Закрыть ☒

Календарь оружейника 3 июня

5 марта 1958 года Главное артиллерийское управление утвердило тактико-технические требования №007596 на разработку «7,62-мм самозарядной снайперской винтовки под штатный винтовочный патрон»., а уже 5 мая 1958 году в ижевском ОКБ-74 коллектив под руководством Евгения Федоровича Драгунова начал работы в данном направлении.

После уточнения ТТТ и заключения договора ГАУ выделило для завода на первый этап работ сумму в размере 245 000 рублей, для сравнения, на разработку единого ротного и батальонного пулемёта на тот же срок, но с изготовлением опытных образцов и проведением заводских и полигонных испытаний выделили более скромную сумму в 150 000 рублей.

Первым образцом ижевского снайперского оружия для участия в новом конкурсе стала 7,62-мм снайперская самозарядная винтовка СВ-1 конструкции Драгунова. Принцип работы автоматики винтовки основывался на отводе газов через отверстие в сайте ствола, а запирание происходило поворотом боевой личинки на 24 градуса. Для лучшей кучности боя винтовки Драгунов предложил запирание на три боевых упора, которое обеспечивает более стабильное положение боевой личинки во время выстрела. Винтовка СВ-1 имела несъёмный отрытый диоптрический и съёмный оптический прицелы, а питание осуществлялось с помощью двухрядного коробчатого магазина на 10 патронов. В ходе первых оценочных испытаний выявлено, что вес СВ-1 и ее кучность превышают требования ТТТ. При все этом опытная винтовка ковровского ОКБ-575 конструкции Александра Семеновича Константинова на курсах «Выстрел» успешно выдержал настрел в 9200 выстрелов, показав достаточную живучесть деталей и приемлемую кучность боя.

18 марта 1959 года состоялось расширенное техническое совещание в ОСВ ГАУ с участием представителей ОКБ-575, ОКБ-74, НИИ-61, ГКОТ, курсов «Выстрел» и главного управления боевой подготовки (ГУБП). Винтовка Драгунова комплектовалась прицелом ПУ, имела большой вес и не показывала требуемой кучности боя. Опытный образец не имел крепления для шомпола и не обеспечивал простоту сборки и разборки винтовки, а последний, десятый патрон мог вызвать накол капсюля патрона в патроннике. Винтовки ижевских конструкторов были направлены на доработку и уже 14 июля 1959 года начальник сектора 2 отдела 6 ОКБ-74 Е.Ф. Драгунов представил к рассмотрению образец снайперской винтовки, доработанный согласно замечаниям ОСВ ГАУ. Для достижения заветного показателя веса винтовки в 4 кг обновлённому изделию с прицелом ПУ и стальным кронштейном оставалось скинуть всего 30 г, а при использовании кронштейна из лёгкого сплава В-95 даже имелся запас в 50 г. Дополнительную экономию веса давал вариант магазина из того же сплава, но кучность боя винтовки не удовлетворяла требованию ТТЗ.

18 марта 1959 года появился технический проект на первые снайперские прицелы ПСО, предназначенные для замены штатных ПЕ и ПУ, в течение месяца силами специалистов НИИ-61 при участии ОКБ-180 прицелы прошли испытания стрельбой, установленные на винтовку Симонова. А в сентябре 1959 года опытных образцов прицелов ПСО производства завода №69 Новосибирского совнархоза поступили на Ковровский и Ижевский заводы.

4 ноября 1959 года винтовка Драгунова №3 укомплектованная ПСО была направлена на испытания в подмосковной НИИ-61, где было выявлено что показатели кучности патронами ЛПС всё ещё не удовлетворительны, а стрельба патронами с лёгкой пулей со свинцовым сердечником с механическими и оптическими прицельными приспособлениями показала удовлетворительные результаты кучности боя, так же отмечалась надежное функционирование винтовки в нормальных условиях, и задержки в стрельбе по причине не дохода затворной рамы в крайнее заднее положение при стрельбе в затрудненных условиях (с сухими деталями).

К концу 1959 года с дистанции сошли почти все участники конкурса, кроме винтовок конструкции А.С. Константинова и Е.Ф. Драгунова среди которых так и не был выявлен явный лидер. В связи с этим 5 мая 1960 года ГАУ утвердило доработку обеих перспективных моделей, установив достаточно жёсткие сроки — их повторных полигонных испытаний

Повторные полигонные испытания опытных снайперских винтовок 2Б-В-10 конструкции Константинова и ССВ-58 — Драгунова пришлось проводить на Ржевском полигоне под Ленинградом, по причине ликвидации Щуровского полигона НИПСМВО. В ходе испытаний установлено, что по общей длине и усилиям спуска константиновская и драгуновская винтовки удовлетворили требованиям ТТТ и были легче штатной снайперской винтовки обр.1891/30 гг. на 145 и 425 г соответственно. Нормативов по кучности стрельбы так же выполнялся обеими конструкциями, по эргономике у ССВ-58 выявили повышение звука выстрела из-за наличия дульного, а у 2Б-В-10 констатировали больше усилие на спусковом крючке изменяется не плавно и визирование по оптическому прицелу вызывало неудобство у стрелков и как следствие болевое воздействие на правую сторону лица при стрельбе.

При испытаниях в различных винтовка Константинова, несмотря на отсутствие газового регулятора, прошла с небольшими замечаниями, а конструкцию Драгунова пришлось дорабатывать прям во время испытаний, увеличив диаметр газоотводного отверстия с разрешения Заказчика с 2,5 до 2,8 мм, также были пересмотрены и приведены в соответствие монтажные размеры выбрасывателя в целях исключения его заклинивания в отжатом положении при стрельбе патронами с температурой заряда 70 °С, что незамедлительно сказалось на результатах в лучшую сторону.

Проверка безотказности в нормальных условиях стрельбы показала равное и допустимое количество однотипных легкоустранимых задержек в стрельбе и даже равное количество нарушений режима огня (по одному сдвоенному выстрелу).

Обратите внимание: 5 Ноября. Отрывной календарь СССР. Политиздат.

Ресурс деталей при этом только у одной из винтовок Драгунова (№ 010) оказался не исчерпанным (за исключением уже никому не нужного дульного тормоза), у другой (№ 09) после 2932 выстрелов произошла поломка затворной рамы по месту расположения фигурного паза и рукоятки перезаряжания. Не отстали от ССВ-58 и 2Б-В-10 — у одной (№ 17) после 2444 выстр. был сломан правый упор затворной рамы, ограничивающий её движение в крайнем заднем положении, а у другой (№ 18) после 3942 выстр. и вовсе сорвало левый боевой упор ствольной коробки, а правая стенка коробки при этом прогнулась с образованием трещины. 23 марта 1961 года УСВ ГРАУ МО дало общее заключение по сравнительнным испытаниям, о том что обе винтовки по всем основным характеристикам равноценны и требуют доработки.

12 декабря 1961 года на полигон были доставлены снайперские винтовки Драгунова и Константинова, при этом стоит отметить, что Евгений Федорович доработал мелки особенности своей конструкции, а Александр Семенович переработал конструкцию своей винтовки на 50%. В этот раз кучностные стрельбы проводились патронами с пулями Л, ЛПС и целевыми ЦП-64, а стрельбу производили заслуженный мастер стрелкового спорта капитан М. А. Иткис и стрелки полигона Г. С. Соколов и А. А. Губерницкий.

22 января 1962 года были завершены испытания, кучность обеих конкурировавших систем была оценена равнозначной, а по надёжности и безотказности работы автоматики во всех условиях эксплуатации и ресурсу деталей и ствола оружия требованиям ТТТ удовлетворила только винтовка Драгунова.

В июле 1962 года опытная серия доработанных ССВ-58 в количестве ста штук была собрана. Помимо доработок, направленных на устранение недостатков, они имели увеличенный угол поворота затвора с 30 до 36°, что увеличило площадь опорной поверхности боевых упоров на 20%, съёмный деревянный подщёчник теперь крепился к винтовке с помощью стержня, который входил в соответствующее отверстие гребня приклада. Так же изменения коснулись оптического прицела ПСО-1, его корпус и кронштейн теперь изготавливались литьём единой деталью, так же изменили базу крепления оптического прицела ПСО-1 на наружной поверхности левой стенки ствольной коробки и зажимной механизм кронштейна обеспечивал жёсткую фиксацию прицела в двух положениях относительно затыльника приклада — на удалении 255 и 265 мм.

В конце сентября 1962 года опытная серия ССВ-58 была отгружена на испытания в войска Московского и Белорусского округов. Программа испытаний предусматривала практически все те же проверки, что и на этапе конкурса. Кроме того, ГРАУ поручило полигону в рамках этого же задания провести ночные стрельбы из ССВ-58 по вспышкам выстрелов пулемёта ПК конструкции М. Т. Калашникова, оснащённого как штатным коническим пламегасителем реактивного типа, так и опытным (скопированным с американского пулемёта М-60) пламегасителем щелевого типа. Это обстоятельство впоследствии повлияет на окончательный облик обоих образцов. Результаты войсковых испытаний выявили массу замечаний при обслуживании матчасти малоквалифицированным персоналом, прочность отдельных узлов и деталей вызывала нарекания, а также требовалась доработка по удобству пользования и конструктивным особенностям принадлежностей.

3 июня 1963 года Приказом министра обороны СССР была принята на вооружение Советской Армии «7,62-мм снайперская винтовка Драгунова» с присвоением индекса ГРАУ – 6В1.

Калибр - 7,62х54 мм

Длина оружия – 1255 мм

Масса оружия – 4,5 кг (неснаряжённая, с оптическим прицелом)

Длина ствола – 620 мм

Шаг нарезов – 240 мм (с 1975 года, до этого выпускались винтовки с шагом нареза 320 мм)

#guncalendar #календарьоружейника #снайперская #винтовка #Драгунова #СВД #СССР

Больше интересных статей здесь: Новости науки и техники.

Источник статьи: Календарь оружейника 3 июня.