Закрыть ☒

Дети не могут лгать, или сатанисты, которых не было. Дело о детском саде семьи МакМартин.. True crime

Источник: Pinterest

Самый долгий и дорогостоящий судебный процесс в истории США был полон сатанизма, похищений и избиений. Среди обвинений – смывание детей в унитаз и летание на метле, среди доказательств – показания сотен детей, одного из которых избил Чак Норрис. «Стоп, что за?..» – наверняка подумали многие из вас. Наверняка это глупая выдумка журналистов или автора очередной крипипасты. Но нет, это реальное дело, в котором мы сегодня попробуем разобраться.

Источник: Пикабу

Детское дошкольное учреждение Вирджинии МакМартин, в котором большинство рабочих мест занимали члены её семьи, стало объектом пристального внимания полиции и средств массовой информации в 1983 году, когда Джуди Джонсон, мать одного из посещавших детский сад мальчиков, сообщила в полицию о том, что её сын пережил насилие в стенах этого учреждения. У неё, судя по всему, не было никаких доказательств, хотя некоторые источники упоминают о том, что мальчик подтвердил слова матери.

С самого начала было много настораживающих деталей, и сложно сказать, какая из них бросается в глаза больше: то, что Джонсон обвиняла в преступлении конкретного сотрудника сада по имени Рэймонд (Рэй) Баки, который по удивительному совпадению оказался её бывшим, или то, что среди обвинений оказались фразы вроде «Рэй летал в воздухе» и «Пегги [мать Рэя, администратор детского сада] хватала ребенка за подмышки». Тем не менее, полиции необходимо было тщательно всё проверить, так как, во-первых, подобные дела имеют высокий приоритет во многих странах, ведь дело касается детей и носит, по сути, массовый характер, а во-вторых, 1980-е годы были периодом сразу двух массовых истерий: вокруг сатанизма, а также вокруг насилия, в которое вовлекались дети во время посещения различных учреждений. Эти массовые паники привели ко множеству обвинений и уголовных сроков, где дети, находясь под влиянием психически нездоровых родственников, излишне рьяных психологов и пр., свидетельствовали порой против собственных родителей.

Фото автора cottonbro: Pexels

В рамках имевшихся на тот момент норм расследования подобных дел правоохранительные органы разослали официальные письма родителям всех детей, посещавших детский сад МакМартинов, где сообщалось о выдвинутых против Рэя обвинениях, а также содержалась просьба опросить детей на предмет признаков пережитого насилия. Отдельно в письмо обращалось внимание на то, что на тот момент не было никаких доказательств того, что руководство или сотрудники детского сада Вирджинии МакМартин могли быть в курсе или иметь отношение к тому, в чём обвинялся Баки.

Итак, Рэй Баки был допрошен полицией, однако никаких обвинений в его сторону не было выдвинуто по причине отсутствия каких-либо улик. Также необходимо отметить, что во время расследования Джуди Джонсон диагностировали острую параноидную шизофрению, а позднее, в 1986 году, она умерла из-за осложнений на фоне хронического алкоголизма. Казалось бы, в данной ситуации всё очевидно: обвинения были выдвинуты беспочвенно из-за заболевания Джонсон, никаких доказательств её слов ожидаемо не обнаружено, а потому дело можно спокойно закрывать. Но не тут-то было.

К делу подключилась местная некоммерческая организация по защите прав детей, Международный детский институт (ориг. CII, Children's Institute International), которую возглавляла Ки (или Кей) Макфарлэйн, физиотерапевт и психотерапевт, не имевший лицензии (эта деталь представляется достаточно важной в свете дальнейших событий). Ки и её помощники, которые также не имели ни психологического, ни медицинского образования, опросили порядка четырёх сотен детей, в разное время посещавших учреждение МакМартинов, и результаты их исследования ужаснули всех: детский сад оказался ни чем иным, как прикрытием для жестокой секты сатанистов, подвергающих детей систематическому насилию и использующих их для жутких ритуалов. Комиссия установила, что жертвами стало 359 детей.

Кадр из фильма «Вердикт: Суд над МакМартинами» (1995)

Получается, Джонсон всё же была права, а вопиющее беззаконие едва не осталось незамеченным из-за болезни бедной матери? Или вовсе, как утверждали на суде обвинители, её психические проблемы стали непосредственным результатом случившегося с её сыном? Однако дело оказалось куда более запутанным и, на наш взгляд, пугающим.

С каждым ребёнком проводились долгие беседы, во время которых им задавалось множество вопросов, а также предлагалось рассказать происходящее в детском саду самостоятельно и даже показать отдельные моменты на специальных куклах. При этом на видеозаписях допросов, как позже отмечали исследователи, речи взрослых было намного больше, чем слов детей, а многие из опрашиваемых сначала пытались сопротивляться и не желали говорить того, что рассказывали в итоге.

Одного из основных свидетелей, мальчика по имени Кайл, многократно допрашивали, и впоследствии он вспоминал, что взрослые зачастую задавали один и тот же вопрос многократно, если его ответ их не устраивал. Зачастую он в итоге понимал, какой именно ответ они хотят услышать, и отвечал согласно их ожиданиям. За каждый «правильный» ответ его хвалили, а родители были, по его словам, «очень воодушевлены» его признаниями. Ему говорили, что он умный мальчик и может очень помочь другим детям, которые напуганы, а потому не могут ничего рассказать.

Кайл вспоминал, что ему казалось, что своими, пусть и неправдивыми, словами он помогает посадить в тюрьму злых людей и тем самым спасти многих детей. Будучи ребёнком из не очень благополучной семьи, где он единственный из девяти детей, кому глава семейства не был родным отцом, Кайл изо всех сил старался угодить родителям и заполучить их любовь и внимание, и эти расспросы стали отличным инструментом для этого.

Также Кайл вспоминал, что было очень сложно сказать о том, что ничего не было, ещё и потому, что многие дети уже подтвердили рассказы об издевательствах, и ему бы попросту уже никто не поверил, а весь проявляемый к нему интерес тут же сошёл бы на нет.

Очень показателен один момент из допроса Кайла:

  • Я помню, как рассказывал людям, что учителя МакМартина водили нас на мясной рынок Гарри, и описывал, на что, по-моему, был похож этот рынок. Я никогда не был там раньше и был совершенно уверен, что у меня будут неприятности из-за того, что я сказал, потому что это, вероятно, было не совсем точно. Я представил себе, как кто-то скажет: «У них там нет такого морозильника». И они действительно так говорили. Но потом кто-то сказал: «Ну, они могли его поменять». Это было похоже на то, что все поверят всему, что бы я ни сказал

Кайл вспоминал также, что однажды он всё же пытался рассказать своей матери правду. Мальчик рыдал в своей кровати, а мама умоляла рассказать, что его так беспокоит; Кайл говорил, что она ему не поверит, но та настаивала, что обязательно во всё поверит, ведь она так его любит. Этот разговор продолжался, по ощущениям Кайла, очень долго, и наконец он произнёс: «Ничего не случилось!

Обратите внимание: Удивительные факты про славян, о которых вы возможно и не знали!!!.

В этом саду со мной никогда ничего не случалось». И мама ему не поверила. Думаю, всем понятно, как этот момент повлиял на мальчика.

Психолог и исследователь Д.М. Вуд, впоследствии изучавший многочисленные интервью детей из садика МакМартинов, отмечал множество проблем в методах опроса. Так, используемые во время судебного допроса куклы могут побуждать детей фантазировать, играть вместо того, чтобы максимально сосредоточиться на своих воспоминаниях и фактах. Слова о том, что за подозреваемым следят тайные полицейские, например, в глазах ребёнка уже означает виновность и опасность этого человека – именно поэтому Кайл действительно считал, что совершает хороший поступок, обвиняя Рэя и заодно остальных сотрудников детского сада в преступлениях, ведь так хорошим полицейским будет проще посадить злодеев в тюрьму. Ребёнку на допросе часто говорили, мол, об этих плохих вещах уже все говорят, тем самым создавая «давление конформизма», когда сказать правду – значит, пойти против толпы. Ну и, разумеется, заметное для детей желание взрослых услышать конкретные ответы и нежелание принимать другие варианты оказывают максимальное давление – ведь если тебя часами заставляют сказать что-то, ты рано или поздно поймёшь, что проще это сказать, ведь иначе допрос попросту не закончится.

Всё это давление могло порождать у детей ложные воспоминания или, как в случае Кайла, стремление сказать всё, что от него требуется, вне зависимости от правдивости этих слов.

Вуд даже провёл эксперимент, в рамках которого детей опрашивали с использованием всех этих методов. И буквально через несколько минут многие из опрашиваемых начали выдумывать самые невероятные истории и стараться рассказать их максимально убедительно. На сегодняшний день существует множество исследований и экспериментов, показывающих, насколько легко заставить детей и даже взрослых лгать и придумывать плохие вещи. Вот отличный пример того, какое влияние на нас мнение окружающих:

Отдельно необходимо упомянуть и о том, что со многими родителями и детьми встречались и обстоятельно беседовали психиатр Лоуренс Паздер и его бывшая пациентка и жена Мишель Смит, известные сегодня как авторы ныне дискредитированной автобиографии Мишель, содержащей подробное описание сатанинских ритуалов, связанных с насилием.

Лоуренс и Мишель

Паздер лечил Мишель от депрессии гипнозом, и, по его словам, в итоге выяснилось, что в детстве пациентка пережила множество издевательств от ковена ведьм, которым управляла её мать. Во многом популярность совместной работы Лоуренса и Мишель под названием «Мишель помнит» стала катализатором для сатанинской истерии в США. По мнению многих, эти беседы могли значительно повлиять на итоговые показания многих детей.

Итак, на скамье подсудимых оказывается не только Рэй Баки, но и многие его родственники и сотрудники детского сада.

Вирджиния МакМартин. Источник: Pinterest

В ходе расследования было получено множество свидетельств от сотен детей: в них рассказывалось и о подземных ходах, которыми их водили на тайные сатанинские ритуалы, и о принесении в жертву какого-то младенца, и о том, что их увозили на самолёте в Мексику. Один мальчик, как уже упоминалось ранее, на вопрос о том, кто его бил, из предложенных фотографий выбрал изображение Чака Норриса. Следователи, а позже и прокуроры прекрасно понимали, как подобные рассказы могут навредить стороне обвинения, а потому из нескольких сотен опрошенных в досудебных слушаниях принял участие всего 41 ребёнок, а на суде свидетелями стало и вовсе меньше дюжины.

Однако все эти странные показания всё же начали вскрываться в суде, а после стало известно и о том, что инициатор расследования, Джуди Джонсон, знала о своём диагнозе ещё до начала следствия и даже сообщала о нём полиции. И дальше построенная обвинителями линия начала рушиться на глазах. Один из обвинителей в итоге отказался от участия в суде, рассказал общественности множество новых фактов: и то, что сын Джонсон не смог опознать своего якобы истязателя на фото, и то, что множество фактов утаивались или вовсе перевирались прокуратурой для того, чтобы удержать Рэя Баки в тюрьме, тем самым не давая ему доступа к доказательствам собственной невиновности.

Интересным и в некоторой степени ироничным представляется следующий эпизод: в 1987 году один тюремный осведомитель по фамилии Фриман утверждал, что в то время, когда он сидел в одной тюрьме с Рэем Баки, тот признался ему, что действительно мучил мальчика. Однако позже Фриман признался в ряде лжесвидетельств, где были и эти показания. По его словам, выдумывал признания других заключённых он для того, чтобы завоевать благоприятное отношение обвинения, а также ради заключения сделок со следствием.

Следствие по делу МакМартинов длилось семь лет, в общем на него было потрачено порядка 13 или даже 15 млн. долларов. Самое страшное, пожалуй, в том, что, хоть в итоге все обвиняемые были освобождены, а обвинения сняты – даже суд присяжных не был единодушен при принятии решения. А СМИ в погоне за сенсацией на протяжении всего процесса были полностью на стороне обвинения, замалчивая реальность и приукрашивая детские фантазии всё более страшными подробностями. И даже после окончания разбирательств, даже после того, как всплыли на поверхность все несостыковки и полное отсутствие каких-либо доказательств – даже после всего этого остались люди, верящие если не в виновность Баки и других сотрудников детского сада МакМартинов, то как минимум в том, что с детьми в этом саду делали что-то ужасное.

Вирджиния МакМартин. Источник: Пикабу

Жизни обвиняемых были разрушены, так как их репутацию оказалось невозможно обелить после такого шумного и однобоко освещённого дела. Детский сад МакМартинов был закрыт, его земля продана, чтобы покрыть судебные расходы, а здание снесено.

Постер фильма «Вердикт: Суд над Макмартинами» (1995)

В 1995 году про это дело был снят фильм под названием «Вердикт: Суд над Макмартинами». Однако мы рекомендуем тем, кого, как и нас, зацепила эта история, в первую очередь посмотреть фильм «Охота» 2012 года с Мадсом Миккельсеном в главной роли. Это художественный фильм, не основанный (насколько нам известно) на какой-то конкретной истории расследования, однако он очень ярко передаёт то разрушительное влияние, которое могут оказать на человека необоснованные подозрения в растлении детей и следующая за этим истерия.

Постер фильма «Охота» (2012)

#сатанизм #ритуал #история #история преступлений #true crime #макмартины #массовая истерия #сатанисты

Еще по теме здесь: История.

Источник: Дети не могут лгать, или сатанисты, которых не было. Дело о детском саде семьи МакМартин.. True crime.