Дюма-отец, как известно, писал исторические романы, весьма отдаленно имеющие отношение к действительности. Тем не менее, некоторые реалии переданы очень точно, хотя общая картина почти всегда искажена. Скажем, прототип миледи из первого романа о мушкетерах графиня Карлайл действительно не брезговала грязными шпионскими штучками, но действовала она по указке Бэкингема против Ришелье, а не наоборот. При этом общая ситуация довольно типична: в шпионы женщин вербовали особенно охотно. В данном случае речь идет именно об экспортной услуге – шпионаже. Для внутренних дел агенты подбирались по иным критериям.

Такая гендерная направленность оправдывала себя. Причин несколько. Во-первых, мир того времени был сугубо мужской. Следовательно, женщине проще втереться в доверие – достаточно наличия миловидности. Во-вторых, мужской менталитет в ту пору не воспринимал даму как серьезного соперника. И такое пренебрежение многим вышло боком. В-третьих, закон того времени во многих случаях относился к женщинам снисходительно. В Англии, например, в XVII столетии уличенных в шпионаже мужчин незатейливо вешали. Женщин-шпионок отправляли практически на курорт: домашнее заключение в весьма комфортабельных условиях на полгода-год.

В каком ремесле женщины были особо опасны

Шпионские страсти описаны массой авторов, начиная с эпоса античных времен. Более-менее задокументированную картину можно проследить только с уже упомянутого XVII века, не раньше. И именно тогда дамскому шпионажу как в дни войны, так и дни мира сильные мира сего отдали обильную дань. Причем во всех смыслах. И как жертвы, и как инициаторы.

Методы той закулисной войны отличались разнообразием. "Зимняя королева" Елизавета Стюарт, живя в изгнании и воюя в одном лагере с англичанами против австрийцев, вела две переписки. Первую, фальшивую, полную дезинформации, она отправляла по официальным каналам. Собственно, это были пустые слова. Зато подлинную, дельную переписку она вела через тайных агентов, осевших в Брюсселе. Так что это была, по сути, масштабная операция с целью дезинформировать противника.

Во времена Кромвеля, когда роялисты еще беспокоили революционеров, появилась информация об очередном заговоре, зреющем в Антверпене. В стан врагов начальник кромвелевской разведки Джон Терло заслал герцогиню Диану Дженнигс. Даму приятную во всех отношениях, но весьма преуспевшую в добыче разведданных, собираемых в спальных комнатах. Женщина смогла крепко подружиться с полковником роялистов, которой тот и выболтал массу секретов – вплоть до полного списочного состава английской резидентуры.

В каком ремесле женщины были особо опасны

После реставрации Карл II, как и его французский соперник Людовик Солнце поставили дамский шпионаж на широкую ногу, засылая друг к другу апробированных в собственных альковах дам. Причем война шла с переменным успехом – известны победы и промахи обеих противоборствующих сторон.

При Людовике XV за дело взялись с новой силой. Его фаворитка, мадам Помпадур, временами удачно (чаще, впрочем, так себе) руководившая внешней разведкой, устроила целую дамскую школу (прозванную "Оленьей"), в которую отбирались исключительные по красоте девочки из хороших семей. Собственно, это закрытое учебное заведение являлось прямым поставщиком королевских фавориток. Ну а заодно и ковало кадры, годные для выполнения деликатных миссий.

В Бельгии прославилась графиня Александрина Турн-и-Таксис. Она возглавляла главное почтовое управление. Служба при ней была поставлена на широкую и очень профессиональную ногу: вскрывалась и копировалась вся переписка дипломатов и государственных мужей более-менее весомого ранга. Потом аккуратно запечатывалась и отправлялась адресатам – весь цикл занимал не более 2-х часов.

В начале XIX столетия в России крепко потрудилась княгиня Дарья Ливен (урожденная Бенкендорф). Она организовала дело очень просто и правильно: держала высокосветский салон сначала у союзников (в Лондоне), а потом у бывших противников (в Париже). Прославилась как законодатель мод и широкими взглядами. Любопытно, что кто-то из современников отзывался о ней как о человеке величайшего ума, а кто-то – как о пустышке. Сложно сказать, что было правдой, но Александр I сведения, добытые ею, ценил чрезвычайно высоко и даже сетовал, что будь она мужчиной, то стала бы величайшим дипломатом современности. Говорят, ей Россия времен наполеоновских войн обязана большинством сведений о планах союзников.

В каком ремесле женщины были особо опасны

В войне Севера и Юга обе стороны имели своих героинь. Работавшая на Конфедерацию Белл Бойд прославилась тем, что в 18 лет смогла перейти на глазах у армии северян линию фронта. При этом северяне честно пытались ее пристрелить, задействовав как стрелковое вооружение, так и артиллерию. Первому аресту девушка подверглась в 18 лет. А по итогам войны была отправлена в ссылку, где вела полные патетики дневники.

У северян служила Полина Кашмэн, актриса по профессии. Южане ее в итоге раскрыли и приговорили к смертной казни, но все обошлось. После подписания мира артистичная шпионка много и с успехом гастролировала по стране, устраивая встречи, на которых красочно рассказывала о проделанной работе.

× Поддержите подпиской наш телеграм-канал: @battlez

Отдельно стоит упомянуть о курьезе времен Елизаветы Петровны. В то время Россия и Франция подписали мир, прозванный "бабьим союзом" – российская правительница уже упоминалась, а во Франции при номинальном правлении Людовика XV делами государства вертела маркиза де Помпадур. Она-то и додумалась отправить втираться в доверие к русской императрице 27-ми летнюю мадмуазель де Бомон. Которая на деле оказалась полноценным мужчиной – шевалье Д’Эоном. Герой отличался субтильным телосложением и отсутствием растительности на лице. Поэтому ему и пришлось 34 года из 81-го прожитых провести в амплуа женщины – уж очень хорошо это оказалось для шпионских миссий.


Поделись!