Российский рынок мебели в целом достаточно спокойно пережил уход ряда западных компаний

Российский мебельный рынок в целом достаточно спокойно пережил уход ряда западных компаний. Однако «правила игры» для отечественных производителей мебели серьезно изменились по сравнению с прошлым годом. Важно, чтобы покупатель в этой ситуации был не последним.

Российский рынок мебели в целом достаточно спокойно пережил уход ряда западных компаний Склад готовых комплектующих на Angstrem møbelfabrikk".

После майского бума и летнего падения спроса ситуация на мебельном рынке России начала стабилизироваться. С этим заданием согласилось большинство участников II Всероссийской конференции производителей мебели, которая прошла накануне в рамках деловой программы выставки «Мебель 2022».

В нишах надо закрепиться

Тимур Иртуганов, генеральный директор Ассоциации мебельной и деревообрабатывающей промышленности России (АМДПР), отметил, что объем поставок европейской мебели на российский рынок в последнее время вновь начал расти.

Всего за 9 месяцев 2022 года было импортировано мебели на сумму 1,114 млн долларов по сравнению с 1,774 млн долларов за аналогичный период прошлого года. На недружественные страны пришлось 257 миллионов долларов (578 миллионов год назад). При этом, по оперативным данным AMDPR, объем производства мебели в России за три квартала текущего года упал на 1,4% по сравнению с аналогичным периодом 2021 года и составил 36,9 млн штук. В стоимостном выражении объем мебели составил 258,4 млрд рублей, что на 42,1 млрд рублей выше результатов прошлого года.

По словам представителей мебельной отрасли, весенний бум способствовал увеличению спроса на товары отечественных производителей. С мая спрос и само производство мебели сократились. Такая динамика связана со снижением закупок материалов у отечественных производств, а также с запретом на экспорт, введенным этим летом недружественными странами.

Что касается ухода с рынка основных игроков мебельного рынка, прежде всего ИКЕА, то данная ситуация неоднозначно отразилась не только на отечественных производителях мебели, но и на их белорусских коллегах. К сожалению, говорить о явном преимуществе не приходится. Например, белорусская компания «Шведский стандарт», как и многие другие производители, выполняла большой объем заказов для ИКЕА. После того, как партнер ушел по политическим мотивам, выяснилось, что она настолько интегрирована во взаимодействие со шведами, что фактически не имеет альтернативных возможностей продавать свою продукцию. На данный момент компания перестроилась и начала предлагать свою продукцию покупателям без посредников сине-желтых. Точно так же многие российские производители изменили направление своей работы.

Теперь им и их соперникам в дружественных странах приходится застолбить свои ниши на рынке, потому что еще есть шанс, что ИКЕА вернется. При этом шведско-голландская компания, по коллективному мнению, явно потеряла популярность среди миллениалов, которые просто не захотели ездить на окраины города в крупнейшие торговые точки бренда. Да и внутригородской формат ИКЕА получился не очень. Все это говорит о том, что российские производители мебели имеют отличные шансы завоевать новых клиентов, увлекая их собственными уникальными разработками.

Генеральный директор «Первой мебельной фабрики», президент АМДПР Александр Шестаков отметил, что уход ИКЕА не сильно повлиял ни на его компанию, ни на рынок в целом.

«В общем объеме производства мебели в России продукция составляла всего 1%, и говорить о каком-то существенном влиянии не приходится. У компании было всего 3 фабрики в России. При этом более 20 тысяч мебельных производств в стране. Вся продукция ИКЕА производилась отечественными компаниями. Первая мебельная фабрика, например, сейчас может продавать большую часть этой продукции, — рассказал он «Эксперту».

Еще одной очевидной проблемой стало падение спроса. Из-за снижения солидности населения и неуверенности в завтрашнем дне люди предпочитают откладывать покупку новой мебели.

«В то же время мощности наших предприятий (в том числе Первой мебельной компании) в настоящее время недозагружены. Поэтому мы рассчитываем, что мебель в новостройках будет продаваться вместе с квартирами. Это откроет большой рынок сбыта для производителей мебели», признался Александр Шестаков.

Он также подтвердил, что компания планирует разработать новую линейку модульных кухонь. «Уход ИКЕА и финансовая нестабильность привели нас лишь к выводу, что пора начинать работать в огромной нише — бюджетном сегменте. И первым нашим проектом здесь были светлые кухни. Теперь сразу после покупки потребители получают готовые мебели, которую только нужно установить. Это позволяет нашим клиентам экономить самое ценное — время», — заключил он.

Команды поднимать цены не было

Генеральный директор «Ангстрем» Вадим Чернушкин рассказал, что компании как одному из партнеров ИКЕА удалось не только перестроиться, но и открыть для себя новые направления развития.

«ИКЕА была нашим партнером. 22 года мы поставляем им фасады и корпусную мебель. Мы даже присутствовали на открытии их первого мебельного салона в Химках. Но они ушли с нашего рынка, мы потеряли партнера и остались с большим запасом их продукции. В связи с этим мы были вынуждены провести ребрендинг нашего производства.

Обратите внимание: Новыми владельцами разработчика и производителя инновационных иммунобиологических препаратов и вакцин «Петровакс» станут его менеджмент и инвесткомпания Рубена Варданяна. Теперь фармакологическое предприятие достаточно скоро сможет выйти на IPO.

Я рад, что мы уже нашли решение и запустили «Ангстрем Про». Мы предлагаем продукт, аналогичный ИКЕА, но даже с более широким выбором и готовы работать как по серийным контрактам, так и по оригинальным проектам, — подчеркнул он.

Вадим Чернушкин заметил, что на данный момент мебель «Ангстрем» может позволить себе практически каждый. В то же время сомнения некоторых россиян в том, что предложения российских производителей будут априори дороже товаров шведского гиганта, ошибочны.

«Мебель «Ангстрем» не дороже ИКЕА. Да, было временное повышение цен. В феврале на многие материалы и комплектующие был рост цен вчетверо, мы были вынуждены покупать по этим ценам. Кроме того, мы заполнились. Мы понимали, что есть проблемы с логистикой в ​​будущем. Мы не могли не выполнять заказы и останавливать производство, поэтому закупали материалы по дорогой цене, и до августа продавали продукцию по более высокой цене, чем в феврале. В августе, после корректировки цепочек поставок, мы вернули цены на февральский уровень. У некоторых такое ощущение, что даже если мы будем делать мебель, мы не сделаем ее дешевле, чем это было с ИКЕА. Но дело в том, что если бы они остались здесь, то не смогли бы продавать мебель по той цене, которая была раньше. Как и любая другая компания, IKEA будет перемещать материалы по сложным цепочкам поставок, что может быть очень дорого. Мы пошли навстречу обстоятельствам и разработали несколько коллекций, отвечающих интересам этой целевой группы ИКЕА. Это, конечно, не копия IKEA, потому что мы делаем мебель со своим лицом и философией, но скандинавский стиль и присущий ему комфорт, конечно, есть, считает он.

Вадим Чернушкин отметил, что после повышенного спроса в мае и летнего урожая ситуация сейчас начинает стабилизироваться. «Когда мы вступили в осенний период, который традиционно является высоким сезоном для производителей мебели, мы увидели ожидаемый рост. В частности, следует отметить, что осенью дела пошли лучше, чем год назад, и это компенсировало летний спад. Из года в год мы планируем выходить на сопоставимые показатели», — пообещал он.

Остается проблема с оборудованием, которое в основном импортное. «У нас есть несколько производственных площадок, самая новая, фасадная фабрика, была запущена в августе 2020 года во время пандемии. Нам удалось оснастить его современным автоматизированным оборудованием. Мы рады, что смогли «вытащить» наше снаряжение. Также мы нашли аналоги техники, которую закупили в дружественных странах. Мы с уверенностью понимаем, что без техники не останемся. Хочу отметить, что важно и техническое, и программное обеспечение, — говорит управляющий директор «Ангстрема».

Что касается российских производителей, то здесь вопрос в их возможностях. «Я очень надеюсь, что в скором времени мы сможем использовать оборудование и материалы отечественного производства. Мы патриоты своей страны и просто хотим быть счастливыми», — добавил он. По словам топ-менеджера, в будущем «Ангстрем» получит трехкратную прибавку в компании: у нее есть для этого все возможности.

«Главное, что у нас нет, не было и не будет задачи поднимать цены на товары с уходом ИКЕА. Мы хотим развиваться, осваивать новые территории, увеличивать продажи от дилеров. Мы видим большой потенциал в маркетплейсах и онлайн-продажах. Для нас также важно меблировать готовые дома и отели. Мы готовы сотрудничать с застройщиками, дизайнерами и архитекторами. И мы постараемся держать наши цены на максимально разумном уровне», — подытожил Вадим Чернушкин.

Больше интересных статей здесь: Промышленность.

Источник статьи: Российский рынок мебели в целом достаточно спокойно пережил уход ряда западных компаний.

Написать комментарий