Как командарм Конев лично отстреливался из пушки от немецких танков
Конев в 1941-м, фото из открытых источников

Всем известно, что маршал Ворошилов не ходил в штыковую атаку на немцев под Ленинградом, этот миф появился позднее. Не вступал в личное боевое столкновение с противником и Жуков, это не дело командующего. Однако Коневу в самом начале войны пришлось самому столкнуться с немцами лоб в лоб и принять бой.

В середине июля 41-го года 19-я армия Конева была срочно переброшена с Северного Кавказа на Западный фронт в Белоруссию, но успела только под Витебск. В эти дни Коневу и пришлось лично повоевать с немцами. Однако версии о том, как это случилось, существеннно разняться.

Сам маршал рассказывал эту историю следующим образом. На шоссе Рудня-Смоленск его машина в составе штабной колонны напоролась на немецкие танки. Ехавший в другой машине Еременко успел развернуться и дать по газам, а машина Конева как на зло заглоха. К счастью рядом оказалась брошенная, но исправная сорокопятка:

Я встал у орудия за первого номера. Ударили из пушки - и попали прямо по переднему танку. Облако дыма. У гитлеровцев замешательство. Однако они быстро пришли в себя. Танки развернулись и пошли на нас. Мы дали по ним еще несколько выстрелов. Вскоре снаряды закончились, стрелять было нечем.

Конев со своими людьми под огнем смогли найти исправную машину и как-то добрались до штаба 19-й армии на стации Кардымово, это восточнее Смоленска. Так оказалось, что Еременко успел всем рассказать, что генерал Конев погиб под немецкими танками.

Как командарм Конев лично отстреливался из пушки от немецких танков
Полевой написал биографию маршала Конева для советских школьников

Этот эпизод был творчески переработан писателем Борисом Полевым в книге "Полководец: Биографическая повесть об И.С. Коневе". В повести этот эпизод перенесен в Витебск и будущий маршал командовал не сорокопяткой на шоссе, а целой батареей на господствующей над Витебском высоте, не позволяя немцам войти в город:

Через некоторое время противник подтянул самоходные пушки и из них стал бить по батарее. Артиллеристы приняли бой. Но на их позициях уже рвались снаряды. Наблюдая обстрел, Конев понял: берут в вилку. Приказал артиллерийскому расчету отойти в укрытие. Сам прилег в окопчик метрах в пятидесяти. Командир батареи не успел выполнить его приказ, замешкался. Осколок настиг его и сразил. Тогда командующий армией принял на себя управление огнем. В эти минуты в нем как бы жили два человека: командир батареи и полководец.