Знаменитая «четверная» дуэль: одна из необъяснимо суровых схваток

Мода на дуэли дошла до России тогда, когда в Европе она уже переставала быть трендом. Но именно на русской почве дуэли приобрели «серьёзность» и суровость. Зря Клим Жуков в своих видеообзорах рассуждает, что настоящие поединки ─ только на шпагах. Как написал в своём частично автобиографическом любовном романе ( «Русский в Париже»), Н. А. Бестужев, «именно русское офицерство приучило французов к дуэлированию на пистолетах», к тому, что дуэль ─ не благородные прыжки с железом, а действительно поединки насмерть: с минимальной дистанцией в восемь шагов, или вовсе через платок.

Знаменитая «четверная» дуэль: одна из необъяснимо суровых схваток

Русские дуэли ─ осмысленные, но беспощадные

Дуэли в конце XVIII ─ начале XIX-ого столетий были популярны и в Англии, но не с такой решимостью, как в России. Английские поединки на пистолетах заканчивались, как и, в последствии, множество дуэлей Пушкина (кроме последней), ─ ранением или взаимным промахом. В крайнем случае, тот, кто ранил соперника слишком тяжело, сбегал «на континент» (что для английского менталитета хуже чем «в Молдавию» или даже «на Кавказ») и откупался.

Русские же, верные позже сформулированному поэтом влечению «во всем дойти до самой сути», стрелялись насмерть именно потому, что суд дворянской чести противопоставлялся дуэлью государственному наказанию по закону.

Знаменитая «четверная» дуэль: одна из необъяснимо суровых схваток

Стрелялись князья и генералы, поэты, министры и чиновники, при Александре III дуэль была практически узаконена. Но самыми «дуэльными» временами России нужно считать времена на рубеже 18-19 веков. И каждая дуэль была бы, для той же Англии, «потрясением основ». Вот только несколько примеров:

  • поединок Михаила Лунина с князем А. Орловым (князь первой пулей сбивает с Лунина шляпу, второй ─ простреливает эполет, а будущий декабрист оба раза стреляет в воздух);
  • «отложенная» дуэль графа Кушелева с Бахметевым (последний, будучи прямым начальником ударил подчиненного офицерской тростью, из-за разницы в чинах Кушелев «отложил» дуэль до той поры, пока сам не сделает карьеру);
  • четверная дуэль Шереметев – Завадовский ─ Грибоедов – Якубович.

Именно о последней стоит рассказать подробнее. Если в случае Лунин ─ Орлов имела место классическая дуэль, где будущему декабристу удалось шокировать куда более знатного соперника и секундантов своим стоицизмом, а в истории Бахметев ─ Кушелев интересен сам факт дуэли спустя многие годы после оскорбления, то четверная дуэль характеризуется странным озлоблением сторон.

Личным, направленным озлоблением, истоки которого мне лично непонятны, а историки пишут разное.

Знаменитая «четверная» дуэль: одна из необъяснимо суровых схваток

«Не по вкусу закуска»?

Именно таким, отнюдь не благородным выкриком одного из присутствующих, в момент, когда ротмистр Шереметев начал кататься со смертельной пулей в животе, прославился первый этап дуэли. Из-за смерти Шереметева её прервали. Через год Якубович продолжил традицию, отстрелив Грибоедову палец: «Не играть на рояле!».

Никакого джентльменства. А ведь началось все достаточно куртуазно, из-за едва достигшей восемнадцатилетия балерины Истоминой. Но корни конфликта будущих соперников, возможно, уже были где-то в прошлом. Потому что не ясен ни поступок двадцатитрехлетнего Грибоедова, по сути, сыгравшего роль злой сводни, ни жестокие условия дуэли (шесть, по другим данным ─ восемь шагов).

Знаменитая «четверная» дуэль: одна из необъяснимо суровых схваток

Грибоедов, как литератор, приятельствовал с юной и знаменитой любовницей Шереметева. Общения в театральном закулисье ему показалось мало, но сам он жил в доме графа Завадовского. При этом был в хороших отношениях и с Шереметевым. В день, когда возлюбленные рассорились, будущий «инженер человеческих душ» не нашел ничего естественнее, как пригласить «освободившуюся» даму в гости.

Стоит отметить, что сам Грибоедов при этом на роль официального любовника знаменитости претендовать не мог ─ не тот вес в обществе. Не то финансовое положение, чтоб быть «патроном» звезды. Поэтому пригласив подругу знатного приятеля-гвардейца в дом к ещё более знатному графу, он мог бы представить последствия.

Знаменитая «четверная» дуэль: одна из необъяснимо суровых схваток

Графу Александру, сыну великого фаворита и успешного администратора Екатерины II, было тогда 24 года. Сам он ничего выдающегося не совершил – ни до, ни после дуэли, ─ трудился в поте седалища клерком в МИД того времени. Но он был красавцем, «бонвиваном», денег не считал, но купался в лучах отцовской славы. Словом, представьте себе помесь сына Чубайса, папа которого не следит за тем, чтоб тот не «высовывался», и мужского варианта Мары Багдасарян. :)

Случилось то, что и должно было: молоденькая балерина надолго задержалась у графа. Итак, имеем роковой треугольник из двух двадцатитрехлетних молодых людей и юной звезды-красотки. И Грибоедова, всего годом старше, приятеля обоих мужчин (впрочем, от Завадовского он зависел и по службе), в качестве сводника. Казалось бы, банальная история. Тем более, что деталь, которой современные историки не уделяют внимания, ─ согласно показаниям самой Истоминой, Грибоедов увез её от Завадовского в тот же день к подруге, где она и жила все эти дни. Но нашелся добрый «старший товарищ».

«Теперь на роялях не поиграешь»!

Литератор и будущий «кавказский башибузук» и декабрист Якубович был самым старшим в этой молодежной компании. Ему исполнилось уже «целых» двадцать шесть лет. Видимо, все дело в буйном нраве или… в ревности к Грибоедову ─ они с ним были оба начинающими писателями. Сыграла роль и жажда подвигов ─ а войны-то, большой, Отечественной, наш герой не застал! По всем свидетельствам, именно Якубович изо всех сил распалял Шереметева на послание картеля Завадовскому, именно он настоял на том, что драться должны и секунданты. Более того, по данным из первой, дореволюционной, биографии Грибоедова, изначально речь шла о том, что Шереметев должен стреляться только и именно с Грибоедовым.

К сожалению, я лично не нашел в сети и литературе версий насчет ранней вражды или вообще сведений об отношениях Якубовича и Грибоедова. Но, согласитесь, если бы до 1817 года имела место именно их личная неприязнь, это многое объяснило бы. В «Русской старине» было впоследствии написано, что вызов Грибоедову от Шереметева был, но драматург сказал, что уж лучше тогда он будет стреляться с раздувшим эту историю Якубовичем, посоветовав Шереметеву выяснять отношения с Завадовским. Что, опять же, логично.

Знаменитая «четверная» дуэль: одна из необъяснимо суровых схваток

В роковой день, в компании с гусарским ротмистром Кавериным (именно он позже крикнет на счет закуски) и доктором, Завадовский и Шереметев начали сходиться с восемнадцати шагов до шести. У кавалергарда нервы сдали раньше, чем у «золотого мальчика» ─ он выстрелил, не доходя до барьера. По общепринятой версии, Завадовский почувствовал пролетевшую пулю так близко, что с криком «Так ты смерти моей ищешь!» (на французском, понятно), с шести шагов выстрелил Шереметеву в живот. Тот скончался через три дня, в жутких мучениях.

Правительство отреагировало мягко: Завадовского ─ за границу, Якубовича ─ проявлять свой пыл прапорщиком на Кавказе… где тот и встретил проезжавшего к месту службы в Персию Грибоедова.

Второй акт дуэли, стоивший драматургу пальца, вообще никаких последствий не вызвал ─ «дальше Кавказа не сошлёшь», к тому же, никто не погиб.

Но злой выкрик Якубовича, инициатора всей заварухи, всё же заставляет предположить, что Истомина была лишь поводом к смертоубийству, а причиной ─ возможная (но не доказуемая, тут нужны специалисты круче меня, с выходом на личные архивы и письма 1817-1818 годов) вражда именно между Якубовичем и Грибоедовым.

Статья написана специально для сайта «История», автор: Илья Кулагин

Делитесь этой статьей в соцсетях с друзьями. Поддержите проект, подписывайтесь на Яндекс.сайт-сайт «История» (https://zen.yandex.ru/history_world)