Закрыть ☒

Мидия накануне мятежа Кира Великого

«… Долгий период завоевательных войн в царствование Астиага закончился. Мидия включила в свой состав множество стран, находившихся на разных этапах развития государственности. Перед Астиагом стояла трудная задача государственного строительства, однако либо он с нею не справился, либо ему помешали её выполнить. Права и привилегии военно-родовой знати, состоявшей из потомков независимых мидийских владетелей, в соединении с огромным богатством, приобретённым в ходе войн, сделали мидийскую знать оппозиционной преобразованиям царя. Сильная централизованная власть, способная сохранить от распада огромную державу, могла существовать только в борьбе со знатью и её центробежными силами ...» И. Н. Медведская.

Другие статьи из серии "Первая Персидская Империя":

Как рождалась Персия

Легенда о Кире Великом

Другие статьи из серии "Мидийское царство":

Страна истинных арийцев

Время ариев

Гроза с Востока

Рождение Мидии

Мидийское царство, трудная дорога к победе

Начало завоеваний Мидийского царства

Мидия уничтожает «сердце Ассирии»

Завоевание Мидией Манны и Урарту

Уничтожение Скифского царства Мидией

Мидия после войны с Ассирией

Малая Азия накануне войны «за ассирийское наследство»

Война между Мидийским царством и Лидией

Карта Древнего Востока в середине VI в. до н.э.

К середине VI в. до н.э. Мидийское царство в результате целого ряда захватнических войн превратилось в могущественную империю. Процесс ее «возвышения», начавшийся приблизительно в 650 – 630 г. до н.э. с захвата урартских земель в районе Каспийского моря (подробнее ЗДЕСЬ: Начало завоеваний Мидийского царства), завершился заключением мира с Лидией в 585 г. до н.э. (подробнее ЗДЕСЬ: Война между Мидийским царством и Лидией). Внешняя экспансия Мидии продолжалась, с небольшими перерывами, около шестидесяти лет и сформировала общество, в котором практически каждый из «свободных граждан» был заинтересован в продолжение завоеваний. Так уж получилось, что все эти годы во главе Мидийского царства находился один и тот же человек – Киаксар, талантливый полководец и политик. Все победы Мидии, от завоевания Манны и Урарту до разгрома Ассирии, случились во время его правления.

Его наследнику – Астиагу трудно было бы сравниться с великим отцом, даже если бы он правил в более удачные для завоеваний времена. Его же правление началось с заключения мира с Лидией, после не слишком удачной войны, окончание которой практически совпало со смертью Киаксара. После этого на Ближнем Востоке на три десятка лет установился мир. Египет, Вавилония, Лидия и Мидия находились в зыбком равновесии, кое-как балансируя на грани войны и мира. В сложившейся ситуации Астиагу просто некого было завоевывать, все оставшиеся «бесхозными» после падения «ассирийского мира» земли были поделены еще при жизни его отца. Чтобы подмять «под себя» новые земли, нужно было рискнуть сломать установившийся порядок и вступить в схватку с одной, а может быть и с несколькими «великими державами» Ближнего Востока древности.

Не сохранилось никаких изображений, хотя бы приблизительно передающих внешность последнего мидийского царя Астиага. Так что будем довольствоваться иллюстрацией из старой детской книги. Художник Е. Медведев

Но Астиаг, судя по всему, не слишком подходил для подобных свершений. Мы мало что знаем о его жизни и личности, но можно предположить, что подобно многим другим отпрыскам сильных и властных отцов, он был скорее хорошим аккуратным исполнителем чужой воли, чем инициативным лидером и генератором смелых идей. Однако, другого царя у Мидии не было, и на протяжении тридцати двух лет Астиаг как-то справлялся, хотя, не смотря на отсутствие боевых действий с внешним противником, внутри царства шла постоянная и безжалостная внутренняя война. В это время явных противников по ту сторону границ у Мидии не было, и от этого «всплыли» и обострились все внутренние противоречия. «… великие завоевательные войны мидян, казалось, внешне и усилили Мидию, сделали ее могущественной и грозной державой, вывели на широкую дорогу развития рабовладельческих отношений, однако именно эти войны и были, собственно, началом конца, так скоро наступившего ...» И.Г. Алиев.

Свободные общинники Мидийского царства, основа его военного могущества и главный производитель сельскохозяйственной продукции

В начале завоеваний Киаксара Мидия была патриархальной страной, где господствовали родоплеменные обычаи и общественные отношения. В процессе строительства Мидийского царства патриархальному укладу был нанесен «первый удар». Возникла царская власть и связанные с ней общественные институты, появилась военно-служилая знать изначально оппозиционная родоплеменной аристократии. В процессе завоевательных походов мидийцы вышли далеко за пределы своего племенного союза и вошли в «тесное соприкосновение» с более развитыми как в экономическом, так и культурном, отношении странами. «… Победоносные войны, ведшиеся против цивилизованных государств тогдашнего мира, познакомили этот храбрый, воинственный, суровый, к тому же скромный в своей повседневной жизни народ с неслыханной, дикой роскошью, блеском и пышностью Ассирии и других стран Переднеазиатского Востока ...» И.Г. Алиев.

Иранский пахарь. Изображение с цилиндрической печати V в. до н. э.

Это не могло не повлиять на мировосприятие мидийцев, участвовавших в походах, то есть тех, кто составлял наиболее активную часть общества. Во время разгрома Ассирии были захвачены колоссальные материальные ценности, но военная добыча во все времена распределялась среди воинов в прямой зависимости от занимаемого ими места в иерархии. Поэтому ее основная часть оказалась в руках царя, его приближенных и племенной аристократии. В таких условиях сказочно обогатилась «военная аристократия» и та часть родоплеменной аристократии, которая сумела приспособиться к новым условиям существования. На фоне стремительного обогащения части мидийской знати, родовая демократия быстро превращалась в пережиток, и происходило резкое имущественное расслоение общества. Патриархальные устои военной демократии постепенно уходили в прошлое, и все более резкой становилась грань между свободными общинниками и знатью.

Мидия, «унаследовав» классовое общество от покоренных ей более развитых стран, переживала период «ломки» прежней структуры общества. При этом, частично разрушалось и мелкое индивидуальное сельскохозяйственное производство или, говоря проще, крестьянское хозяйство. Происходил обычный для Древнего Мира процесс появления крупных рабовладельческих хозяйств, с которыми одиночки-крестьяне не могли конкурировать. Этот процесс в Мидийском царстве еще не зашел далеко, и крестьяне-собственники земли продолжали оставаться основным источником сельскохозяйственной продукции, но тенденция уже наметилась. Разорение мелких собственников, как и везде, сопровождалось падением боеспособности «народного ополчения» и страны в целом.

Мидийский пехотинец, судя по достаточно дорогой одежде, для этого воина походы были удачными.

Обратите внимание: Аланы в эпоху Великого переселения народов.

Такое порой случалось даже с ополченцами, служа предметом зависти и рекламой завоевательной политики мидийского царя среди общинников

«… У мидян принят закон, по которому всякий бедняк, приходящий ради прокорма к состоятельному человеку и отдающий себя с тем, чтобы его кормили и одевали, считается как бы его рабом. Если принявший не предоставит того, что полагается, позволено уйти к другому …» Ктесий Книдский. Этот отрывок из «Персики» хорошо объясняет, каким образом происходило закабаление разорившихся крестьян. Потерявший в силу каких-либо причин землю общинник, лишался не только средств к существованию, но и своего места в социуме. Он больше не был членом общины, ведь она состояла из мелких землевладельцев. Он лишался своего места в строю ополчения потому, что не мог обеспечить себя экипировкой и потому, что больше не был общинником. «… в старой Мидии принадлежность к общине земледельцев была, очевидно, как и всюду в раннем рабовладельческом обществе, непременным условием существования полноправного гражданина …» И.М. Дьяконов. Без этого несчастный фактически превращался в бесправного изгоя и был вынужден, для приобретения хоть какого-то социального статуса, отдавать себя в рабство обеспеченному соотечественнику.

Знатные мидийцы, реконструкция

Разумеется, разбогатевшая на войне мидийская знать была заинтересована, чтобы таких «закупов» становилось как можно больше. В идеале, она с удовольствием превратила бы всех свободных общинников в некое подобие бесправных и безземельных рабов, обрабатывающих принадлежащую крупным землевладельцам землю. Но тут планы богатой аристократии вошли в противоречие с желаниями мидийского царя, и это стало одной из причин зреющего между ними конфликта. Астиагу не нужна была неконтролируемая олигархия, а в свободных общинниках он, вполне разумно, видел противовес аристократии и серьезную военную силу, необходимую ему самому и Мидийскому царству. «… В Мидии … было еще живо понятие «народа-войска», т. е. войска, непосредственно совпадающего с ополчением всего свободного населения ... в Мидии VI в. в формальном, сословно-юридическом отношении все свободное население охватывалось общим понятием «народа-войска». Среди «народа-войска» основную массу составляли еще, вероятно, свободные общинники-земледельцы, непосредственные производители материальных благ…» И.М. Дьяконов.

Между тем, в Мидийском царстве VI в. до н.э. уже получила развитие и была вполне «авторитетна» и другая часть военной силы иранской империи – профессиональное войско, составляющее личную «дружину» царя и несущее гарнизонную службу в крепостях. Руководство этих подразделений «постоянной готовности» в большинстве своем состояло из военно-служилой знати, хотя на уровне высшего командования различия частично стирались. Среди мидийского «генералитета» была представлена как разбогатевшая «военная аристократия», так и потомки племенных «царьков», сумевшие проявить себя во время многочисленных войн. Во времена правления Киаксара профессиональные воины служили верной опорой мидийского царя и готовы были своими мечами разрешать споры главы государства с племенными вождями и их прихлебателями. Отношения Астиага и военной элиты Мидии с каждым годом его царствования все больше усложнялись, при долговременном мире значение военных снизилось, к тому же отсутствие военной добычи вызывало у наемников тоску и дурные мысли.

Мидийский воин с семьёй. Художник Джорджио Альбертини

Мидийское царство в середине VI в. до н.э., несмотря на внешнюю мощь и монолитность, представляло собой настоящий клубок противоречий, где различные общественные силы сошлись в жестокой бескомпромиссной схватке. Аристократы – потомки племенных вождей, не сдерживаемые больше внешней угрозой, боролись за децентрализацию страны и возвращение утраченных привилегий. Вместе с примкнувшей к ним наиболее влиятельной и богатой частью «военной аристократии», родоплеменная «элита» пыталась захватить земельные наделы свободных общинников и низвести самих крестьян до уровня батраков «за еду». Военная «верхушка», вне зависимости от происхождения, жаждала победоносной войны и связанных с ней прибылей, с ней были солидарны воины-профессионалы и значительная часть общинников-ополченцев.

«… Внутренняя обстановка в стране в период правления Астиага несомненно значительно отличалась от таковой в предшествовавший период. В стране шла острая классовая борьба, о формах и масштабах которой мы можем делать только различного рода предположения. Эта борьба, судя по всему, теснейшим образом переплеталась с борьбой родовой знати против центральной власти — царя ...» И.Г. Алиев. И это только те процессы, которые происходили на территории «исторической Мидии», а ведь были еще присоединённые к ней в результате войн области, по своей площади превосходящие метрополию. Царь Астиаг, как мог, вертелся в этой паутине разнородных интересов, пытаясь не дать гигантскому «зданию империи» обрушиться. И чем дальше, тем труднее ему становилось находить союзников внутри собственной страны. Наверное, именно поэтому он согласился начать войну с Вавилонией, чтобы на некоторое время отвлечь своих противников от борьбы за власть. Но он опоздал, мидийская аристократия уже вынесла ему приговор и нашла замену в лице провинциального царя, недавно занявшего престол зависимого от Мидии Персидского царства.

Кир II Великий, таким он станет к концу своего правления

«… Борьба мидийской знати против царской политики закончилась ее победой и, согласно античной традиции, выдвижением на престол своего ставленника — царя маленького владения, которому, казалось, можно было диктовать свою волю. Им стал Кир из рода Ахемена. Если к тому же он был, как утверждает Геродот, сыном дочери Астиага, то формально кандидатура Кира устраивала не только мидийскую знать, но и более широкие слои населения, поскольку власть передавалась по родственной линии. Согласно Ктесию, Кир, чтобы выглядеть законным царем Мидии, даже женился на дочери Астиага Амитиде … необходимо подчеркнуть, что он (переворот) был совершен мидийской военно-родовой знатью, боявшейся потерять свою независимость в процессе централизации страны, и был поддержан армией, которая была недовольна прекращением завоевательных походов, обогащавших ее. Обе эти силы победили и продолжали господствовать в стране еще 200 лет …» И. Н. Медведская.

При подготовке статьи использованы следующие материалы:

"История Мидии" И.М. Дьяконов

"История Мидии" И.Г. Алиев

«Древний Иран накануне империй, (IX-VI вв. до н.э.): история Мидийского царства» Медведская И. Н.

«История. Книга первая. Клио» Геродот

Руины столицы Мидии Экбатаны, наше время

Другие статьи из серии "Первая Персидская Империя":

Как рождалась Персия

Легенда о Кире Великом

Другие статьи из серии "Мидийское царство":

Страна истинных арийцев

Время ариев

Гроза с Востока

Рождение Мидии

Мидийское царство, трудная дорога к победе

Начало завоеваний Мидийского царства

Мидия уничтожает «сердце Ассирии»

Завоевание Мидией Манны и Урарту

Уничтожение Скифского царства Мидией

Мидия после войны с Ассирией

Малая Азия накануне войны «за ассирийское наследство»

Война между Мидийским царством и Лидией

Больше интересных статей здесь: История.

Источник статьи: Мидия накануне мятежа Кира Великого.