Закрыть ☒

Что почитать? Попаданцы. ВОВ.

Всем доброго времени суток!

Увлекаетесь военной литературой? Нравится читать про попаданцев?

пенталогию "Переиграть войну" автор Артем Рыбаков.

Что почитать? Попаданцы. ВОВ.

Группа единомышленников, увлекающихся военной историей приезжает в Белоруссию на большую реконструкцию. Немного о героях гниги:

"Пока мы Люка с бараном ждем, я вам представлю всех участников дебоша.
Командиры наши:
ШураРаз, позывной – «Фермер». Майорармеец в отставке. Любит нас «строить», и мы ему за это благодарны. Не дает он, знаете ли, действу окончательно в пикник превратиться. Именно его стараниями у нас и не принято действовать в экипировке «паркетного» страйкера: два магазина на триста шариков и шоколадка в кармане плюс кэмелбэк с пивом за спиной. Таскаем и веревки, и шанцевый инструмент, и паек на три дня. Прозвище получил за основательный подход и спокойную рассудительность. Терпеть не может бардак и разгильдяйство.
ШураДва, позывной – «Бродяга», виртуоз и ас «мочилова в сортире». С пистолетом – Бог. Но старость – она, конечно, не радость. Поэтому мы его золотые руки и бриллиантовую голову используем не только как подставку для каски. Он у нас больше по управляемым МВЗ да радиоборьбе. Ну, еще и как кладезь «маленьких советов» и «домашних заготовок». Прозвище получил еще «там», лет двадцать назад.
ШураТри, он же Люк (не, не тот, что в канализацию ведет, а который Скайуокер). Капитан из вэдэвэшной разведки. Как по кустам поползать и «языка» привести – это к нему. Вот только страйкболисты в плен плохо сдаются – «смерть» здесь игрушечная, так что они в «рэмбов» до последнего играют, а методы «непосредственного физического воздействия» правилами запрещены.
Серега. Среди страйкбольной кодлы известен как Док. Наше все! И пошутить, и закопать. В миру – скромный КМНстоматолог. После того как в его «нежных, но цепких лапах» перебывало полкоманды, носит почетное звание «наш Менгеле». Хотя «зубнюк» действительно классный. Вечное хобби – военнополевая хирургия. Балагур и весельчак, хотя юмор иногда специфический, с отчетливым душком прозекторской.
Вано. Откликается на погоняло «Казачина». Весел и рукаст. Мастер изготовления похлебки из требухи и взрывателей. Буквально на каждом выезде презентует команде новую «цацку» натяжного, нажимного или еще какого действия. В свободное от «войны» время снимает документальное кино.
Алик. Он же «Дохлая башка» (от официального позывного «Totenkopf»). Один из немногих в команде германофилов. Слегка знает немецкий. Надежный товарищ. Как лирическое отступление, скажу, что команда наша «моделирует» бундесвер. Ну, нравятся нам эти мелкие пятнышки, нравятся! Да и германец всегда противником серьезным был, не то что пиндосы какие. Полным прозвищем мы его обычно не называем, используя сокращенную версию «Тотен».
Игорь Пак, по прозвищу… Да зачем ему с такой фамилией прозвище? Разве что Ким Ир Сеном называть… Человек он у нас в команде новый. Если честно, он официально еще не в команде, так – неофит. Годик на птичьих правах побегает, мы к нему за это время присмотримся и вердикт вынесем – гож он нам или негож. Вообщето мы с Игорем вместе работаем, он раньше в пейнтбол серьезно играл, но услышал както раз в курилке мои рассказы и загорелся! Пока, правда, от пейнтбольных замашек не отошел: все ему побегатьпострелять охота, да и без судей на поле некомфортно себя чувствует. Слышал я, как он коллегам про свой выезд с нами рассказывал: «Идем вчетвером в патруле… Ну, Антоха, я и еще парочка парней из команды… Тут в кустах затрещало чтото, я поворачиваюсь на звук, а когда назад развернулся, вижу – а я в поле один стою. Наших – как не бывало! А из травы ктото зло так шипит: „Ложись… Ложись…“ Как и когда они все заныкались, я даже не заметил!»
Ну и ваш покорный слуга. Зовут меня Антон, а позывной – «Искусник» или «Арт». Изначально прозвище было гораздо длиннее, но в процессе радиопереговоров редуцировалось до одного слога. Натура я тонко чувствующая, к рефлексии склонная. Музыку, опять же, классическую люблю. Но прозвали меня так не за это, а за любовь к другим искусствам, боевыми именуемым. Ножики всяческие люблю до дрожи. Особенно камрадам нравится, что я ножики из резины плотной, правилами разрешенные, кидаю направо и налево, а когда супостат вопить начинает, что, дескать, «плашмя ударило» или «ручкой стукнуло», в руке у меня железный появляется и, отправившись в недолгий полет к какомунибудь ближайшему дереву, всегда втыкается. Док говорит, что я владею «искусством убеждения». Срочку я оттянул в славных погранвойсках, но ни ордена, ни даже медали завалящей не добыл. Скажу честно, я даже нарушителя живого ни разу не видел (ну, не считать же ту толпу в пять сотен турок, что тогда через пропускной пункт в девяносто первом ломанулись, за нарушителей? Нам так и сказали: «Это не нарушители! Огня не открывать!» И отмахивались мы тем, что под руку подвернулось. Я лично – скребком, которым мостовую ото льда чистят). В обычной жизни занимаюсь тем же, чем и Казачина, то есть развлекаю народ движущимися картинками."

Что почитать? Попаданцы. ВОВ.

В целом группа состоящая как из профессионалов, так и из обычных, но увлеченных людей.

Просто шикарные вставки документов, реальных сводок с фронтов, использование реальных фактов делает эту книгу очень интересным и захватывающем.

Книгу скачал в свободном доступе.

Если Вас что то заинтересовало заходите и читайте t. me /knigi_fantasy.

Больше интересных статей здесь: История.

Источник статьи: Что почитать? Попаданцы. ВОВ..