Почему Тюленев не стал маршалом
фото из открытых источников

Как вы, наверное, знаете, только три командующих фронтами не стали маршалами Советского Союза, это Тюленев, Петров и Пуркаев. Любимец Сталина Петров оступился в самом конце войны, неудачно проведя наступательную операция в Чешской Силезии (о нем вскоре мы будем рассказывать подробно в отдельных статьях), Пуркаев командовал фронтом уже на войне с Японией, а что же случилось с первоконником Тюленевым, которого активно продвигали Буденный, Тимошенко и Ворошилов?

В 1940 году Тюленев вместе с Жуковым и Мерецковым первым получил звание геренала армии, он вошел в высшую этиту РККА и никто не мог предположить, что это звание для него окажется потолком, верхней планкой, которую он не сможет преодолеть.

В начале войны по время боев за Украину генерал Тюленев не смог себя как-то положительно проявить и даже навлек гнев Сталина, но получил тяжелое ранение под Днепропетровском, на несколько месяцев выбыл из строя и не попал под горячую руку, а потом был направлен на Урал восстанавливать здоровье и заниматься подготовкой резервов для армии. Вернулся на войну он командующим Закавказским фронтом.

В конце августа 1942 года Берия добился обьедиения сил Северо-Кавказского и Закавказского фронтов, однако образованная Северная группа войск, по главе которой был поставлен его человек генерал пограничник Маленников фактически не подчинялась командованию фронта. Тюленев безуспешно жаловался в Ставку:

Как командование, так и штаб группы в силу каких-то причин считают совсем необязательным для себя докладывать Военному совету, штабу фронта о своих намерениях. Больше того, производя важнейшие перегруппировки войск, штаб группы, ссылаясь на прямые указания командующего группой, отказывается доносить в штаб фронта о передвижении и задачах дивизий.

На предложения же Тюленева передать в его подчинения войска НКВД, чтобы обеспечить единоначание и укрепить силы Закавказского фронта Берия отвечал матом. Много лет спустя, уже после ареста Берии генерал Тюленев с удовольствем дал против него развернутые показания, в которых, среди всех прочих подробностей, заявлял:

Берия ставил себе в заслугу то, что якобы благодаря принятым им мерам, немцы были остановлены на перевалах Главного Кавказского хребта. На деле же оказывалось совсем обратное.
Будучи в Ставке главнокомандования вместе с JI. И. Кагановичем, я вновь поставил перед Ставкой вопрос о передаче в распоряжение командования фронта хотя бы части войск НКВД. И. В. Сталин одобрил мою мысль, но присутствовавший при этом Берия резко воспротивился этому, допускал грубые выпады в адрес командования Закавказского фронта. Из 121 тысячи войск НКВД, которые в большинстве своем бездействовали, Берия согласился передать в распоряжение Закавказского фронта всего лишь 5-7 тысяч и то по настоянию И. В. Сталина.

Насколько прав был здесь Тюленев, мы рассказем отдельно, прямо сейчас мы готовим материал ороли дивизий НКВД в битве за Кавказ. Несмотря на все эти ньюансы Закавказский фронт смог остоять Кавказ и не пустить немцев через горы к бакинской нефти. Тем не менее, отношения Тюленева и Берии были испорчены навсегда.

Почему Тюленев не стал маршалом
Тюленев и Каганович во время битвы за Кавказ, позднее Каганович ничем не мог помочь Тюленеву, таккак сам подвергся резкой критике со стороны Берии

В самом начале 1943 года советское командование решило встречными ударами Южного и Закавказского фронтов окружить и уничтожить вермахт под командованием Клейста на Кубани, не позволив ему уйти с Кавказа. Это распоряжение Ставки было настолько оторванно от реальности, что позднее маршал Гречко в свои мемуарах, посвященных битве за Кавказ дал развернутую цитату из воспоминаний самого Тюленева:

Получив такой приказ, мы с Иваном Ефимовичем (генерал-лейтенант И. Е. Петров, командующий Черноморской группой войск. - Авт.) крепко призадумались. Но время не терпит, сидеть сложа руки нельзя, и началось то, что мы с Петровым называли "вариантной лихорадкой". Вариант за вариантом выдвигался то мной, то Иваном Ефимовичем и после горячего обсуждения браковался. Все они и с военно-теоретической и с практической точки зрения оказывались нереальными. И в самом деле, Ставка поставила нам невероятно трудную, если не сказать, невыполнимую задачу.

К сожалению, чудо не случилось, Тюленев и Петров не смогли выполнить приказ Ставки. За отспуление с Кавказа фон Клейст получил от Гитлера звание фельдмаршала, а военная карьера Тюленева закончилась. Не вызывает никакого сомнения, что здесь не обошлось без участия ненавидевшего его Берии. Тюленев больше не принимал частия в войне, его оставили в Закавказье командовать остатками фронта и советскими частями в Иране, а после окончания войны почти сразу же отправили в "райскую" группу инспекторов. Звание Героя Советского Союза за оборону Кавказа он получил только в 1978 году в самом конце жизни из рук Брежнева.