Наполеон на суше, как известно, долго не встречал себе равных. А вот на море у него дела как-то не клеились. Что сулило серьезные неприятности растущей империи. Просто на заре наполеоновских войн Англия крепко конфликтовала с бывшей колонией – Америкой. Чтобы ослабить давнего противника, Франция усиленно поддерживала заморского бунтаря. А американцы, в свою очередь, снабжали французов продовольствием. Что для страны в условиях плотной блокады можно считать жизненно необходимым – Франция крепко недоедала.

Англичан, понятное дело, такое сотрудничество раздражало, и они ему по мере сил старались вредить. Для чего регулярно направляли довольно плотные группы на перехват. Ну а Франция, ясное дело, в свою очередь старалась отбить свои конвои у британцев, да еще и перехватить чужие – все же Британия во все времена зависела от колониальных поставок. В результате сложилось постоянное соперничество, выражавшееся в больших и малых стычках по любому поводу. И тут фортуна капризничала то и дело. Хотя, чести ради, стоит отметить, что французам доставалось чаще и больше.

Почему британцы надолго запомнили славное первое июня

Весной 1794 года из Америки во французский Брест вышел огромный конвой с хлебом. Естественно, британцы пожелали его перехватить. Что никак не входило в планы французов. И для решения этого вопроса каждая из сторон направила в Атлантику эскадры. Англичане патрулировали довольно большой участок моря, французы стремились если не отогнать их силы, то хотя бы отвлечь. На беду французов численный и качественный перевес все же был не на их стороне.

Противники нащупали друг друга в самом конце весны. Сначала случилось несколько стычек малыми силами и жиденьким обменом залпами, которые ни к чему не привели. Потом эскадры пошли параллельными курсами, не стараясь активизироваться – на двое суток спустился туман, изредка продираемый порывами ветра. Англичане располагали 34 линейными кораблями, французы выглядели пожиже – 26 серьезных вымпелов. 

В первый день лета с самого утра туман ушел и началось основное сражение в 300 милях к западу от Бретани. Медлить не могли ни те, ни другие – вот-вот должен был подойти конвой. Соответственно, британцы жаждали его перехватить, а французы – встретить и обезопасить.

Почему британцы надолго запомнили славное первое июня

По плану английского адмирала Хау требовалось прорвать линию французов и навязать им бой каждого с каждым – тогда бы численное превосходство использовалось максимально. Но часть капитанов не разобрали сигналов флагмана, а часть не смогли прорвать строй противника. И в результате вышла всеобщая свалка без всякого генерального плана. 

Конечно, французы и без того имели мало шансов на победу. Но и потери англичан могли оказаться куда ниже. По итогу французы заявили о потере 7 кораблей (один затонул, 6 – трофеи англичан) и 3.5 тысяч человек убитыми и ранеными. Англичане потеряли массу рангоута и ни одного корабля, их убыль в экипажах – немногим больше тысячи. Ободранные остатки французов с трудом уковыляли в Брест. Англичане их преследовать не стали – резервов на это не осталось и у них.

Любопытен итог склоки. Собственно, по факту французы проиграли с разгромным счетом. Отчего британцы и сегодня вспоминают "славное первое июня". Тогда они крепко поверили в свои силы, и волны уверенного патриотизма, возникшей после победы, хватило с запасом на несколько последующих лет. Но, с другой стороны, караван-то с провиантом до цели пробрался без потерь. Чем заслуженно годятся уже французы. Что не помешало им искать реванша. Правда, не так уж и удачно.

Почему британцы надолго запомнили славное первое июня

В середине осени англичане увели эскадру на зимовку. Оставались только слабые заслоны на торговых путях, дожидавшиеся припозднившихся торговцев. И вот тут французы рискнули вывести в море объединенный отряд из 9 вымпелов. Которые 6 ноября того же 1794 года наткнулись на два типовых 74-х пушечника под командованием капитанов Блая и Гамильтона. И тут англичан могло спасти только чудо, которого не произошло.

× Поддержите подпиской наш телеграм-канал: @battlez

Англичане разделились, и началась игра в догонялки. Блай не смог уйти и после непродолжительного боя в полдень сдал свой сильно поврежденный корабль. Гамильтон же ушел, зло огрызаясь на преследователей. Получился своеобразный реванш, о котором французы много трубили – корабль Блая на следующий год уже ходил под трехцветным флагом. Ну а англичане… Собственно, они и не заметили этой потери – слишком незначительной она казалась в тот момент.

Обязательно делитесь статьей и ставьте "пальцы вверх", если она вам действительно понравилась!
И не забывайте подписываться на канал - так вы не пропустите выход нового материала