Удивительные и загадочные воины и металлурги севера Евразии или Сейминско-Турбинский транскультурный феномен

Да, да, феномен. Именно так назвали это явление обычно не склонные к эмоциям археологи. Не "археологическая культура", не "комплекс памятников", а "фе-но-мен", да еще и "транскультурный". И это действительно удивительное и загадочное явлении в истории раннего бронзового века Евразии.

Навершие бронзового кинжала из могильника Ростовка.

Конец 3-го и первая половина 2-го тысячелетия до н. э. в Евразии было весьма бурное время. В степях и лесостепях во все стороны вовсю распространялись ирано-арийские племена. Именно тогда ими была создана знаменитая "страна городов", где были основаны Аркаим, Синташта и другие крупные поселения. Да и другие сходные археологические культуры появились именно в это время - катакомбная, абашевская, петровская... Это было интересное время.

Однако севернее, в лесной и таежной зонах происходили не менее увлекательные события и , на самом деле, гораздо более загадочные. С 20-21 по 17-15 века до н. э. в Северной Евразии появляется ряд уникальных археологических памятников. Комплекс этих памятников и называют сейчас Сейминско-Турбинским транскультурным феноменом.

Географические и археологические особенности

Дело в том, что памятников относимых к этому кругу очень немного и разбросаны они на огромных территориях и очень далеко друг от друга, от Алтая до Финляндии.

Включают в этот феномен 5 крупных могильников и одно жертвенное место - Ростовка, Сатыга, Турбино, Сейма, Решное и Канинская пещера. Кроме того много отдельных находок, которые считают малыми или условными могильниками. Все они расположены далеко друг от друга, но считаются одним культурным комплексом.

Надо обратить внимание еще на одну географическую особенность - все крупные могильники расположены местах слияния крупных рек, Иртыша и Оби (Ростовка), Камы и Чусовой (Турбино), Волги и Оки (Сейма). И почти все находятся близко к границе леса и степи. Но почему их все-таки объединяют при таком территориальном разбросе.

Здесь все просто. Во всех этих памятниках абсолютно однотипный и синхронный металлический инвентарь. Причем уникальный. В основном это оружие, причем однотипное - вильчатые копья, кинжалы, топоры-кельты.

Оружие из Сейминского могильника.

Ну и конечно технология. Как ни удивительно это прозвучит, но сейминско - турбинское оружие сделано по уникальной и передовой для той эпохи технологии тонкостенного литья. Таким мастерством на тот момент обладали только в зоне древних цивилизаций на Ближнем Востоке и Греции.

Даже их близкие соседи из Аркаима и близко не подошли к созданию орудий такого качества (о возможных контактах ариев из Аркаима и турбинцев можно посмотреть здесь). Кроме того в единый комплекс эти памятники объединяет и собственно металл из которого они изготовлены.

Это оловянистая бронза. Но ведь ближайшее олово в Евразии это на Алтае. И да, все олово сейминско - турбинских орудий имеет алтайское происхождение. Можно было бы предположить, что все орудия привозные с Алтая, но дело в том, что в большинстве случаев они сделаны на месте, из местной меди и только присадки олова с Алтая. То есть везли только само олово, а делали уже все на месте. Так же есть достаточно много орудий сделанных и без применения олова с востока. Просто из меди или мышьяковой бронзы, но того же сейминско - турбинского типа. Особенно такого много в Турбинском могильнике.

Изделия из Турбинского могильника (г. Пермь)

Однако кроме металлургии есть и несколько других удивительных особенностей. В этих могильниках захоронены исключительно воины и весь инвентарь состоит из бронзового оружия. Всего остального, типа керамики и каменных орудий, очень мало и они крайне невыразительны.

Из этого вытекает первая загадка - памятники сейминско - турбинского типа практически никак не связываются с поселениями местных археологических культур. Причем зачастую они синхронны и располагаются рядом.

Обратите внимание: Все статьи канала "История и культура Евразии" за 2019 год.

Однако в этих поселениях не обнаружено никаких металлов, тем более орудий изготовленных по передовым технологиям

Погребальный обряд тоже не отличается разнообразием, в основном, за редкими исключениями, это кенотафы (погребения без тела). Кстати это вполне соответствует обряду местных синхронных культур - например, Волосовской или Гаринско-Борской. Интересно, что в самом восточном могильнике - Ростовке - чаще все-таки трупоположения и это также соответствует местным культурам.

Вот все это вместе взятое и привело к названию "сейминско - турбинский транскультурный феномен". Просто ничего соответствующего этому явлению в научной терминологии нет.

И естественно, что вопрос о происхождении этих памятников до сих пор является дискуссионным. На сегодняшний день существует три гипотезы. Одна из них является фактически общепринятой, хотя с большими оговорками и весьма условно две известные только специалистам.

Происхождение

Первая и главная гипотеза достаточно проста. Миграция - вот ее суть. Согласно данной версии племена оставившие нам эти могильники пришли с востока, с Алтая и Прибайкалья.

В основном это опирается конечно на металл. На восточное происхождение олова, уникальную технологию и то, что в восточных памятниках крайне редки вещи сделанные на западе, а вот в западных довольно часты изделия изготовленные полностью на востоке. Хотя парочка изделий из прикамской меди найдена и в восточной Ростовке.

Однако есть тут и слабые места. Дело в том, что все турбинские памятники и находки практически синхронны и выделить среди них исходны элемент практически невозможно. Более того, самый крупный из восточных памятников - Ростовка - скорее всего и самы поздний. Хотя конечно разница там не значительная. К тому же турбинские памятники никак не связываются с алтайскими и прибайкальскими местными культурами.

Согласно второй гипотезе все эти памятники сугубо местного происхождения, автохтонные, и относятся к местным археологическим культурам разным в каждом случае - волосовской, гаринской и другим.

Основывается она на крайне немногочисленной керамике и погребальном обряде. Однако эта гипотеза никак не объясняет происхождение и своеобразие металлического инвентаря. Тем более, что в поселениях местных культур его просто нет.

Третья версия в какой-то мере объединяет первые две. Согласно этой гипотезе каждый конкретный памятник оставлен местным населением, но происхождение металла и технологий восточное. А само явление носит не этнический характер, а скорее социально - экономический и политический.

То есть имеется ввиду, что в какой-то момент , в связи с бурным расселением ирано-арийских племен, для жителей севера возникла непосредственная угроза и лесные народы перешли на иной уровень взаимодействия и консолидации. То есть возникла некая социально-политическая и экономическая общность для отражения угрозы с юга. Тем более что такие контакты со степными племенами имели место. Основана эта гипотеза на анализе географического расположения памятников и случайных находок, а также на анализе погребального обряда и инвентаря. Могильники -то все воинские.

Ну и конечно надо сказать, что все три гипотезы в одном сходятся - сеймо-турбинцы представители именно коренных народов леса и тайги и , скорее всего, являются предками финно - угорских народов.

Вот такие вот воины и металлурги Северной Евразии.

Источники

Черных Е. Н., Кузьминых С. В. Древняя металлургия северной Евразии. Москва. 1989

Тавризян М. В. Сейминско-турбинский феномен как социально-политическое явление. В кн. Археология и этнография среднего Приуралья. Березники. 2001

О. Н. Бадер. Могильники турбинского типа и их связь с поселениями. «Археологический сборник» Государственного Эрмитажа, № 6. Л., 1964.

#история #наука #археология #история евразии #сейминско - турбинский феномен

Еще по теме здесь: История.

Источник: Удивительные и загадочные воины и металлурги севера Евразии или Сейминско-Турбинский транскультурный феномен.

Написать комментарий