Опасная разработка секретных служб КША для диверсионной войны

Мудрый Клаузевиц в своих работах сформулировал простой принцип выбора тактики: способ ведения войны напрямую зависит от наличия ресурсов. Ослабленный противник поэтому переходит к партизанской войне, быстрые и опустошительные набеги годятся для конных степняков, и только самый сильный противник может позволить себе генеральные сражения с привлечением огромной массы войск. По этой причине немцы в первой мировой отдали предпочтение строительству подводного флота, а армия Конфедератов, сопротивляясь Северу, постоянно старалась придумать некое супер-оружие, отличающееся дешевизной и разрушительностью. Так что среди их разработок встречаются любопытнейшие вещи.

Тем, кто читал воспоминания Сабурова, Медведева, Старинова и других мастеров диверсий времен второй мировой, должна быть знакома мина, замаскированная под кусок угля. Такие подкидывали в паровозные тендеры врага. Неизвестно, когда те сработают, но зато есть реальный шанс нарушить график грузоперевозок, что напрямую скажется на снабжении. Понятно, что развитие химии в ХХ веке дало военным мощные взрывчатые вещества. Что и позволило развить минное дело. Вот только угольную мину придумали почти на столетие раньше. Именно во времена войны Севера с Югом в далекой Америке.

Конфедераты, испытывая постоянную нехватку заводов, денег и металла, создали особую Секретную службу, которая заведовала шпионской сетью и организовывала диверсии, направленные против янки. В этом бюро числилось примерно 1200 человек, причем не из последних – большинство говорило на нескольких языках и неплохо разбиралось в технических вопросах. И в числе этих избранных был Томас Эджворт Кортней (или Кортни – вариант транскрипции), который был самым настоящим сыном английского графа. Правда, младшим из 6 сыновей, так что отцовское состояние и поместье ему никак не грозили. Оттого этот молодой англичанин уехал в Америку со своими безнаследственными братьями, чтобы попытать лучшей жизни. Братья осели на юге страны и занялись поставками местного хлопка на родину.

Опасная разработка секретных служб КША для диверсионной войны

Войну он встретил в соседстве с янки, но скоро по идейным соображениям уехал ближе к югу. И записался в армию, где попал в Секретную службу, в минное бюро, которое ведало всяческими разрушительными фейерверками. Что тогда было довольно сложной задачей, поскольку из взрывчатки имелся только черный порох. Вещество грозное, но не сильно мощное. И для серьезного бабаха требовавшее немалого расхода. Не имея серьезного бюджета, Томас решил изобрести нечто необычное. И результатом раздумий стала угольная мина – устройство, замаскированное под кусок угля с максимальным размером около 10 см.

Технология была проста. В качестве модели брался реальный кусок угля, по образу и подобию которого отливали пустотелую чугунную форму. В ней имелось отверстие, куда заворачивалась резьбовая пробка. Полость в мине заполняли черным порохом. Пробку плотно завинчивали, а мину покрывали расплавленным воском. Затем мину вываливали в угольной пыли. И получалась опасная игрушка, внешне неотличимая от куска угля.

Надо сказать, что большой эта мина не могла быть в принципе – куски топлива, скажем, в арбуз размером тогда не употреблялись. Так что заряд пороха выходил небольшим. Но это компенсировалось способом применения – котел парохода или паровоза испытывает колоссальные нагрузки (давление пара в то время могло достигать 10 атмосфер, хотя в большинстве случаев – 3-5), и любой взрыв в непосредственной близости от котла мог вызвать вторичный взрыв.

Опасная разработка секретных служб КША для диверсионной войны
Опасная разработка секретных служб КША для диверсионной войны

Учитывая, что котлы на пароходах взрывались довольно часто сами по себе, такая диверсия могла пройти совершенно незамеченной. Тем более, что эффект мог оказаться серьезным – пароходы при таких повреждениях часто тонули с многочисленными жертвами. Так что в мастерских минного бюро живо изготовили партию такого оружия.

Увы, чтобы объяснить своим резидентам, работающим в стане врага, суть новинки, был отправлен агент с подробным описанием угольной мины. И он по случайности попался северянам (те перехватили пароход южан, на котором перемещался связной) вместе с инструкцией. А поскольку в инструкции прямо говорилось, что мину нужно просто подбросить в бункер, откуда уголь затем попадал в топку, северяне попросту издали приказ, согласно которому эти самые угольные склады и загрузчики отныне требовалось тщательно охранять. Так что дебют не удался. Достоверно известно о взрыве такой миной парохода "Грейхаунд" (плавучий штаб, ни одного погибшего) и небольшой канонерки (28 жертв). И есть одиночное и очень спорное утверждение о диверсии на пароходе "Султана". На этом транспортном судне в момент катастрофы погибло свыше 1000 человек, причем большинство – освобожденные из плена южане, но при этом немало фактов говорит об иной причине крушения.

Опасная разработка секретных служб КША для диверсионной войны

В итоге после войны изобретатель мины отправился в Европу – торговать своей миной. Три года он пытался разбогатеть, но ничего выдающегося не добился. И в 1867 уехал снова в Америку торговать хлопком. А в Европе через несколько лет (в 1873), благодаря газетной публикации "Таймс", начался массовый психоз. В статье высказывалось мнение, что такую мину могут использовать недобросовестные коммерсанты для получения страховки или устранения конкурентов, и в итоге большинство кораблекрушений стали приписывать диверсиям с применением угольной мины. Даже сэр Артур Конан Дойл не избежал этого модного увлечения, посвятив мине отдельный рассказ ("Та маленькая квадратная коробочка" 1890 года).

Ни одного достоверного случая взрыва такой мины на судах мирного периода нет. Но в первую мировую войну такую или подобную мину на вооружении имели все воюющие стороны. Правда, такая популярность оружия изобретателя не обогатила – он умер в 1875.

× Поддержите подпиской наш телеграм-сайт: @battlez