Что написала бы Алексиевич, если Клара Солоненко рассказала бы ей свою историю?

Книга Светланы Алексиевич "У войны - не женское лицо" написана, как указано в аннотации, в жанре "нон фикшн". Не мемуары, не документалистика, но нечто, "основанное на фактах". Примерно так переводится на русский язык nоn-fiction.

Что по сути? Литературно обработанные рассказы нескольких десятков женщин - ветеранов Великой Отечественной.

Женщины давали интервью бывшей советской писательнице, прославившейся в семидесятые клятвенным признанием в любви товарищу Дзержинскому. Наверно, доверяли, коли рассказывали о своей личной жизни, вплоть до физиологических подробностей.

Как интервью выглядели до "литературной обработки", мы никогда не узнаем. А что получилось на выходе, известно. Можно сказать, печально известно

Алексиевич всю душу вложила в то, чтобы выжать как можно крупнее слезу из читателя, а общий смысл заложен в самом названии. Девушки, ушедшие воевать, совершенно напрасно молодость погубили. Лучше бы дома остались, котлеты жарили. Мужчины, дескать, сами бы разобрались между собой.

Поэтому девчонки, которые взяли в руки оружие, не были героями. Совсем наоборот, жертвами были. Да не европейских фашистов, не подумайте. Жертвами сталинского режима, разумеется.

А иначе не видать бы Нобелевки Светлане Александровне, как своих ушей.

Девушки-военнослужащие WAC (Women’s Army Corps — женской вспомогательной службы сухопутных войск США) во время прогулки по Берлину приветствуют советскую военную регулировщицу Софью Петровскую на посту у Бранденбургских ворот. Сержант Софья Алексеевна Петровская (1925 г.р.), в РККА с мая 1944 г., начальник регулировочного поста 186-го дорожно-комендантского участка военно-автомобильной дороги № 37, 22.02.1945 г. награждена медалью "За боевые заслуги". Фото из открытого доступа.

Пока Алексиевич остается среди собратьев по перу в гордом одиночестве в этой нише. Женщины во время Второй мировой были во всех воюющих армиях, а в оккупированных Греции и Югославии партизанили вместе с мужчинами. Но никто в этих странах не ломает голову, нужно ли было женщинам воевать. Не слышно о Нобелевских премиях за слезливые книги о несчастных женщинах-военнослужащих, написанных британскими, американскими или другими авторами из супер-пупер-демократических стран.

Потому что патриотизм для наших "партнеров" и бывших союзников не пустой звук. А у нас, с подачи Алексиевич и прочей свободно мыслящей творческой интеллигенции, легко и просто ставится под сомнение.

Если бы Клара Солоненко дожила до того дня, когда Алексиевич решила прославиться, мог бы и ее рассказ появиться в нобелевской нетленке. В каком-нибудь варианте...

Она родилась в 1928 году на Кавказе, в маленьком городке Кизляр. Мама и отец были учителями. В 1942-м война подошла близко, город стал прифронтовым. Горожане рыли окопы, помогали раненым в госпиталях, появились в городе эвакуированные дети из Ленинграда. В общем, работы хватало даже школьникам. Но Клара мечтала уйти на фронт. "Сорванец", как она себя называла, обивала порог военкомата. Конечно, там над тринадцатилетней школьницей могли только подшучивать.

В декабре 1942-го ей исполнилось четырнадцать, а через три месяца Клара села в воинский эшелон и уехала воевать. Придумала себе легенду: сирота едет мстить за погибших родителей. Взяла "псевдоним", назвалась Наташей Радченко, и прибавила себе возраст до семнадцати лет.

Клара Солоненко. Фото ЦАМО РФ.

Ее нашли, "разоблачили", пытались отправить домой.

Обратите внимание: Помогите опознать фотографию и установить историю боевого применения тяжелого танка ИС-3 (Иосиф Сталин 3).

А она все же осталась, работала в госпитале. С апреля 1943 года - в действующей армии. Стала санинструктором, хотя этого ей было мало, хотела быть разведчицей.

В сентябре 1943 года писала отцу "Как я рада, сколько об этом я мечтала... Как радостно жить. Как хочется жить".

Присяга. Фото из открытого доступа.

Четыре раза Клара была ранена. В феврале 1944-го медики настояли на эвакуации в тыл. Лечилась в госпитале в Киеве.

Девушки-санинструкторы. Фото из открытого доступа.

Там ее нашла мама, но даже она не смогла уговорить дочку вернуться домой. После госпиталя Клара стала санинструктором, воевала в 271-й стрелковой дивизии.

В июле 1944 года дивизия принимала участие в Львовско-Сандомирской наступательной операции по освобождению Западной Украины и юго-восточной части Польши. "Теперь я опять вояка", - писала Клара домой.

Маленькой Кларе было с кого брать пример. Ее молодой (1923 года рождения) командир, Юрий Данилевский, начал воевать в 1941-м старшим лейтенантом, осенью 1944-го - майор, заместитель командира полка. За несколько месяцев до этого батальон капитана Данилевского в Станиславской области, помимо уничтоженного батальона немецкой пехоты, взял в плен весь 44-й венгерский пехотный полк вместе со штабом и командиром полка, "громадные трофеи" впридачу: до 100 лошадей, 8 складов с военным имуществом и продовольствием.

В июле 1944 года Клара вынесла с поля боя двадцать тяжелораненых, из них трое офицеров. В августе 1944-го награждена орденом Славы III степени. В том бою девочка вновь получила серьезное ранение. Ее отправили в госпиталь на Кавказ, в Орджоникидзе. Едва встав на ноги, сбежала. На костылях добралась до своей части, выбросила костыли и, стараясь не хромать, доложила о прибытии командиру.

Глубокой осенью 1944 -го бои шли на границе Чехии и Польши. Войска 4-го Украинского фронта прошли Карпатские горы и продолжали выполнение главной задачи- выход на Венгерскую равнину. Противник - немецкие и венгерские части прикрываясь сильными арьергардами, отходил на запад.

В последнем письме с фронта Клара писала: "Мне здесь не верят, что я 1928 года рождения. Папочка, и ты не поверишь, не узнаешь меня. У меня появилось много седых волос. Быть на передовой – это не так просто. Изучаю пушку. Скоро буду артиллеристом".

27 октября 1944 года 271-я стрелковая в составе 1-й гвардейской армии перешла в наступление. Полки прорывали оборону противника, преодолевая сильный встречный огонь, минные поля, проволочные заграждения.

На следующий день Клара погибла, так и не дожив до совершеннолетия. Шел бой за высоту близ польского местечка Манков. Рассказывают, что командир артиллерийской батареи вынес девочку с поля боя на руках. Но от ранения в голову она скончалась. Похоронена в городе Санок в Польше.

"Папочка, я глупая была, что не слушала тебя. Ведь здесь, на фронте, все бы пригодилось мне, а сейчас приходится наверстывать упущенное. Но ничего, кончится война, и я приеду не такая Клара – сорванец, как раньше, а совершенно иная, закаленная в боевых действиях".

#вторая мировая война #великая отечественная война #история ссср #история россии

Еще по теме здесь: История.

Источник: Что написала бы Алексиевич, если Клара Солоненко рассказала бы ей свою историю?.

Написать комментарий