Неизбежное зло: почему ведущие державы терпели жестоких иррегуляров

Такой социальный институт человечества, как государство, вырос, по сути, из местечкового рэкета. Для успешного поддержания на плаву такого образования требовалась некая сила, причем регулярная. Грубо говоря, без армии уже на заре формирования общества обойтись не получалось. Причем армия требовалась постоянная, тренированная. Ополчение, набираемое от случая к случаю, для таких целей не годилось – профессионалы в случае конфликта сметали такой эрзац почти без усилий и потерь. Так появились и княжеские дружины, и современные вооруженные силы – предок у них общий.

Небольшой армии (количество дармоедов всегда ограничено из-за сложностей содержания такого нароста в реалиях слабо развитых продуктовых технологий) хватало для поддержания в узде низших сословий, но, когда возникали конфликты интересов иного порядка, требовалось спешное усиление. И вот тогда годились ополченцы и им подобная братия. Возможно, решающим фактором такой набор и не стал бы, но в качестве абразива, о который затуплялось острие неприятельской атаки, годился. А еще эта разнородная команда годилась там, где не требовались особые навыки бойца, но не мешала бы привычка к повседневному ремеслу, вроде охоты или строительства – боевому охранению, саперные работы, поддержание общего порядка. Все это вещи не самые престижные, но крайне необходимые.

Со временем стало понятно, что иррегулярные войска всегда полезно держать в неком консервированном состоянии, позволяющем не терять боеготовности, но и не тратиться на содержание и тренировки. Следовательно, требовалось выделить какой-то социальный пласт, которому можно было бы обещать льготы или поблажки в обозримой перспективе, но не платить им денег. Или платить, но очень скромное и непостоянное содержание.

Неизбежное зло: почему ведущие державы терпели жестоких иррегуляров

В рамках этой парадигмы римляне набирали вспомогательные войска на покоренных территориях, даруя им за верную службу счастье гражданства. А в русской империи придумали казаческое сословие, которое было лично свободным, когда крестьяне в массе своей считались крепостными. И за эту личную свободу казакам полагалось нести пограничную стражу и определенный срок служить в регулярных частях на своих ресурсах. От государя таким солдатам полагалось только питание на время такого боевого дежурства, свинец и порох. А мундир, оружие и коня они использовали личных.

Надо сказать, что таких иррегулярных сорвиголов держали в разное время многие государства. Названия использовались разные, немного менялись условия содержания. Но в общих чертах матрица не отличалась – вольница. Микелеты испанцев, сердюки у украинцев, пандуры румынов, гайдуки венгров, граничары и кроаты австрийцев, лисовчики поляков – это все единый шаблон, использующийся для формирования иррегулярных сил.

Эталонными можно считать башибузуков, много лет служившими на благо Османской империи. Их тренировали, доставляли к месту боевых действий, давали порох и пули. Но вот жалования не платили. Так что жила эта братия на то, что получала грабежами. При случае грабился враг, но если врагов не хватало на покрытие насущных потребностей, находили недругов (или окказионально назначали таковыми на время экспроприации) среди своих. И потому башибузуков не любили даже соратники, поскольку публика эта не отличалась стойкостью в бою, но славилась излишней жестокостью.

Неизбежное зло: почему ведущие державы терпели жестоких иррегуляров

Однако при целом комплексе побочных эффектов такие войска продолжали держать. Потому что они прекрасно справлялись с рейдами по тылам, хорошо работали боковым и передовым охранением основных сил на марше, годились для разведки и дозора. Но вот в бою с регулярными силами в чистом поле подходили плохо. И, как правило, проигрывали с разгромным счетом. Тем не менее у ведущих мировых держав иррегулярные войска в том или ином виде продержались до конца первой мировой. Но к концу кампании противники выгребали вообще всякий хлам по сусекам, поскольку война подчистила ресурсы основных игроков.

А еще иррегулярные войска высоко ценились в качестве внутренних, надзирающих за порядком и, в случае необходимости, подавляющими их. В качестве примера достаточно вспомнить, чем прославились казаки в период русских революций. Интересный гибрид слепили в Германии, вынужденные по условиям Тильзитского мира ограничивать вооруженные силы. Там из отсевов, негодных для регулярной армии, слепили вооруженные силы второго уровня, назвав их ландвер, и организовали их по принципу туземных войск Англии и Франции (те же иррегулярные силы). Ландвер плохо воевал в первой линии, но неплохо обеспечивал охрану тылов. За что и ценился, пока не появились иные, более совершенные схемы организации.

× Поддержите подпиской наш телеграм-канал: @battlez