В новой научной статье ученые утверждают, что то, как клетки растений посылают сигналы, все же нельзя сравнить с работой нервной системы животных.

Если уж мы что-то и узнали о химии растительного мира за последние несколько десятилетий, так это то, что растения намного более динамичны, чем мы думали.

Они чувствуют и реагируют на звуки: от приятного жужжания опылителя до опасного чавканья травоядного. Они реагируют и на прикосновение, причем некоторые из них откровенно его ненавидят. Растения могут общаться друг с другом. Они реагируют на анестетик. И у них, возможно, даже есть возможность помнить.

Но затраты энергии, замедление роста и изменение ботанических гормонов — это не эмоции.

Растения всё же не обладают сознанием, считают ученые
Кадр из фильма “Магазинчик ужасов” ()(The Geffen Company)

С начала 2000-х продолжается спор о том, где лежит граница между естественной реакцией растений на раздражители окружающей среды и чем-то вроде растительной неврологии. У этого сравнения есть границы. А очеловечивание — самая большая угроза объективности в изучении природы.

В случае с растениями приписывание им даже животных характеристик — тоже большая угроза. В ходе эволюции растения и животные развили разные стратегии выживания. Мозг — очень энергозатратный орган, и растениям он не нужен.

Да, действительно у растений есть механизмы коммуникации, передачи сигналов не только между клетками одного растения, но и от растения — к другому растению. Но нужно перебороть соблазн сравнивать их механизмы с механизмами животных.

Например, циркулирует идея сравнения растений с “роевым интеллектом” — тем, что мы наблюдаем у муравьев и пчел. Да, на самом базовом уровне поведение растения — это координация его клеток и тканей, вроде того, как поведение роя — это кооперация отдельных пчел. Но на этом всё, аналогия разрушается. Пчелы могут в любой момент покинуть рой, клетки же на такое не способны. Также в рое намного более высок генетический конфликт между членами, что играет роль в размножении.

Но это еще не самое опасное сравнение. Намного опаснее идея, что у растений есть сознание.

У философов в этом плане была большая фора, в несколько веков, но они так и не придумали, что считать сознанием. Современные неврологи тоже испытывают проблемы с определением того, где в организме “хранится” сознание.

Если уж не всех животных с настоящими нервными сетями мы считаем существами с сознанием, зачем допускать такое сравнение у растений, у которых нет ни нейронов, ни мозгов?

Дальнейшие исследования, возможно, заставят нас когда-нибудь пересмотреть такое отношение. Но на данный момент у нас нет доказательств их разумного поведения, а все эксперименты, его “подтверждающие”, содержат те самые ошибки суждения (очеловечивание).


Статья была опубликована в
Trends in Plant Science.