Как Украина могла стать мусульманской страной…

Всё, наверное, началось в 1665 году, когда в вялотекущую фазу скатилась война Речи Посполитой с московским государством. Все яркие события происходили в Малороссии, где буянило Войско Запорожское, расколотое великой Руиной. Новый гетман правобережных казаков Пётр Дорошенко в 1666 году признаёт над собой власть Крымского ханства. Хан нагло потребовал от польского короля Яна II Казимира выплаты «поминок» и соблюдение вольности казаков.

На Подолье ворвалось 20 тысяч татар Девлет-Гирея и 10 тысяч казаков. У Браилова они окружили поляков, устроив коронному войску полный разгром. Крымцы и правобережные сечевики даже попытались проникнуть в исконные польские земли, настолько амбиции стали велики. Набегам подверглись Староконстантинов, Меджибож, Острог, Заслав (Изяслав), Збараж, Вишневец, Дубно, осенью 1667 года пал Чигирин. Новая война полыхнула в 1672-ом.

Этот год стал самым кризисным для Речи Посполитой. Войска османов, крымцев, казаков пришли под Каменец-Подольский. Город был прекрасно расположен и укреплён, веками являлся ключом к Подолью и западной части Малороссии. Ян Собеский в своих письмах королю Михаилу Вишневецкому сокрушался: если не удержать город, турки могут прийти под Краков. Мало того, все земли Подолья и Галичины оказались разорены крымской конницей.

Казаки Дорошенко устремились туда же, поддержанные турецкой полевой артиллерией. Под Ладыжиным немногочисленные польские хоругви смогли опрокинуть захватчиков, некоторые города были деблокированы, гарнизон Умани продолжал сопротивляться.

Турецкий поход застал Речь Посполитую в момент полной беспомощности. После нескольких недель непрерывных осторожных штурмов Каменец-Подольский пал. Захватчики успех всячески развивали, броском оказались у Львова, взяв его в осаду. Гарнизон едва-едва смог отстоять стены, но турецкий паша вполне уверенно требовал передачи Волыни и Галичины Стамбулу. Кстати, о тех событиях можно почитать роман Генрика Сенкевича «Пан Володыевский» (посмотреть весьма недурной одноимённый фильм 1968 года).

(Иллюстрация из открытых источников)

Закрепиться!

С точки зрения османов, неприступный Каменец должен становиться главным северным рубежом Османской Империи. Точкой для новых захватов. Но самое главное — город закрывал Стамбул со стороны Речи Посполитой. Главной проблемой тогда стали казаки, замучившие своими набегами Причерноморье, собирали «зипуны» на Дунае. Где находились самые богатые сельскохозяйственные провинции Высокой Порты. Если присовокупить к турецкому Каменец-Подольску мобилизованное всегда Крымское ханство — дело выглядело очень выгодным стратегически.

Всё было за Османскую Империю… на бумаге, в панических дипломатических пересылках всех соседних государств. Вот оно! Не на Балканы ударят, через Польшу в Европы вломятся, как при Батые было! Король польский приуныл, сил сопротивляться не было. Централизация власти в Речи Посполитой всегда была ниже некуда. Ресурсов, чтобы зримо обозначить своё присутствие в Малороссии, — никогда не выделялось.

Памятуя, как турки умеют по-хозяйски цепляться за нужные им провинции, забеспокоились в Москве. Всё шло к тому: Правобережье уплывёт в сторону Проливов, а там и Левобережье под ударом. Бюджет Высокой Порты на то время превышал русский и польский в тридцать с лишним раз, населения было в четыре раза больше. Возможность собрать даже двухсоттысячную полевую армию османы продемонстрируют очень скоро, двинувшись на Вену в 1683 году.

Выбор Каменец-Подольска был обоснован исключительно военно-стратегическими целями, поскольку этот орешек никак не влиял на экономику региона. В коммерческом плане Польша вообще не страдала от сложившейся ситуации. Даже несмотря на лютую неразбериху 60-х годов, когда в Подолье закружилось кубло из запорожцев, крымцев, турок. Закончившееся громким завершением кампании в 1672 году, овладением важнейшим форпостом Каменец-Подольским.

(Иллюстрация из открытых источников)

Ещё сто лет назад, в 1567 году на Сейме польского сената было принято решение: экспорт убрать с днестровского направления и всего пограничья с Османской империей. Задумка была в том, чтобы не провоцировать турок на набеги и захваты в крае. Так и повелось, весь торговый трафик Речи Посполитой шёл водными путями западнее. Дотянуться до них не могли крымский хан и турецкий султан.

Коронное бессилие.

Но на счастье поляков и Малороссии… что-то щёлкнуло в голове у Кара Мустафы Паши, великого визиря при Мехмеде IV. Неожиданно турки военную активность свернули, основные свои войска увели за Днестр. Положившись на татар и казаков Дорошенко, якобы способных добиться от измождённой Речи Посполитой выгодного Стамбулу договора. Запорожский гетман разухарился, успел отправить свои «универсалы» в Подолье и Волынь, вызвав ярость турецкого паши и хана Селим-Гирея.

(Иллюстрация из открытых источников)

Те сразу поняли, куда ветра задули. Намечается некое «казачье государство», выходящее далёко за пределы Правобережья. И тех земель, которые были закреплены за запорожцами по Зборовскому договору. Тем временем крымцам остро требовались казачьи подкрепления, они уже начали потрошить собственно польские земли. Помощь от Дорошенко не пришла, он уже не был способен собрать клятвенно обещанные 20 тысяч казаков…

Настала череда поражений, коронные войска и панцирные реестровые казаки Ханенко сначала поочерёдно разбили крупные отряды татар Туробина и Зверинца, потом под Краснобродом, около Замосця и Люблина. Руководил всем театром боевых действий Ян Собеский.

7-8 октября под Немировым он столкнулся с главными силами Джамбет-Гирея, изящными маневрами растянул войска нуреддина, начал бить по частям. Сражение длилось почти трое суток. Девятого октября состоялась битва под Комарно, где Собескому пришлось с его тремя тысячами выйти против 10-тысячного войска татар. От катка гусарских хоругвей удалось сбежать лишь полутора тысячам крымцев. Казаки Дорошенко, числом в четыре сотни, своих союзников из Бахчисарая не поддержали, открыв для удара левый фланг.

(Иллюстрация из открытых источников)

После этих поражений война вроде бы должна была повернуться к удаче Собеского. Все «летучие» татарские чамбулы, казачьи сотни запорожцев и «липков» (польско-литовские татары) были истреблены в Подолье, на Волыни. Поляки смогли перехватить увод в Крым «ясыря», освободили всех пленников. Громким аккордом стало многодневное манёвренное сражение под Калушем, когда 30 тысяч татар и запорожцев ничего не смогли сделать с втрое уступавшими им по численности поляками будущего «спасителя Вены».

Но было поздно, польский король и великий князь литовский Михаил Корибут Вишневецкий уже вёл переговоры с турецким великим визирем. Понимая, что появись турки из-за Днестра опять всей своей силой — Речь Посполитая будет раздавлена. Несмотря на весь гений Яна Собеского. 18 октября 1672 года на Тернопольщине в городе Бучач был подписан мирный договор.

Польша отказывалась от Подольского и Брацлавского воеводств в пользу Стамбула. Часть Киевского воеводства отходила правобережным казакам гетмана Дорошенко, ставшими вассалами османов. Была назначена ежегодная унизительная дань в 22 тысяч злотых.

Обустройство.

Турки ушли в молдавские земли, оставив в Каменец-Подольске гарнизон из 6000 человек с артиллерией, причём почти половина были янычарами, элитой османской армии. Это очень много. Тогда всё население края едва доходило до 40 тысяч. Вместе с турками… Как было заведено, немедленно началась «османизация» захваченных земель. Город стали укреплять.

Когда на следующий год Ян Собеский (по решению Сейма, не подтвердившего унизительный Бучачский договор) возобновил войну с Османской Империей и послал реестровых казаков «пощупать» Каменец-Подольский… те вернулись обратно, горестно качая головами. Штурмовать крепость и стены города было самоубийством, провиант гарнизон завёз на пару лет возможной осады. Собеский отправился за громкой славой «Хотинского Льва» в сторону Дуная…

(Иллюстрация из открытых источников)

Между тем турки начали выдавливать местное население из бывшего Подольского воеводства. Мальчиков забирали в янычары, девушек хватали и отправляли на рынки рабов Стамбула. Храмы немедленно стали перестраивать в мечети. Никакого сопротивления они не встречали, большая часть горожан «добровольно» покинула Каменец-Подольский сразу после его захвата. Их выгнали в чём мать родила, а турецкий паша бережно хранил оставленное имущество. Ожидая привычных для турецкого администрирования — мусульманских «военных переселенцев».

Исламизацией особо не допекали лишь местное православное население. Турки сразу выбрали стратегию «разделяй и властвуй», громко заявив: мы пришли покончить с засильем поляков-католиков! Были нетронутыми многие православные церквушки, костёлы и униатские храмы закрыли все, некоторые разрушили.

Умело спекулируя на ненависти малороссийских низов к польской правящей элите, османы быстро наладили мирную жизнь. Из крепости в течение первых нескольких лет выселили сначала польских католиков, затем — сочувствующих им армянские торговые общины.

Обратите внимание: Семеро непокорённых: страны «третьего мира», сумевшие не стать колониями.

Имущество распределяли среди остающихся горожан, скромно забирая в казну лишь «султанскую четверть». Город стал полностью… православным по составу населения.

(Иллюстрация из открытых источников)

В августе 1681-го Каменец удостоился чести получить собственную православную епархию с митрополитом. Приехал аж целый константинопольский Патриарх с несколькими министрами дивана Османской империи. Чтобы продемонстрировать православному крестьянству и горожанам небывалую заботу турок о «вере христовой». Хотя постепенная исламизация шла тоже, на юге Подолья до 1684 года — особенно.

Там возникла любопытная практика: малороссы принимали ислам, оставляя жён и детей в православии или униатстве. Получив налоговые немалые льготы, чудесно жили «приспособленцами». Это вообще была общая черта «украинских крестьян» Подолья и Волыни — подходить к вопросам веры с циничным прагматизмом. В общем и целом, первые полтора десятка лет прошли спокойно и мирно. Но потом начались геополитические проблемы у турок…

Назад — в Польшу!

Очень показательный факт польской политической системы. Шляхтичи из Каменца после их изгнания в пределы Речи Посполитой не были лишены полноты своих прав. В структуре «аристократической республики» они продолжали играть важную роль. Став немым укором всей Польше и Литве… за позор поражения 1672-го года из-за безволия Михаила Вишневецкого.

Они вошли в состав личных гусарий Яна Собеского, громче всех кричали его на короля в 1674 году. Блокировали на местных сеймах все решения, так или иначе способные нормализовать польско-турецкие отношения. А скоро началась новая война, которая оказалась для османов роковой.

В 1683 году турецкая армия потерпела сокрушительное поражение под Веной, где главную скрипку сыграла Речь Посполитая короля Яна Собеского. Поплатился за позор разгрома мудрый визирь Кара Мустафа-паша (который считался покровителем православия в империи). Пришедший ему на смену новый визирь Сулейман-паша был из другого теста. В 1686 году он отменил церковную автономию православных «украинцев» Подолии, сделав провинцию военной, находящейся на осадном положении.

(Иллюстрация из открытых источников)

Вполне оправданный шаг, поскольку начиналась долгая эпопея под названием «польская осада Каменца». Растянутая аж на 13 лет непрерывными боевыми операциями и походами. Стамбул решил держаться здесь до последнего. Нужно отдать должное, турки за первые 10 лет управления укрепили крепость и город, основные логистические городки региона. Настолько сильно там окопались, что ежегодные военные конвои с припасами приходили, как по расписанию без потерь. Каменец редко испытывал нужду в чём-то, даже когда полностью была потеряна вся Подолия.

Но самой тяжкой оказалась осада 1686 года. Получив порох и воинские припасы, турки позабыли о продовольствии. Которыми сельская местность теперь исправно снабжала войска Собеского. На улицах повсюду валялись погибшие от бескормицы лошади, не было дров для обогрева янычар, приходилось разбирать крыши домов.

Однако хитрый король не торопился брать Каменец. Ян Собеский хотел ввести наследственную монархию, требовал признания наследником престола своего сына. Но буйная шляхта упёрлась рогом, выступая против построения сильного централизованного государства. Поняв, что вопрос абсолютизма буксует, Собеский принимает соломоново решение. Чтобы успокоить «каменецкую партию», берёт город в вялотекущую блокаду. Сбагрив туда весь воинственный элемент Речи Посполитой.

Сам же концентрируется на Днестре и Дунае, собирается полностью подчинить короне Молдавское Княжество, вассала турок. Чтобы там создать независимое наследное государство для своей семьи. Его поддерживает основная часть польских крупных аристократов (лишь бы убрался подальше из Кракова), почти вся Литва со своими магнатами. Так, на волне внутриполитических тонкостей, Каменец не испытал натиска всей Польши. Первую осаду и штурмы выдержал уверенно.

(Иллюстрация из открытых источников)

Но шёл год за годом, трудности накапливались. Как усталость гарнизона. Командующего Ахмеда-пашу янычары убили в результате бунта 1689-го. Преемником стал Караман-паша, родственник крымского хана. Хотя поляки утверждают: это был самозванец, один из предводителей бунта, рядовой. Так или иначе, Стамбул его без проблем утвердил на посту губернатора Подолья.

Угадал, поскольку гарнизон Каменца при нём воспрянул несколькими дерзкими операциями против поляков, город оставался османским ещё десять лет. В 1687 году Караман-паша вообще полностью снял осаду, разгромив собственными силами королевича Якуба и гетмана Яблоновского. Через год присоединился к небольшому отряду крымцев, разгромившего поляков в районе Жванца. Открыв таким образом хану дорогу на Волынь. Набег полностью её разорил, «ясырь» в количестве 60-ти тысяч душ отправился в Бахчисарай.

Но наступил 1699 год, и город был отдан полякам по условиям мирного соглашения между Священной антитурецкой Лигой и Османской Империей. Поляки попытались взять Каменец «на шпагу», битый гетман Яблоновский даже возвёл рядом с Каменец-Подольским специальный осадный город, названный «Окопы Святой Троицы». Но тщетно, все штурмы в 90-ые годы были отбиты.

В Великой турецкой войне 1683-1699 годов против Османской империи сражались Польша, Россия, обе монархии Габсбургов (Испания и Австрия), Венецианская республика, Савоя, Мальта и т.д. Комбинированный нажим сломил османов. Пришлось уходить из Малороссии, получив взамен захваченные Хотин и молдавские крепости.

(Иллюстрация из открытых источников)

Выводы…

Спор такой в науке истории идёт: могли ли Подолия, Волынь и Правобережье стать турецкой территорией? Да, такие планы существовали. Особенно во времена визиря Кара Мустафа-паши. Он целенаправленно развивал этот край, подготовил несколько программ заселения новой провинции мусульманами, рассчитывал продвинуться к Днепру. Но «балканский вектор» экспансии, проблемы вечной войны и последующего равнодушия на протяжении десятилетий — похоронили надежды амбициозного политика.

Туркам не хватило… базиса и политической воли. Эти земли очень пострадали ещё до захвата Каменец-Подольского в 1672 году. Разбой, война поляков с турками, казачья Руина. В течение 1640-1670 годов земли пустели, население бежало куда глаза глядят. Отток прекратился во времена относительного покоя, когда османы всеми силами пытались зацепиться за Подолию. Но попытки наградить военачальников землёй (с работниками) провалились. Земля была… подданных не наблюдалось. В тех количествах, чтобы обеспечить самодостаточность провинции.

Обещанные Дорошенко переселенцы не появились (у него самого на русское Левобережье население бежало), крымцы продолжали терроризировать округу. Дело дошло до того: перед Великой турецкой войной (в 1683 году) губернатору Подолья назначили дополнительное денежное вознаграждение за службу. Нонсенс для турецкой Империи, в правилах которой жалование чиновники получали с крестьян и налогов пожалованных им земель.

(Иллюстрация из открытых источников)

Не удалось реализовать и другую задумку визиря Кара Мустафы-паши. Спаять в единое военно-экономическое целое интересы Крымского ханства, правобережной Запорожской Сечи и «федерального центра». Создать вооружённый буфер по междуречьям Днестра, Южного Буга и Днепра. Содержать крупный военный контингент и гарнизоны было дорогим удовольствием. В 1681 году из 13 миллионов акче, необходимых для полноценного обеспечения войск в Каменце, — налоги и сборы самой провинции едва составили… 3% от нужной суммы.

Ситуация стала полностью безнадёжной экономически, когда в 1684 году поляки начали массовые депортации тысяч крестьян из региона. Таким образом подрывая любую возможность для гарнизона разжиться хоть коркой хлеба. Приходилось завозить всё из метрополии, от сена — до последней подковы. Крымское ханство начало свою политическую игру, казачье «государства Дорошенко» развалилось самостоятельно.

Однако четверть века не прошла бесследно для османского владычества в Причерноморье. Каменец надёжно прикрывал турецкие владения за Днестром от постоянных казачьих набегов и рейдов нищей польской шляхты. Сдача города стала ударом по обороне империи, срочно пришлось общую обороноспособность компенсировать крепостью Хотин. Не столь удобно расположенной стратегически на северных рубежах Османской Империи.

#история украины #османская империя #речь посполитая #ян собеский #польско-турецкие войны #крепость каменец-подольский #история #малороссия #запорожские казаки #история войн

Еще по теме здесь: История.

Источник: Как Украина могла стать мусульманской страной….

Написать комментарий