкви. Классический, первородный текст не совсем приличен, но очень яркий. И крайне незатейливый – как и сознание простого народа тех лет.

Война вспыхнула как эхо недавних идей Реформации церкви и противовес распухшим аппетитам дворянства – сумма поборов в некоторых землях Германии к тому моменту увеличилась в 20 раз в сравнении с прежними. Естественно, что крестьянам оставалось или умереть от голода, смирившись с беззаконием, или восстать.

Во многих местностях стихийно организовывались отряды простолюдинов, руководство над которыми брали прежние солдаты, знакомые с военным делом. Так что после некоторой муштры и тренировок такие армии умудрялись громить и феодалов с их боевыми частями. Естественно, что во имя благой цели большинство таких отрядов получили наименование "белых" – как символ чистоты идеи и сознания.

Один из разорившихся рыцарей по имени Флориан Гайер сочувствовал восставшим, и не любил церковников. Вскоре он сколотил за свой счет отряд наемников, который докомплектовался крестьянами-добровольцами. И стал биться на стороне крестьянского движения, ратуя за сословное равенство, преобразование Церкви и реформацию светской власти.

Рыцарь на стороне простого народа против налогового беспредела

В противовес основной массе крестьянских армий отряд Гайера решил стать "Черным". Исключительно для самоидентификации среди увлечения белым. Ну а наличие военного образования главаря давало шансы на серьезные успехи. Что и произошло на деле. Дошло до того, что Черный отряд продержался дольше всех, а под начальство Гайера не брезговали уходить даже такие харизматичные вожаки, как Якоб Рорбах.

Флогиан Гайер устроил жесткие тренировки своих сил, стремясь увеличить их эффективность на поле боя и сделать из вчерашних пахарей сплоченную боевую единицу. Что ему вполне удалось, хотя среди простонародья рыцарю-предводителю не очень доверяли – по причине происхождения.

Крестьянская масса (дополненная артиллерией) в отряде Гайера играла роль пехоты – вязкой среды, в которой застревал удар врага. А основной ударной силой служили конные наемники – аналог рыцарской конницы. Так что Черный отряд громил феодалов очень эффективно, не брезгуя захватом монастырей и небольших крепостей, встречавшихся на пути.

Рыцарь на стороне простого народа против налогового беспредела

Недавний соратник Гайера (упомянутый уже Якоб Рорбах, прозванный Йеклейном) как-то раз, во время очередной схватки со Швабским союзом, учинил расправу над 50 пленными рыцарями. Что категорически не понравилось благородному Гайеру. И пути бывших союзников разошлись. Но вот ребята из Швабского союза уже не стали различать крестьянские силы по предводителям и настроились бить всех подряд.

Сначала разгромили отделившегося Рорбаха, а потом взялись за Черный отряд. В 1525 году крестьяне Гайера захватили и сожгли город Ингольштадт (тот самый, цеховики которого издали первый в мире закон об охране рецептуры пива и соответствии его стандартам качества), а потом вышли навстречу силам Швабской лиги. И потерпели сокрушительное поражение от регулярных сил Союза. И были вынуждены убраться под защиту стен города, который сами же выжгли дотла за несколько дней до того.

Рыцари из Лиги попросту сосредоточили артиллерию на некоторых участках обороны и довольно скоро проковыряли несколько брешей в стенах. Хотя первые два приступа крестьяне отбили, третьего они не выдержали. Из защитников не выжил никто.

Рыцарь на стороне простого народа против налогового беспредела

Сам Гайер остался жив, поскольку отправился в Ротенбург за подкреплением. Вот только старейшины города его не стали слушать и под конвоем выдворили за стены. Так что рыцарь и дипломат, принявший сторону простого народа, отправился на север в полном одиночестве. И где-то под городом Вюрцбургом был настигнут и убит из засады двумя вассалами своего родственника, рыцаря Вильгельма фон Грумбаха. Место захоронения этого почитаемого крестьянского вожака неизвестно.

× Поддержите подпиской наш телеграм-сайт: @battlez