Уникальный самурай, чей цвет кожи вызывал у японцев страх, восторг и недоумение

В старой доброй Англии рыцарем мог стать даже крестьянин – надо было только проявить себя подходящим образом в какой-нибудь войне, желательно на виду важного феодала (наемники так часто получали титул, невзирая на их происхождение). В России Петр приблизил к себе бывшего чернокожего невольника, пусть и принадлежавшего когда-то к знатной прослойке африканского континента. Но это все же Европа, пусть и окраинная ее часть. А как быть с Дальним Востоком и Японией, где сословные различия не уступали в незыблемости даже кастовой Индии? Знают ли жители Страны восходящего солнца такие взлеты судьбы?

Да, в истории есть пример, который заставил бы вздыхать от зависти даже старину Пушкина, чья родословная была одной из знатнейших в стране. Дело в том, что в XVI столетии в Японии жил самый настоящий самурай огромнейшего по тем временам роста – 188 см, обладавший "силой десяти воинов". И все бы ничего, но самурай тот мало того, что был христианином, так он еще и имел иссиня черный оттенок кожи, поскольку родился то ли в Мозамбике, то ли в Южном Судане – странах, даже по меркам Африки, очень черных.

В 1573 году иезуитский миссионер из Неаполя Алессандро Валиньяно получил должность инспектора миссий иезуитов в Азии (часть Африки, Индия, Китай, Япония). И он, как и положено исполнительному чиновнику, отправился проверять их работу. Надо сказать, что Алессандро слыл человеком начитанным, образованным, справедливым и порядочным. Даже своих рабов он содержал в хороших условиях, как свободных белых людей. Заодно учил их грамоте и другим наукам – очень необычно для тех лет.

Уникальный самурай, чей цвет кожи вызывал у японцев страх, восторг и недоумение

В свите иезуита находился чернокожий Ясуфе (полное имя Яссуфо), который исполнял обязанности слуги. Надо сказать, что миссионер обучил своего подчиненного не только грамоте (судя по всему, еще и нескольким языкам), но и нормам этикета. В 1579 году проверка добралась наконец до Японии, где колоритный слуга огромного для японцев роста с темной кожей вызвал фурор. Во-первых, чернокожих на островах тогда еще не видели. Во-вторых, в религиозной традиции Будда в ранних миниатюрах всегда изображался чернокожим. Неудивительно, что к любопытству примешивалось и религиозное рвение. К тому же, как уже говорилось, Ясуфе отличался учтивостью и скромностью – весьма важными качествами, согласно японским воззрениям на мир. Доходило до того, что при прибытии миссии в один из городов местный люд устроил давку у храма, которая стоила жизни нескольким бедолагам.

Вскоре слух о необычном слуге дошел до местного правителя – дайме Ода Нобунаги. И он затребовал миссию к себе, желая глянуть на диковинку лично. Встреча состоялась в 1581 году. Нобунагу так поразил цвет кожи христианского слуги, что он первым делом повелел тому раздеться и хорошенько помыться – дайме решил, что видит перед собой раскрашенного актера. В любом случае африканец, которого уже переименовали на японский манер в Ясукэ (сукэ – суффикс, в японском языке добавляемый к названию местности, чтобы обозначить выходца мужского пола из этого региона), остался у прославленного воина. Подробности и условия сделки не известны. Известно только, что дайме ненавязчиво попросил иезуита подарить слугу.

Уникальный самурай, чей цвет кожи вызывал у японцев страх, восторг и недоумение

Интересно, что Ясукэ, чью силу и манеры при дворе сразу оценили, не расценивался как невольник или слуга. Его отдали в обучение к мастерам воинских ремесел. И он, по свидетельствам португальцев, числился у дайме оруженосцем. Мало того! Ясукэ вскоре получил в дар имение – то есть стал самым настоящим самураем.

Ода Нобунага знаменит в Японии тем, что всю жизнь свою посвятил борьбе с раздробленностью страны. Так что не удивительно, что и его самурай Ясукэ многократно принимал участие в самых разных сражениях. Где, по словам разных хроникеров, показал себя неутомимым и яростным бойцом. Которого враги боялись и уважали – для такого реноме мало обладать черной кожей. Надо еще иметь и храброе сердце.

История всегда развивается неравномерно. Вот и Оде Нобунаге в один прекрасный момент не повезло. Застигнутый врасплох и разбитый своим недругом Акэти, великий воин совершает ритуальное самоубийство в одном из храмов Киото. Ну а темнокожий самурай, оставшись без господина, решает и дальше служить клану Ода, присягнув наследнику Нобунаги – Оде Набутадэ. Тот пытался собраться с силами у замка Нидзе, но в итоге был в нем заперт армией Акэти, осажден и разбит. Всех японцев, попавших в плен, казнили. А Ясукэ, которого тоже захватили в последнем бою, оставили.

Уникальный самурай, чей цвет кожи вызывал у японцев страх, восторг и недоумение

Акэти Мицухидэ, увидев среди пленных легендарного чернокожего самурая, велел отделить его от остальных. Потом заявил, что раз у него такая черная кожа, то он не человек, а животное. И потому, следовательно, казнить прямо тут его нельзя. А следует отправить для казни в христианскую церковь Нандбандзи, что в Киото. И там уж пусть сами иезуиты разбираются, как им поступить с этим странным солдатом. Вернуть, так сказать, имущество прежним владельцам.

Больше о Ясукэ нет ни одного упоминания. Остался ли он в той церкви до конца дней своих в качестве прислужника или вернулся в Европу, неизвестно. Но сами японцы помнят о своем черном самурае и сегодня. Так что редкий исторический музей Японии обходится без чучелки чернокожего воина в ламеллярном самурайском доспехе образца XVI столетия.

× Поддержите подпиской наш телеграм-канал: @battlez

Хотите видеть больше интересных материалов? - подписывайтесь в раздел и ставьте "пальцы вверх"
Делитесь статьями в соц. сетях - так вы помогаете каналу развиваться