Ингигерде, принцессе шведской, «кюне (как называли варяги жен конунгов) Гардарики» не повезло стать табуированной фигурой для русской историографии. Вплоть до “правдивых лет” перестройки.

Ингигерда: женщина выигравшая войну для Мудрого русского мужа

Супругой Ярослава интересовался Кармазин. Дотошно прочел летописи, писаные и правленые их наследниками. Обнаружил много расхождений: так, доселе неизвестно, в Новгороде или в Киеве похоронена Ингигерда. Затем открыл скандинавские саги… И – быстро их захлопнул. Ведь, если верить сагам (до которых не дотянулись руки талантливых переписчиков Ярослава Мудрого), то вместо истории древней Руси, получалось безобразие! Так же поступил и Соловьёв. - Умён был Ярослав (особенно по области пиара в летописях), а вот за «иностранным сегментом» тогдашних СМИ не уследил. Одна сага передаёт слова варяжского вождя: «лучше говорить с самим конунгом, чем с женой его, ибо Ингигерда мудрей на голову и опасней!».

Ингигерда: юная жена калеки

Доверять сагам тоже не следует безоглядно: русские летописи тех лет вполне могли упустить какое-либо малозначительное событие (а позже из них могли быть вычищены события значимые), в сагах же уделяется внимания тем фактам, с которыми «история выйдет веселей или красивее».

Так, согласно сагам, Ингигерда прибыла на Русь около 1018 года уже со скандальным романтическим шлейфом.

Шведка собиралась ехать совсем в другую сторону – в Норвегию. Выходить замуж за красивого и не чуравшегося сражаться в первых рядах битв Олафа, в которого была влюблена. Но находившийся в бедственном положении Ярослав успел первым: когда будущий святой приехал за невестой, на границе, где он собирался встретить молодую, ему предложили сестру Ингигерды. А сама девушка, вместе с гвардией викингов отправилась в Гардарику.

И кого она там увидела?

Антропологические изыскания позволяют предполагать, что у Ярослава был врожденный перелом таза. А в раннем детстве - сломана нога. Внешний вид «конунга Новгорода» можно вполне себе представить с карикатурных изображений Ричарда III у Шекспира: кривобокий, невысокий, одна нога короче другой. У него могло и не быть даже мощного торса, как у карикатурного кино-Ричарда: ничего не известно о его личном участии в битвах (“а все дни проводил с монахами и с мужами смышлёными”).

А Ярослав увидел классическую северную красавицу: высокую, почти воительницу, с «пшеничной» косой, острую на язык (есть сведения, что она подтрунивала не только над варяжскими ярлами, но позднее, своим красноречием, побудила Мстислава Тьмутараканского заключить с Ярославом выгодный последнему мир).

Перед русским предстала полная его противоположность. Вдобавок, по версиям современных «исследователей» сам он был замкнутым невротиком и ненавидел братьев за те качества, которых ему не хватало. Счастливой судьбы молодым всё это не могло предвещать.

Но жениться было необходимо: Ярослав смотрел не на красоту Ингигерды, а на прибывших с ней опытных вояк. Только они могли спасти отхватившего при жизни св. Владимира самое “хлебное место” (в большинстве саг он зовётся лишь “конунг Восточного торгового пути”, не Гардарики!) тихого и скромного сына, сразу после смерти отца ринувшегося в бой за высшей властью.

Ингигерда: женщина выигравшая войну для Мудрого русского мужа

Так что смотрел Ярослав не на красоту Ингигерды, а на прибывших с ней вояк. Это не предвещало счастливой судьбы “молодым” (Ярослав был в два раза старше). Во все саги вошел эпизод с покоями для невесты, “обитыми богатым алын лунским сукном” (китайским шелком?). Ингигерде покои не понравились. За что она и была тут же первый (не последний) раз бита.

Но отсылать жену было нельзя: за ней могли уйти и хирдманы, которым Ярослав предпочитал не платить, к тому же за Ингигерду была уже официально закреплена Ладога с угодьями.

Ингигерда: кюна войны и мир

Позже Ярослав понял, как ему повезло со вторым браком. Первую его супругу захватили в плен поляки (и рачительный – а по норвежским сведениям «скупой») князь просто не стал тратить деньги на выкуп. Да и война в разгаре!

А денег не хватает! Даже если не платить викингам. Вот тут и проявились таланты Ингигерды, уже - Ирины. Война резко поменяла характер: вместо генеральных битв - рейды небольших отрядов убийц ярлов Рогволда, Якуна и - героя саги - Эймунда. Таинственно погибают верные Святополку-Петру братья Борис-Роман и Глеб-Давид. Святослава убивают за границей.

В решительный момент перед сражением у Любеча именно Ингигерда из доходов с Ладоги выплатила деньги “родичам”. Долго она содержать хирдманов не могла, - и вот уже Святополк и Болеславом не только выбивают Ярослава из Киева, но и гонят до Новгорода. Где, деморализованные поражением и безденежьем, викинги начинают войну с новгородским купечеством. Такие мятежи наемников обычно топят в крови, но на этот раз стороны (после насилий и смертей!) удалось примирить. Вероятно, не без участия Ингигерды Мудрой.

Полностью же её дипломатический талант раскрылся в единоборстве Ярослава со следующим, после Святополка, претендентом на верховенство - Мстиславом Тьмутараканским. Викинги Эймунда решают перейти на вражескую сторону, до того им надоел скупой хозяин. По легенде, Ярослав не успел задержать их уход, и тогда Ингигерда свершила то, на что не был способен калека-муж: прокралась в лагерь Мстислава и выступила перед викингами-перебежчиками с такой речью, что те устыдились. А с Мстиславом заключила мир - одно из самых странных мирных соглашений побежденных с победителем: страну поделили, но “восточный торговый путь” с Киевом в придачу достались побежденному.

Личная жизнь с налётом скандала

Если судить по обилию детей, жизнь супругов постепенно налаживалась. Опять же, точное число сыновей установить нельзя: саги настаивают на некоем Илье, современные отечественные историки считают его сыном Ярослава от первого брака.

А вот другие дети прославились:

● Анастасия, венгерская королева;

● Елизавета-Элизабет-Ellisif, - королева норвежская;

● Анна-Агнес, королева Франции;

● Владимир Новгородский;

● Изяслав, Свят.

● Святослав - успел побыть Великим князем;

● Всеволод - родоначальник “Мономашичей”;

● Вячеслав Смоленский;

● Игорь.

Последние два женились на германских графинях.

А что же романтика? Саги упорно приписывают Ингигерде связь с тем самым Олафом, которого, за чрезмерную христианизацию, норвежцы погнали из страны. Он жил при дворах Киева и Новгорода. А дальше? Одного из потомков Ярослава и Ингигерды генетики уличили в чисто “северном” происхождении.

Подписывайтесь также на Youtube канал «Мир Истории»

Сайт: Мир Истории

Делитесь этой статьей в соцсетях с друзьями. Поддержите проект, подписывайтесь на Яндекс.Дзен-канал «История» (https://zen.yandex.ru/history_world). E-mail для связи: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Поделись!