Мир наслышан о французской фамилии Дюма. Дюма-сын самостоятельно создал роман-историю о некой даме полусвета, Дюма-отец силами литературных негров насочинял массу разновесных исторических романов, чем прославил себя, Францию и времена французских Людовиков и английских Карлов. Но был еще и Дюма-дед, который ничего, кроме приказов и реляций, не писал, но на долю которого пришлось столько интриг, приключений и событий, что любой роман бледнеет перед реальной биографией. И звали этого человека Тома-Александр Дави де ля Пайетри. Это по отцу, который являлся маркизом. А Дюма – это фамилия негритянской невольницы, от союза с которой на Гаити и появился будущий генерал.

То есть нашему Пушкину и Дюма-отцу, случись их знакомство, было бы о чем посудачить и посмеяться. Оба гордились африканскими корнями (у обоих имелась характерная этническая губастость), а Дюма-писатель еще и подтрунивал над американцами-южанами, которые признавались ему в обожании (и Марк Твен не упустил возможности). Но это все было в будущем, уже после смерти Александра-Тома. А при жизни современники отмечали его резкие негроидные черты (хотя его предпочитали называть креольцем) и темный цвет кожи, выделявшийся даже среди смуглых и чернявых французов. А еще Тома Дюма отличала огромная физическая сила.

Вообще, история его жизни состоит из массы ярких эпизодов, поодиночке характерных для той эпохи. Как только негритянская любовница умерла, маркиз продал в рабство всех своих детей от нее. Правда, отдельно оговорив в контракте, что потом выкупит старшего (как раз Александра-Тома). Но выполнил обещание не сразу. Сначала уехал с Гаити во Францию, где обосновался в фамильном доме и долго не вспоминал о сыне.

Невероятная карьера негритянского мальчика в армии Наполеона

Маркиз выполнил обещание лишь спустя 4 года и выкупил первенца. Однако своим не признал официально. Титул первое время Тома не предназначался, хотя молодой мулат жил под фамилией матери в доме своего знатного папаши. Словом, перспектив не имелось никаких, и Александр Дюма-дед завербовался в армию. Отец к тому времени согласился признать сына законным наследником и дать свою фамилию, но идея с армией ему не понравилась. Поэтому молодой человек записался под именем Александра Дюма и скрыл, что с недавних пор его можно называть маркизом.

Поскольку дворянства официально у этого солдата не имелось (да и то что было, легко оспаривалось), храброму креольцу оставалось смириться с участью рядового – офицерства ему не светило. Вот он и служил рядовым драгуном до 1789 года. При этом удивлял сослуживцев тем, что зажимал лошадь шенкелями и вместе с этим грузом подтягивался на балке в конюшне. Или таскал на растопыренных пальцах на вытянутой руке четыре ружья, пристроенных на манер наперстков. И вообще приобрел славу Гаргантюа. Правда, весьма образованного – Тома обожал античных авторов, которых читал в подлинниках.

Невероятная карьера негритянского мальчика в армии Наполеона

Отсутствие перспектив вынудило Дюма-деда подать в отставку и вернуться домой, но после революции он возобновил военную карьеру, и скоро за доблесть начал восхождение по карьерной лестнице. В начале 1792 года он уже получил капрала, а к середине осени того же года числился полковником. Весной 1793 года он стал бригадным генералом, в начале осени – полным генералом. Что не помешало ему жениться на дочери простого трактирщика.

Во время войны с австрийцами известен эпизод, когда генерал воплотил в жизнь идею воздушного десанта – во время штурма горы Мон-Сени, не зная, как преодолеть иным способом укрепленный палисад (штурмовых лестниц не заготовили) перед позициями австрийцев, этот генерал попросту перекидал своих солдат в полном вооружении через стену. Маневр оказался неожиданным для противника и привел к победе.

Наполеон назначил Александра-Тома командующим кавалерии и даже подружился с ним. Один генерал стоил целого эскадрона, и в иных боях лично захватывал знамена (за раз до шести штук), прекрасно выведывал правду у шпионов, пользуясь знанием языков и природной смекалкой, но при этом был слабым стратегом, что и мешало дальнейшей карьере военного.

Невероятная карьера негритянского мальчика в армии Наполеона

Во время Египетского похода Александр-Тома Дюма негативно высказывался о затее Наполеона и требовал отправить его в отставку. Что Бонапарт и сделал, подписав соответствующий рапорт. Дюма отбыл на родину на судне, которое оказалось попросту ветхим – все годные плавсредства использовались для снабжения армии. В итоге эта посудина села на мель в водах Неаполитанского королевства, и генерал попал в плен.

× Поддержите подпиской наш телеграм-сайт: @battlez

В плену условия содержания не отличались комфортом, да еще Дюма несколько раз пытались отравить. Удивительно, но организм сумел побороть лошадиные дозы яда, но здоровье все же оказалось подорванным. И в 1801 году Александра-Тома Дюма попросту освободили – по сути, отправили умирать на родину. И бывший генерал еще успел четыре года пожить с семьей во Франции. Правда, безнадежно больной солдат протянул недолго, оставив вдову с дочерью и сыном (будущий беллетрист) без средств к существованию в 1806 году. Наполеон оказался занят делами государства, и на смерть бывшего друга внимания не обратил. Кстати, ни одной попытки Бонапарта вызволить из плена Александра-Тома также неизвестно. Император не любил тех, кто критиковал его действия.